Тексты
Интервью: Дарья Бычковская

"Я — торгово-развлекательный центр": Джарахов — о хайпе и хейте, Мелстрое, Ильиче, баттлах и 2000 партнерш

Большое интервью

— Ты не пьешь уже год. Как ощущения?

— Самый продуктивный и эмоционально стабильный год в моей жизни. Я очень люблю алкоголь и активно употребляю его с 15 лет. В какой-то момент я понял, что нужно сократить его количество. Но проблема в том, что когда ты пьешь на постоянной основе, то сначала не распознаешь алкоголизм. И говоришь всем: "Я же молод, у нас постоянно тусовки — работа такая".

А потом ты понимаешь, что больше не можешь пить только по выходным или только раз в месяц. Если ты алкоголик, но пытаешься употреблять алкоголь иногда, то вряд ли у тебя это получится: надо бросать навсегда.

Иногда бывают моменты, когда я могу бухать вместе со всеми, но при этом не употреблять алкоголь.


— Это как?

— Если компания потрясающая, где все вокруг напиваются, то я ловлю этот вайб и [становлюсь] со всеми на одной волне. Из преимуществ: я просыпаюсь, в отличие от всех, в отличном состоянии. И все помню — вот что самое главное.

Потому что недавно я ездил на первую ночную тусовку за долгое время. И ко мне подошли три человека, которые говорили: "Помнишь, мы с тобой бухали?" А я не помню этого человека. Потом девочка говорит мне: "Привет, помнишь, как ты на Тверской лизал стекло?" А я не понимаю, о чем речь. Все мои незабываемые тусовки забылись.


— Я тоже не пью и на тусовках иногда выполняю роль мамочки: слежу, если кому-то стало плохо… У тебя есть такое?

— Нет. Я не хочу им мешать. Я помню людей, которые мешали пить мне, и они не вызывали уважения.

Мне кажется, я и так передушнил, рассказывая всем, как круто не пить.

В прошлом году мы с музыкальным коллективом были во Владивостоке и гуляли до утра. Я с таким огромным удовольствием всех набухивал! Я купил бутылок шесть текилы и всем наливал — знакомым, незнакомым. Потом проводил до номеров. Убедился в том, что все в порядке, потому что все нажрались, как скоты. А я в таком прекрасном настроении уснул и в еще более прекрасном настроении потом наблюдал, как люди погибают в похмелье. Не по-злому, естественно.


— Ты сам смог отказаться от алкоголя или специалисты помогали?

— Помогали друзья. В КликКлаке есть минимум два человека, которые завязали с алкоголем. Это Андрей Прокофьев и Андрей Старый. Андрей Старый зашивался, а Андрей Прокофьев проходил программу в рехабе. Мне хватило их примера.

Бросать вредные привычки я планировал, кажется, еще пять-шесть-семь лет назад. Когда мне было 15 лет, я выпускал треки под никнеймом D. L. Greez. И я выпустил песню "Я бросаю пить". То есть 15 лет назад у меня была песня о том, как надо завязывать пить. За то время, пока я пытался бороться со своими демонами, я посмотрел огромное количество каналов про то, как бросать алкоголь, травку.

Как сказал бы Арут, я съел библиотеку по поводу зависимостей. Накопил базиса.

Было много попыток [бросить], множество споров с друзьями. Типа если я выпью, я раздаю друзьям по полмиллиона. Сколько было всяких отговорок! "Я же не сказал, в какой валюте полмиллиона". В какой-то момент я понял, что заебался — и перестал. Однажды утром я проснулся и понял, что пора завязывать.

Плюс Вася Баста постоянно меня ругал на "Вопросе ребром" и с помощью реверсивной психологии говорил мне о том, как скоро я сдохну от пьянки. Мне было некомфортно.

В моей жизни было все больше и больше людей, которые завязали с алкоголем или с чем-то еще. Мы много говорили по этому поводу с Loc-Dog. И с Васей Бастой. Помогало окружение. В моменты, когда мне хотелось сорваться, я всегда знал, что могу набрать друзьям, которые будут говорить мне слова поддержки. Очень важные слова о том пути, который я уже прошел, будучи трезвым.







— Вспомни случай, когда ты был ближе всего к срыву.

