Тексты

"Если ты популярен в России — ты часть системы" — что рассказал Идрак в новом интервью

Тяжелый и откровенный разговор об эмиграции, тоске по России и пессимизме.

Идрак Мирзализаде дал интервью "Медузе" (признано СМИ-иноагентом на территории РФ). Ниже несколько интересных цитат из беседы.




О ТОМ, СКУЧАЕТ ЛИ ПО РОССИИ

"Как будто даже не время для этих эмоций по стране. Последние месяцы в основном если и скучаю, то только по конкретным людям, друзьям. А так ничего не испытываю".



УЕХАЛ БЫ ИЗ РОССИИ ПОСЛЕ 24 ФЕВРАЛЯ, ЕСЛИ БЫ НЕ ВЫНУДИЛИ УЕХАТЬ РАНЬШЕ?

"Я не знаю. Мне сложно понять, что бы я делал, будь я в России, когда все это началось. Я ведь и так планировал уезжать. Сейчас это может прозвучать странно, но я собирался жить в Минске. У меня там мама. Я думал постепенно начинать жить на два города, создавая себе место, где буду работать. Выступать в Минске, параллельно зарабатывать в Москве. Потом окончательно переехать в Беларусь".



КАК ДЕЛА СО СТЕНДАПОМ

"Минимально [занимаюсь стендапом]. Именно стендап-выступлений у меня в Тбилиси было всего два. Первый свой концерт здесь я дал на белорусском языке. Он прошел хорошо. Второй — на русском языке — был в небольшом месте 30 мая. И по стендапу вроде бы все".



ЧЕМ ЗАНИМАЕТСЯ СЕЙЧАС

"Больше интернет-деятельностью, пытаюсь придумать программки, видео. Мы запустили на ютьюбе проект "Не все так однозначно". Пока сделали четыре выпуска и провели несколько стримов. Думаю в этом направлении. <...> [Хочется] Чтобы все было для чего-то, а не просто выступление ради выступления. Можно было бы собирать деньги на благотворительность, но у меня небольшие камерные выступления, там особо денег не соберешь. При этом хочется какие-то темы раскрывать, выступать с ними и выкладывать. Чтобы это имело какой-то смысл, отклик, чтобы кому-то было прикольно. Главное, чтобы и мне было прикольно еще. Высказаться иногда бывает прикольно".



О РУССКИХ КОМИКАХ В ЭМИГРАЦИИ

"Я могу назвать цифру около 20 человек, которые обитают в Тбилиси и Ереване. Не сказать что катастрофически много, но достаточно. Это явно повлияло и на то, что происходит в Москве [со стендапом]. Но появляется новая русскоязычная комедия в эмиграции. Она начинает существовать вне России. Пропасть между ней и тем, что происходит в России, будет увеличиваться. И между комиками в том числе, думаю, будет пропасть. Мы уже начинаем жить в разных контекстах, с разными проблемами и с разными потребностями. <...> Ребята, которые приехали сюда, пробуют сделать что-то подобное [Стендап-клубу №1]. Собираются проводить разные мероприятия, чтобы как-то друг друга поддерживать. Но я этим не занимаюсь. <...> Мне в жизни хватило одного стендап-клуба на Новом Арбате. Мы много всего там делали. Сейчас я бы хотел один чуть-чуть поплавать, понаблюдать, что вообще происходит, и понять, что делать".



О ТОМ, КАК НА СТЕНДАП-СРЕДУ ПОВЛИЯЛО ДЕЛО ИДРАКА

"Повлиять-то повлияла, по-любому. Мне много кто писал. Но как именно, я ответить не могу. Я существую в отрыве от ребят, все это время я жил не Москвой и не Россией. Я жил своими делами и не так пристально наблюдал за тем, что там происходит. Точно могу сказать, что ребята-комики оказались в неприятной ситуации. Многим было трудно это осмыслить. Представь: твоего друга выгнали из страны, в которой вы вместе работали. Это немного напрягает. С точки зрения творчества, думаю, люди прошли путь от "Нам говорят, что что-то нельзя, значит, мы должны говорить об этом еще больше" до "Блин, лучше быть тише, аккуратнее"".



