Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты

Бардаш: "В 2017 году я ушел в лес и сидел там 44 дня. Один"

Youra дал интервью украинскому ютуб-каналу "Ісландія". Получился мощный разговор о родине, болезненных травмах и способах обрести мир в душе и в стране.
Комментарии
0

Бардаш — не только влиятельный продюсер и интересный музыкант, он еще и спикер, который не боится говорить то, что многих может разозлить. Кто смотрел его интервью с Юрием Дудем, об этом знают.

На днях Юрий стал гостем украинского YouTube-канала "Ісландія".

Лучше всего этот разговор работает именно в видеоформате. Мощный диалог людей-антиподов ("Антиподи" — так и называется это шоу, где чаще всего говорят с украинскими политическими деятелями), которые, тем не менее, готовы выслушать и понять друг друга. Ведущего Сергея Иванова с Юрием Бардашем объединяет еще и то, что первый родом из Луганска, второй — из Алчевска (сейчас эти территории определяют как "оккупированные"). Этим и объясняется центральная тема разговора.

Тех, кто дочитает до конца, в финале ожидает блок о том, как в разгар войны Бардаш предложил Сереге записать международный фит с Грибами и Бастой. Что-то вроде сайфера о примирении в формате "Беларусь - Украина - Россия". По словам Юрия, Серега отказался из-за конфликта с Василием Вакуленко.






О ЧУВСТВЕ ДОМА


Еще недавно, откуда бы я ни возвращался в Киев, я радовался. Там был мой дом. Про Алчевск я никогда не вспоминал после того, как оттуда уехал. У меня друзья возвращаются туда, у них там родители, внуков привозят. А для меня наведываться в тот край особо незачем.

Моя жена Лиза меня познакомила с Индией. Керала, это южный штат Индии. Там нет туристов, я там панчакарму проходил. Прекрасные пляжи, огромные, пустые, океан чистейший. Стоит все — копейки. Только доехать туда надо — и все. Я там находился два месяца. И приехал назад. К людям, которые меня понимают, — вот, где мне хорошо. Там, где я могу для них выразиться в творчестве. Тут меня не по копейкам оценят, а поймут.



ТУПОСТЬ МЕЙНСТРИМА


Для меня мейнстрим — это скукотища. То, что вчера взорвало, сегодня уже вызывает тошноту. Вот есть состояние: “Мы типа Грибы, типа Грибы”. Бомба же состояние? Погнал с ним — и стер себя в этом состоянии. А тебе еще надо исполнять эти песни. И в этот момент отрава начинается с артистом. Тебя просто в машину заворачивают. Это конвейер.

Я выхожу на сцену “Пикника Афиши” — класс! Сто тысяч человек. Такого я никогда не видел. Ну всё, как будто бы. Всё! И ничего я не получаю. Играет эта песня “Тает лед” — а у меня полнейшая пустота. Или все качают под песни типа “Копы”, но только включился “Тает лед” — и в глазах ничего. А ты должен в тысячный раз петь эту песню.

Что происходит с человеком, который это делает? Он тупеет. Все наши артисты, имен я называть не буду, они тупые. От этого больно. Когда ты заточен лишь на преумножение фанатов и концертов… Я встречаюсь с этими людьми, говорю: “Привет. Как дела?” А они: “У меня в этом месяце четыре концерта, вот приехал”. Только такое общение происходит. О творчестве речь не идет никогда. Я приезжаю к одной из самых мощных женщин в нашей стране по музыке, мы сидим в ее доме, говорим три часа, но там, где мы сидим, даже нет аудиоколонки. Нет музыки. Она не звучит. Она хочет себе новый материал, хочет развития… Боже, они все запутались. Это не то, и никого винить нельзя. Все в системе. Кто-то подсел на иглу тщеславия. Топовый артист наш говорит мне: “Я хочу только больше”. А я думаю: “Ты себя со стороны видишь? Алчную свою розовую пасть. Ты видишь, как слюни текут?”