— Вышеупомянутая история про Владивосток. Потрясающая компания, невероятно красивый город. Мы классно выступили на фестивале. Все кричит о том, что грех не пить сейчас. Меня тогда разрывало. Я хотел подбросить монетку — монетки не было. Я подкидывал пачку айкоса, в голове играя с собой. Я тогда позвонил Андрею Старому, написал Андрею Прокофьеву.

После этого мы ездили к Гарику Харламову в караоке. Как не пить алкоголь в караоке? Это вообще законно? Там нечего делать трезвым — в этой депрессивной обстановке, где все поют песни про боль. Но я справился.


— Как отказ от алкоголя отразился на твоем здоровье? У тебя диабет.

— В первую очередь это отразилось на ментальном здоровье. Я стабилен, у меня больше нет перепадов настроения, проблем с самооценкой, с эго — когда вечером я думаю, какой я гений, а на утро просыпаюсь абсолютной посредственностью, бездарностью. Появилась уверенность в себе.

Сам факт того, что я уже почти 400 дней без похмелья, внушает невероятное чувство уверенности.

Я стал реже болеть. Уровень сахара лучше. У меня было несколько случаев, когда я после пьянки ложился спать, а просыпался в меде (речь о том, что для повышения уровня сахара Джарахова пытались накормить медом. — прим. The Flow), люди вокруг меня были в полнейшем ахуе, все раскидано по квартире. Потому что у меня на фоне алкогольного опьянения и недоедания происходили приступы гипогликемии, когда уровень сахара летит к нулю и есть все шансы впасть в кому и умереть.

Лайфстайл поменялся. Я сейчас отлично засыпаю и просыпаюсь. Занимаюсь спортом. Появилось офигеть как много свободного времени. Алкоголь — это очень затратное дело. Утром просыпаешься — тебе плохо. У меня были эпизоды, когда я не мог встать с кровати без бухлишка.

Я начал страшно спиваться в Дубае в начале 2022-го года. Я просыпался, полз на первый этаж открывать холодильник. Обнаруживал, что там нет холодного пива, кричал от боли, доставал горячее пиво, засовывал его в морозилку и лежал еще минут 15. Вставал, когда оно охладится…


— Расскажи, что это был за стрим, где ты сказал о двух тысячах женщин.

— Недавно я решил попробовать стримить на Твиче. Подумал, что есть еще одна площадка, где я еще не успел всех заебать. Мы просто проводили время с моими зрителями. Общались, писали песни в прямом эфире. Мне кто-то задал дурацкий вопрос, и я по-дурацкому на него ответил. В моменте пришла идея глупо отвечать на вопросы. У нас со зрителями было правило: я три раза кашляю — значит, скобочки открываются. И я начинаю нести полную дичь. Три раза кашляю снова — скобочки закрываются.

Я вбрасывал зрителям: "Сейчас я буду нести хуйню, а вы вырезайте это, выставляйте — пускай люди думают, что я вообще с ума сошел". И я начал отвечать так на вопросы. "Что ты любишь на завтрак?" "Люблю острое и безуглеводное, поэтому завтракаю стеклом". "Сколько у тебя было девушек?" "После двух тысяч я перестал считать". Причем вот этот фрагмент я сказал с третьего раза, потому что первые два я сильно смеялся с абсурдности того, что говорю. Я говорил: "Тихо, ребята, не смеемся, чат, давайте без ах-ах-ах". С третьего раза я проговариваю этот тейк, что у меня было больше двух тысяч женщин, и забываю об этом. Думаю: "Не зафорсилось, ладно, в следующий раз придумаю какую-нибудь другую историю или расскажу что-нибудь из фильма". Я, рассказывал, как Нью-Йорк спасал, — то есть абсолютно абсурдные вещи, про которые понятно, что это бред полнейший.

И спустя полтора месяца я просыпаюсь от того, что моя команда бьет тревогу: в интернете меня опять начинают поливать грязью. Я говорю: "Девочки, успокойтесь, это прикол, так и планировалось". Они говорят: "Нет, Эльдар, это ужасно, это репутационный пиздец". Как вообще можно поверить в то, что у меня было две тысячи женщин? Что за абсурд? Я бы умер от всех возможных заболеваний, от усталости столько трахаться.


— В интернете посчитали, что нужно было бы в течение восьми лет каждый день менять партнера.

— Я в 15 лет начал взаимодействие с девочками. Половину из этого я провел в разных длительных отношениях. Да, у меня были моменты загулов, как раз когда были пьянки. Странные видеоблоги с веселыми девчушками. Не то чтобы я этим горжусь.