ОБ ОСТРОСОЦИАЛЬНОМ И ПОЛИТИЧЕСКОМ ЮМОРЕ В РОССИИ

"Это делало не так много комиков. Если и было модно шутить про Путина, то это не те шутки, за которые дадут по шее или будут преследовать. Тупые шутки как в КВН, которые скорее не высмеивают, а просто предлагают зрителю: "Посмотрите, какие мы нелепые, что у нас это происходит", — такие и сейчас есть. А те, кто шутили жестко, уехали. Но таких было всего несколько человек. Один из них как раз Саша [Долгополов]. И эти шутки от Саши никуда не пропали. <...> В России и раньше [до *****] почти не шутили на остросоциальные темы. Происходило много всего плохого — но на сцене это игнорировалось.<...>Публика рукоплескала и потворствовала успеху банальных тем. И наоборот, когда кто-то делал что-то сложнее — зрители были более критичны. А теперь эти же люди атакуют комиков за их молчание. Люди, которые говорили на важные темы, и сейчас говорят. Какие ожидания от тех, кто никогда по ним не высказывался?



О РОЛИ ЗРИТЕЛЯ

"Зрители могут миллион лет смотреть на условного Виктора Комарова с одинаковыми темами шуток — что-то не так произошло на кассе в магазине или джинсы протерли попу. Зрителей это действительно радует. Зрители обожают регулярно смотреть говно. Им не нужно, чтобы это говно менялось. Ожидать, что это изменится, притом что зрители продолжают смотреть "Однажды в России"? У комиков нет ощущения этой потребности. <...> ощущение, что в России спрос на то, чтобы абстрагироваться. Вот "Однажды в России" и помогает абстрагироваться. Комики с ТНТ удовлетворяют эту потребность с лихвой".



ПРО НУРЛАНА САБУРОВА И "НЕОСОЗНАННЫХ КОМИКОВ"

"Комики до сих пор высказываются и показывают, насколько это настоящие и осознанные люди. Многие гонят на Нурлана Сабурова и ребят оттуда, но это неосознанное творчество. Это когда ты на протяжении многих лет даешь то, что работает и на автомате вызывает смех зрителя. <...> Ты шутишь без осмысления.<...> ... ожидать чего-то от таких комиков не стоит. Какая рефлексия, когда ты годами делаешь неосознанный стендап? <...> Я не понимаю, почему от ребят ожидали высказываний. Они никогда не давали комментариев по поводу убийств того или иного человека, о самосожжении журналистов, о митингах, протестах или коррупции. И тут вдруг неожиданно все решили, что они выскажутся по поводу *****"?



О КОНЦЕПТЕ УСПЕШНОСТИ В РОССИИ

"Я пришел к мысли, что если ты популярен в России — ты часть системы. Не потому что ты стал популярным, а потому что стать супербрендом в России, не будучи частью системы, почти невозможно. А система предполагает в том числе твое неучастие в политической жизни. И это не какой-то рациональный выбор — нет. Изначально, решая строить карьеру в России, ты отказываешься от политического, потому что это необходимо, чтобы быть успешным. Потому что, чтобы там по карьерной лестнице ползти, подниматься, взлетать, на политическое нет ни спроса, ни потребности, ни разрешения. Конечно, это ни в каком договоре не прописано, но это то, что люди чувствуют".



О СОСТОЯНИИ СТЕНДАПА В РОССИИ

"Все только-только вставало на рельсы, появлялась индустрия. <...> В индустрии начала появляться ориентиры: Сережа Орлов, Саша Долгополов, Артур Чапарян. За ними можно было следить и думать: "Я хочу быть как он". <...> Если бы все шло хорошо еще хотя бы лет пять, то появлялись бы новые имена, таланты. <...> Сейчас это все почти уничтожено. Наверное, стендап продолжит развиваться. Но в условиях тотального контроля комики чувствуют себя некомфортно, как и любые творческие люди (да и вообще любые люди). Мне кажется, сейчас у всех в голове много депрессивных настроений и развиваться будет сложно".



О НАДЕЖДЕ НА СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ

"Свободомыслящих людей всегда не особо слушали. <...> Их убивали, другие люди с этим мирились. Не всем, но массе, как понимаю, плевать. И это даже в условиях более-менее свободной журналистики. А сейчас ожидать, что что-то получится в условиях, когда вообще нет журналистики, блин, наверное, странно. <...> Слишком активно говорят про ядерное оружие. Меня это бесит. Грустно, что все развалилось и непонятно куда пойдет — именно потому, что страна в такой ситуации. Как будто идет не к свету".




Все из-за того, что он не вернул Некоглаю долг в 5,5 миллионов рублей.
Forbes выяснил, как изменилась аудитория популярных российских комиков после 24 февраля.
Артисты прощаются с Сашей Скулом и обсуждают новый альбом Дрейка — и секс втроем.