КЛИП "ТАРАКАН" — ГДЕ YOURA ВЗЯЛ СТОЛЬКО СТАРИКОВ И КАК ЗАСТАВИЛ ИХ ТАНЦЕВАТЬ


Я десять лет занимаюсь видеопродакшном. Снимаю видео всевозможного качества и уровня. (Отвечая на вопрос: “Вы же во время эпидемии коронавируса снимали?”) В Одессе другой вайб. Там своя вольность. Мы снимали клип, и эти бабушки мне рассказывали: “Мы еще снимались с Михалковым”. Там все старше меня на 20-30 лет. В индустрии, которой не существует больше. Они во мне увидели какой-то огонь. "Режиссер сумасшедший залетел на площадку". Всем сказал: “Ну что, помните Кашпировского?” Кто-то сказал: “Я со своими родителями ходил. Мой папа на балалайке играл и свистел”. “Все ж, — говорю, — наверное, это проходили? Повторим, ребята? Вам нравитсяэто на***лово, что продолжается?” Говорят: “Нет, не нравится”. “Ну давайте тогда объясним всем людям”. И всё, все всё понимают — бабушки, тетки, деды. Все люди простые. Нет возраста. Просто одни уже чуть-чуть опытнее. В перерывах сырочек им покушать надо. “Что? Перерыв 5 минут? Печеньку поем” Вот наши старики. Когда нет образования у людей, в конце тебя интересует только печенька сладенькая. Такое со стариками происходит на наших глазах.





"Я УХОЖУ В ЛЕС НА 44 ДНЯ"


В 2017 году я немножко пошел на дно. Психологически было очень тяжело. Думаю: надо как-то залечиться или мне конец. И я ухожу в лес и сижу там 44 дня. Один. Мне туда раз в неделю еду, виноград приносили. Недели полторы я плачу просто. Всё выходит. Потом я начинаю сыроедить, потому что не умею готовить. Потом понимаю, что я не хочу есть. Я хожу по лесу по 10 километров в день. У меня нет телефона, нет шоубизнеса. Тело очистилось полностью.

Тогда я начинаю принимать информацию. У меня начинает работать прием. Я изучаю альтернативную физику, веды-шмеды, Книга Ра. Очень интересно! Когда ты чист, это все летит в тебя.


ИЗМЕНА И ДВУЛИЧНОСТЬ


Что такое измена? Ооой, ***… Знаешь, я сам в этом плане двуличен. Поэтому я не могу об этом говорить. Например, я ненавижу себя, когда изменяю своей женщине, понял? И е***ься хочется как собаке, и понимаешь, что это п***ец. Я хочу понять: это измена или что? Что меня сковывает? И семья нужна, без нее никак. А п***еть тошно.



ВОСТОК УКРАИНЫ, КРЫМ, ОПУСТОШЕНИЕ, НЕНАВИСТЬ


Мне п***й [на то, что там происходит]. Там уже хоть не стреляют? С той стороны еще прилетает? Ну что я могу сказать? Прискорбно это все. (Отвечая на вопрос: “У тебя есть друзья, погибшие на фронте?”) Да, вся страна. Это моя Украина. Очень много людей, кто там был, кто там есть. С той и с другой стороны. Больно это все. <…> Тут идет один кач, там другой. Согласись, есть еще прозападный интерес здесь. Всеукраинский наш истеблишмент — прозападные ставленники. Столкнулись две цивилизации, идет война, и мы в ее эпицентре. Святая украинская земля. Все здесь происходит сейчас. Это Украина? Значит, я украинец. Это моя земля, мне лучше всего здесь живется. Я представляю интересы этой земли.

А Крым как отскочил? Ты говоришь: Отжали”, а люди там что-то сделали? Я помню, когда Гитлер по Испании шел, люди с гранатами на него выходили, зубами чеку выдергивали, говорили: “Смотри на меня!” Взрывались люди. Вот это “не отскочил”. Такого вроде в Крыму не было? Беспредельно все. Мы живем в таком состоянии уже сколько? Шесть лет. Сколько мы еще будем жить в этом состоянии? Я задаю вопрос нашей украинской общине, всем, кто устал от ненависти. Я говорю о том, что происходит у нас в стране. Один корабль у нас на флоте? Или полкорабля? Что происходит?

Когда я в состоянии ненависти, зависти к кому-то, когда мне человек делает больно, это меня ни капли не качает, не провоцирует быть лучше. Это только убивает меня. Я чувствую эмпатично всю нашу страну. Мы живем в ненависти. <…> Мы опустошены. У нас нет денег. Да, мы еще за идеалы, продолжаем красить заборы в желто-голубой. Но это уже на издыхании. И те, кто недавно стадионы собирали, не могут и двух слов связать. Сколько хлеб стоит, не могут сказать! Вот такая культура у нас. Вот, кому мы отдаем свои сердца. А им абсолютно п***й на народ. Я и про политиков, и про артистов. Никому ничего, кроме себя, любимого, на сцене, не надо.