Людям всегда как будто бы нечего обсуждать. Они с огромным удовольствием лезут в грязное белье. Я за этим немножко ехидно наблюдал. Почему вам вообще это интересно? Какая разница, сколько у меня было женщин? Две, три, 100, 400, 500, миллиард?

Я люблю потроллить. Видимо, здесь троллинг удался. Я в ахуе, от того, что я захожу в тикток и в новостные паблики, и там пишут о том, что Валя Карнавал сняла под трек Егора Крида. Ребята, вы чего? В мире столько интересных статей, видеороликов. И вы обсуждаете, как я трахался. Конечно, спасибо, но это какой-то сюр. И это делают взрослые люди.







— Когда ты говорил про количество женщин, ты понимал, что может быть такая реакция?

— Я понимал, что будет форс, и ожидал, что все будут писать, что я дурачок и выдумщик. Это же калька с 50 тысяч отжиманий Эрика Давидыча, просто абсурднее. Но то, что мы сейчас вообще с тобой об этом говорим, — нет.

Я потом вышел на связь в телеграм-канал и начал говорить, что прикол удался. У меня в команде запереживали. Так получилось, что моя команда артиста полностью состоит из женщин, и они не понимают таких приколов.

Знаешь, что я понял? Мне вообще не подходит ирония. Я так люблю нести хрень. Но, справедливости ради, хочу, чтобы ты похвалила мои актерские способности. Потому что такую хуету нести с серьезным лицом — это я тренировался.


— Я, если честно, тоже почти поверила...

— Мы сейчас записали подкаст с Дашей Инстасамкой. И она тоже об этом спросила, сказав, что подумала: просто Джарахов говорит факты. Я говорю: "А какое число тебя бы смутило?" Она говорит: "Миллион". "То есть полмиллиона тебя бы не смутило?"

Я не считаю, что количество половых партнеров у мужчины говорит о его крутости. Когда парни говорят о том, что у них было 200-300 девчонок, я думаю, что это способ поднять самооценку. Даже не говорить об этом, а просто постоянно менять половых партнеров, работать на количество — это способ спрятать внутренние комплексы.

У меня были периоды, когда я бросался в такие делишки на раз-два. Я даже подгонялся по этому поводу: человек, у которого было много половых партнеров, способен любить? Способен ли он вступить в здоровые отношения? Вот эти разговоры двух холостяков, когда вы пьяные едете к девчонкам на такси и рассуждаете, смотря на ночную Москву, о том, как вам сильно на самом деле не хватает любви.


— Эта работа на количество проще, чем серьезные отношения.

— Особенно, когда у тебя есть популярность. Таким парням точно доверяют больше, чем незнакомцам. А есть девочки, коллекционирующие члены популярных ребят.

Я не понимаю, почему людям так интересно, сколько у кого было, кто с кем спал. Есть же своя жизнь, за которой нужно наблюдать.


— Это всегда было и, наверное, всегда будет. Нет ответа почему.

— Я дурак, который верит, что можно два раза в интернете сказать людям: "Живите свою жизнь, прекратите обсасывать звездные скандалы" — и они перестанут это делать.


— Нет такого, что эта история, которую ты специально расфорсил, еще больше увеличила количество негатива, которого и так очень много вокруг?

— Да, есть.

Это интересная тема. В моменты, когда все хорошо и меня все хвалят, я чувствую себя некомфортно. А хейт заставляет двигаться. У меня есть тяга к саморазрушению, в том числе через хейт. Я общался с психологом по этому поводу. Я самоутверждаюсь за счет хейтеров. Когда я вижу, как куча людей обсуждают меня в негативном ключе, я, наверное, думаю, что я лучше их.

У меня есть любовь к хейту. Но мне не нравится тяга к этому дерьму. Я вроде как не конфликтный человек. Но вместе с этим я фанат баттл-рэпа и до сих пор смотрю все баттлы. Люблю интрижки и бифы. Но проблема в том, что я никогда не воспринимаю их серьезно, для меня это игра. А есть люди, которые серьезно к этому относятся.

Хейта, безусловно, много. Особенно, если зайти в какой-нибудь тикток. Но я не парюсь по этому поводу. Я, наоборот, думаю: "О, супер! У меня прибавилась новая аудитория, они хейтеры". Они повзрослеют. Придут, посмотрят подкасты, послушают музло. И поймут, что я не такой ублюдок, как они себе придумали. Я учился по-здоровому реагировать на хейт, и, судя по всему, переборщил и полюбил его. Я сейчас произношу это и думаю: "Ты что, еблан?"