Что лично делаю я? Я вижу крутого таланта — и я его тащу. Вот человек уходит в рейс, я ему говорю: “Нет, ты не уходишь в рейс заниматься херней какой-то. Ты будешь писать музыку, потому что твои тексты будут вдохновлять 13-летних пацанов”. Господи, когда я жил в Алчевске, как меня этот рэп вдохновлял! Сам знаешь, какая там жизнь. Серость и ад. Ад! И вот кого-то это должно качать. А тип вообще в себя не верил. Он смотрит вокруг и видит сплошное блядство. Всё. Если мы все будем каждый на своем месте пульсировать, то придет время, когда этот фон создаст критическую массу и все произойдет.







ОТ БАРДАША УШЕЛ МУЗЫКАНТ. ЕМУ НЕ ПОНРАВИЛОСЬ, ЧТО YOURA НИЧЕГО ПЛОХОГО НЕ СКАЗАЛ ПРО РОССИЮ НА ИНТЕРВЬЮ ДУДЯ


Меня в базу “Миротворец” записали, где враги страны. За интервью с Дудем. В Youra выступал чел, Стас [из группы Вагоновожатые]. Классный тип. Я таких людей ярких не видел. И он после интервью говорит: “Я ухожу. Меня мои не поймут”. Я говорю: “Почему? Что я такого сказал?” А он говорит: “Ты ничего не сказал плохого про Россию”. То есть повесткая дня — это х***ить одну дудку. А я в одну дудку не х***ю. Я отхожу в сторону и смотрю на всё. Меня интересует моя страна и все, что в ней. Я хочу ее развивать, качать. Я поговорил про свою страну. Человек, фанат музыки, говорит: “Нет, всё! Мы больше не будем вместе” Я знаю, что он меня любит, он следит за моими сториз, но он мне говорит: “Нет”. И мне больно. Потому что он крутой чел. Я на своем месте, в Украине, никуда не уехал. Я в Лос-Анджелесе жил, но как только [на Майдане] замес начался, я первый здесь был. У меня офис был на Прорезной, я каждый день был там. Вот так вот бабки раздавал [людям]. И это было большой моей ошибкой. Это меня сильно качнуло. Но после этого страна за пять лет стала хуже жить.



УКРАИНСКИЕ АРТИСТЫ "ВСАСЫВАЮТ ПО ДЕНЬГАМ КАПИТАЛЬНО"


Случился сдвиг, когда, кажется, сформировался украинский музыкальный рынок. И первый блин вышел комом. Но дальше все пойдет. Большие артисты были и будут. Это Украина, это певучая нация.

Но сейчас по деньгам мы всасываем капитально. Концертов пока не будет, я так понимаю. Значит, будет развиваться рынок цифровых продаж. Каждый год он дает 25% прироста во всем мире. <…> Для культуры очень важно уважение других культур. Мультикультурность — это богатство. И запрета не должно быть. Квот на радио, в том числе. Даже не хочу про них говорить, абсолютно позорная тема. Лучше качать свое и сильно качать. Ничего не запрещать, но качать свое. Хотите украинских артистов? Найдите продюсеров мощных, создайте систему и будут у вас украинские артисты.



ТРЕЩИНА, КОТОРАЯ ПОШЛА ПО ВСЕЙ СТРАНЕ


Я живу в этой стране, я хожу свободно. Понимаю, что мое интервью с Дудем вызвало определенную боль у украинцев. При этом люди мне каждый день жмут руки и говорят: “Чувак, мы думали такого уже нет. Вот этого разговора. А оказывается, он возможен. Спасибо тебе за это”. Много людей с Западной Украины мне пишут, зовут с концертом. Мы хотели сделать, но билетный оператор Concert.ua нам сказал: “Нет. Активисты местные не дадут провести”. Бред.

Меня не притесняют и не травят. Такая позиция — это позиция терпилы. Но если кому-то от моих слов стало больно, это не значит, что они меня травят. Это значит, что вот у меня был барабанщик, который сказал: “Я больше не буду с тобой играть”. При этом он фанат музыки Youra. Я его понимаю. Но я также понимаю, что трещина, которая прошла между нами, так же прошла по всей стране. И я вижу эту трещину. И у меня болит так же, как у него. Моя страна продолжает жить в боли. Мне надо сфокусироваться на силе. Если я буду продолжать кого-то ненавидеть, я не смогу сакцентироваться на том, чтобы что-то родить. А этой стране надо помочь расслабиться от этой ненависти. А я не знаю, как! Мы, как будто, в ментальной ловушке сейчас находимся.



О ПОЛИТИЧЕСКОМ РЕЖИМЕ И ПЕРЕИЗБРАНИИ ПРЕЗИДЕНТА


Сейчас столько каналов, ты любое медиа выбираешь, формируешь [инфопоток] для себя. Не вот эту ***нь, которую тебе в уши сунут. Просто создаешь все, что хочешь. Сам качаешься, семью свою качаешь, близких. Токсичную х***ю из жизни — н***й. “За кого голосовать?” Не, давайте про другое.

Надо изменить демократическую систему, когда каждые четыре года надо переизбирать президента. Что делает президент? Сначала царапается, чтобы его выбрали. Потом он понимает ситуацию. Потом он п***ит. А потом царапается, чтобы его переизбрали. Н***й эта система нужна? Мне про эту демократию базарят 20 лет. У нас люди выбирают президента, которые совсем не сведущие в предмете. Кто у нас понимает, что такое политика, что такое управление? Систему надо менять.

Монархия уже была, вроде не сработала. Мы должны эволюционировать. Вот пример: у меня бизнес, я беру директора, он о***нно работает. Какого хера мне его надо через четыре года менять? Да я буду труситься, чтобы он остался на своей работе и делал мое предприятие доходным. Я буду его максимально греть. Не важно, что это монархия или как там… Недавно изучал этот вопрос… Диктатура на авторитете. (Ведущий: “Авторитаризм?”) Типа того. Посмотри, кто у нас у власти. Но и за рубежом нельзя брать специалистов. Они эту бабку не понимают, которая буряк с земли тащит. Он ее не поймет. Думаешь, у нас наших нет, которые болеют за людей? В этой системе они все ссучаться. Надо менять систему. Как? Бомбой! Я в том смысле, что должно что-то измениться, чтобы эта система прекратила существование.






"БРАТИКИ" В МОСКВЕ — КАК ОНИ ГОВОРЯТ ОБ УКРАИНЕ


Ты считаешь, что Алчевск это Украина. Те, кто там сидят, в Алчевске, считают по-другому. Не все. Но в чем по итогу заключается любовь? В том, что ты понимаешь всех. Бывшую жену ты начинаешь понимать. Бывшего кента, который тебя подставил. Когда-нибудь по итогу ты начинаешь понимать всех.

Смысл в любви. В понимании. В том, что уже не пердеть на людей, а понимать, любить.

Я со многими представителями российского шоубизнеса поддерживаю связь. Мои братики есть в Москве. Я туда часто ездил. У нас там культурные взаимодействия, куча творческих людей там. Когда я в Москву приезжаю, у меня спрашивают: “А что там у вас?” У меня такая боль в этот момент, прикинь.

Они любят украинцев, я это вижу везде. Я прихожу в бар — там все за [боксера] Усика болеют. Всем п***й на рамс, который несется. Естественно, есть проблемы. Но если говорить про людей… Конечно, есть и такие: “Э, вы шо, укропы е***ые?” Без этого никуда. Но никто из моих ни разу при мне об украинцах плохо не сказал. Все мои товарищи говорят: “Мы вас поддерживаем. Знаем, что мы у вас незаконно аннексировали Крым”. Но есть и те, кто говорит: “Если б мы у вас Крым не забрали, сейчас бы там разместили американцы пушки”.

Многие в России ненавидят нынешнюю власть. Путина, Собянина, несется своя жизнь. Мне п***й. Мне нравится, что они могут слышать творчество, которое я делаю. С народом я общаюсь каждый день. Эти люди мне дают тепло.



ОН ПРЕДЛАГАЛ СЕРЕГЕ ЗАПИСАТЬ ФИТ С БАСТОЙ ПРО ПРИМИРЕНИЕ НАРОДОВ. СЕРЕГА ОТКАЗАЛСЯ


Когда у тебя и с одной, и с другой стороны есть друзья… Когда эта жесть была, я звонил Сереге. А у меня как раз тогда Грибы неслись, все авторитетно, сильно. Говорю: “Вы — Беларусь. Мы — Грибы. И давай Басту возьмем. Е***м трек за вот эту х***ю”. И Серега говорит: “Слышь, у меня рамс с Бастой”. Я говорю: “Что? О чем вы говорите, люди? Мясорубка несется, и художники — первыми акционистами должны стать. Надо что-то сделать”. И что я услышал в ответ?



"ДА, ЗАБРАЛИ КРЫМ. И ЧТО?"