— Это похоже на самоутверждение…

— Да, это оно и есть. Хоть какое-то внимание. С самого детства я хотел, чтобы меня похвалили, обратили на меня внимание. И получилось, что точкой роста всегда были моменты, когда в тебя никто не верит или кто-то говорит, что то, что ты делаешь, — это какая-то хрень. Когда ты блогер и все говорят: "Блогеры, не лезьте в рэп", если ты помнишь эти бородатые года…

Я общался с большим количеством артистов и всем задавал вопрос, что их заставляет двигаться. Только Джиган и Sqwoz Bab ответили, что им лучше работается, когда все хорошо. Все остальные делают свои лучшие вещи в моменты, когда у тебя разногласия с самим собой или с внешним миром. Это желание кому-то что-то доказать. Все артисты — немного ку-ку, кто-то – меньше, кто-то — больше.

Я себе объясняю это так, что я получаю дозу хейта, что для меня равно внимание, и вместе с этим получаю шанс переметнуть их [хейтеров] на свою сторону: мы здесь вообще-то про любовь, про развитие. Может быть, это громко звучит, но я говорю словами тех, кто пишет комментарии под подкастами. Очень много людей, которым мы помогаем.


— Был ли момент, когда хейт задевал тебя?

— Да. Меня сломала история со Славой КПСС и клипом "Пьем". Слава обвинил меня в краже клипа, и меня разрывало чувство справедливости. Меня начали хейтить ни за что. Я сидел и понимал, что это какая-то хуйня, прикол, троллинг.

Мы несколько недель с Алиной Пязок и каскадером Алексеем придумывали, расписывали этот клип, въебали в него кучу бабосов… И приходит человек и говорит, что я его украл. Все это задело меня настолько, что я даже пропал из интернета.

Еще у меня было нестабильное время, я не справился с большим потоком популярности. Мне снесло крышу, а Слава пришел и забил гвоздь в этот гроб. Спустя время я очень благодарен ему: это научило меня правильно реагировать на такие вещи.

Меня спустило на землю, потому что я тогда отлетел, зазнался, резко реагировал на людей, которые ко мне подходят. И когда произошел этот конфликт, я решил уйти из интернета, подумать над своим поведением. Мне показалось, что, если я продолжу двигаться дальше в таком темпе, я сойду с ума и всех перешлю на хуй. Я ушел в себя, годик почти ничего не делал и вернулся с новыми силами уже после ковида.


— Какой профит ты получил с истории про две тысячи женщин?

— Никакого. Мы это обсудили на подкасте с Инстасамкой: у нее были истории, когда она делала [постановочные скандалы] с визажистами, курьерами — тоже все не по-настоящему. Мы пришли к тому, что если ты хочешь вбросить какую-то хрень, которую будут обсуждать люди, — будь готов вбросить потом следующие карты и последнего большого козыря. А не просто пиздани что-нибудь в интернете, а потом оправдывайся, что это был просто прикол.


— Vizit сделали с тобой мем. Сотрудничать не предлагали?

— Не предлагали.


— Ты считаешь своих партнерш, знаешь точное число?

— Не знаю. Я знаю точное число девушек, с которыми у меня были отношения.

И это не потому, что у меня было немереное количество партнеров, а потому, что я много встреч даже не помню, все это было в пьяном бреду.







— В контексте обсуждения хайпа и хейта. Ты сильно не любишь Мелстроя и говоришь, что он абсолютное зло. Но ведь он тоже хочет набирать больше актива и больше зарабатывать. Почему там — зло и дешевый хайп, а такие вбросы, как у тебя — норма? Где проходит граница?

— То, что сделал я, я считаю приколом, который не вредит никому.

Безусловно, Мелстрой — зло, но его жаль, потому что я могу ему как зависимый человек посочувствовать и пожелать выздоровления от алкоголизма и лудомании. Мелстрой является лицом лудомании, человеком, на которого смотрят остальные лудики. Они уверены в том, что они придут к этому же [образу жизни]. В этом контексте я называю его абсолютным злом. Когда ты строишь карьеру исключительно на том, чтобы показывать всем прекрасную жизнь, которую тебе обеспечило казино. Я встречал людей с этой зависимостью, это страшная штука.