Мы можем прожить сейчас в отрицалове ближайших 30-40-50 лет. Тысячи жертв, да. Но мы обрекаем страну на вот это ощущение. Мы хотим так жить? Мы хотим на дискотеках с автоматами стоять? Это типа современность такая? Почему мы в нормальном современном обществе должны себя так вести? У нас уже детей качают. Что у нас воспитывается? Что мы потерпевшие, что у нас забрали землю. Да, так и есть. Но в таком состоянии я бы не хотел жить. Моим близким я не предлагаю так жить. Предлагаю жить и радоваться каждый день.

Да, забрали Крым. И что? Мне теперь положить жизнь на эту х***ю? Что делать? Идти в армию? Стрелять? Пи***ть об этом без остановки? Ненавидеть людей? Ненавидеть тех, с кем я дружил? Впустить в свою голову Путина? Плакат дома повесить “Путин *****”? Научить моего сына реагировать на “Путин *****”? “Прыгай, сынок. Потому что Путин •••••”. Ты мне такую культуру предлагаешь? В такой я должен жить? “Чемодан, вокзал, Россия”? Вы хотите всех выжить отсюда, получается? Люди мне говорят съ***вать из моей страны. Почему я это должен делать, когда я хочу что-то создавать для моей страны? Я этим занимаюсь каждый день. Без пи***жа, без рекламы, без всякой х***и. Каждый день ищу этих артистов, которые уезжают виноград [собирать] в Европу. Понимаешь, что происходит у нас? У нас нищета несется. И весь наш фольклор просто стонет. Умирает. Говорит: “Сделайте что-то”.

У меня нет денег, чувак. Я не какой-то там богач. Всю свою жизнь я ложу на то, чтобы эти творческие вибрации проявить в людях. Чтобы они зажили. Это мое предназначение.






О РЕДАКТИРОВАНИИ ПЕСНИ "PRAKTIKA"


Приведу пример с поваром. Если повар хочет кормить общественность, он должен быть сертифицирован, что он не отравит людей. У нас сейчас все повара и все свое говнище в общество выкинули. И люди в шоке. Ты как автор видишь мир вокруг себя, проводишь его через себя и выдаешь.

Вот, например, в песне “Praktika” есть фраза: “Не спал — иди работай”. Но придумалось мне как поэту другое. Извини за громкое слово “поэт”. Придумалось мне: “Не жил — и не охота”. Это про Алчевск и про тех, кто там на заводах работает. Я думаю, что им порой просто неохота жить. И я подумал: “Нет, я не буду программировать песню на эту фразу, хотя она намного глубже”. Я решил: “Не спал - иди работай”. То же самое, но глубина чуть ушла, эта боль адская ушла.

Когда я эту фразу внутри себя услышал, я подумал: “Выразил, наконец! За всех там”. Ты сам знаешь, как это: к остановке подойти [в Алчевске] в шесть утра. Когда у меня, бог даст, будет кино, я все расскажу про это, все покажу. Должен ли творец что-то кому-то? Это на совести каждого. Иногда он должен всем *** надроченный показать, иногда батей быть для всех. (Отвечая на вопрос: “Насколько много можно простить за талант?”) Ничего. Нельзя. На этих людей еще больше ответственность. Пороть их надо за пр***ы. Как можно Вакарчука простить (Святослав Вакарчук — фронтмен группы Океан Ельзи. В 2019-м пришел в политику, а через год ушел из нее. — прим. The Flow)? За его песенки? Идет в партию “Голос”, а он и двух слов связать не может. Зачем он в политику пошел, если он не знает, чем живет народ? Про “налий вина” он хорошо поет, это бомба. “Моя машина, моя машина” — о***нно же. Но то, что он сделал, нельзя простить. Я туда больше не смотрю. И не слушаю, и не включаю.



ЧЕГО ОН БОИТСЯ БОЛЬШЕ ВСЕГО


Ничего я не боюсь. Я стремлюсь к тому, чтобы ничего не бояться. (Отвечая на вопрос: “Не боишься, что все может внезапно закончиться?”) Мне п***й. Это жизнь. И в этом вся ее красота.


comments powered by Disqus
Расследование о "дворце Путина", митинги, Конор, Молодой Платон и Гнойный обсуждают тренды, Моргенштерн читает "шиммер-шиммер" — в соцсетях было оживлённо.
Как приехать из Волгограда на фит с OG Buda и прославиться за 40 секунд.
Видеорасследование ФБК о "дворце Путина" подарило много поводов для удивления. Но особенно сильно твиттер обалдел от наличия там склада грязи и аквадискотеки.