— В конце концов, Мелстрой — это трагичный персонаж. Он говорит, что без бабла никому не нужен. Но что нужно сделать людям, которые с ним взаимодействуют? Ты недавно осудил Егора Крида.

— Я не хочу оценивать с точки зрения "правильно–неправильно", я выражаю свое мнение. Для меня это неправильно, но объективно пускай каждый дрочит как хочет.

Мелстрой — это огроменный триггер для зависимых людей, который зазывает вкладывать свои деньги, разрушать свою жизнь и жизнь близких.


— Каждый дрочит как хочет, а Егора Крида все-таки осуждаешь.

— Парни легализуют Мелстроя, для чего это надо? Чтобы в очередной раз напомнить о себе? Чтобы контракт с казино больше заиметь? Одно дело, когда к нему приходят трэш-блогеры, а другое дело — инфлюенсеры с огромной фан-базой, которые говорят: "Это супер, это нужно смотреть, он вообще здоровский парень". Может быть, Мелстрой — хороший человек, просто запутался, потерялся. Но коллаборировать, чтобы увеличивать его мощь, чтобы еще больше детей сделать зависимыми от онлайн-казино? Такое себе.


— Он антигерой для тебя?

— Да. С другой стороны, на это имеется спрос. И здесь даже больше не предъява к Мелстрою, а ужас от осознания того, что то, что делает этот персонаж у себя на стримах, — это нормально. Я видел, как в комментариях люди оправдывают его за то, что он бьет женщин на стримах. Оправдывают тем, что "но они же знали, куда они идут". Иди на хуй, животное!

Мелстрой открыл для меня другой мир, напомнил о том, что есть огромное количество людей, которые это одобряют. Я живу в своем мирке, где мне говорят спасибо за подкасты и пишут развернутые комментарии. А потом я вижу, как люди оправдывают насилие над женщинами, радуются, как кто-то кого-то обливает мочой. Думаю: "Йоу, мы живем на одной планете с ними, вкуснятина!"


— Но в шоу КликКлака тоже есть трэш. Разница в том, что у вас он по взаимному уважению, в шутку?

— Это же разный трэш. На КликКлаке собрались взрослые ребята и по согласию друг друга по-дурацки и по-детски развлекаются и издеваются друг над другом. Мы же знаем, в чем мы участвуем. Нам прикольно, зрителям тоже нравится. Не помню, перегибали ли мы палку — возможно, да. Но это никому не вредило.

Здесь [у Мелстроя] совершенно другое. Одно дело — смотреть, как люди унижаются за деньги и пьют мочу, а другое дело — смотреть, как мы в смешных трусах пытаемся побороть друг друга в бассейне вазелина или даем друг другу пощечины и смеемся с этого.

Я ни в коем случае не выгораживаю себя. Я за эти годы наворотил дичи, делал ошибки, взрослел на глазах у людей. Но я не могу сказать, что причинял кому-то зло или пропагандировал такие вещи, как онлайн-казино. Для меня зло — то, что вредит другим людям. А если я тебе причиняю вред просто тем, что я тебя бешу? Извини, это уже твои проблемы, это то, как ты смотришь на меня.


— Недавно ты сказал, что прекращаешь регулярный выпуск еженедельных подкастов. Какая главная причина?

— У меня накопилось огромное количество музыки, которую мне нужно доделать. На это нужно время.

Мне безумно понравилось выпускать подкасты каждую неделю, но регулярность начинает убивать вайб: срочно нужно найти кого-то на этот единственный свободный день. Сто процентов это должно быть два выпуска [в один день], чтобы оптимизировать все. От этого я начал уставать. И Жора, мой соведущий, тоже. Мы хотим, чтобы подкаст был действительно интересным, а может быть, полезным. В случае, когда это происходит каждую неделю, приходится высасывать из пальца. Поэтому я беру паузу.

У меня есть снятые выпуски, я продолжу делать их. Но на регулярной основе я не готов, потому что это забирает много сил. В какой-то момент не будет времени даже подготавливаться к этому нормально. Если честно, ни к одному подкасту в этом году я не готовился — просто приходил разговаривать. Жора немножко мог подготовиться, а я просто знал, о чем примерно хочу поговорить.

Здесь вопрос конвейера. Я выбирал профессию, исходя из того, что не хотел работать, а получается так, что я работаю всегда. Я хочу похвастаться: когда я перестал снимать еженедельные подкасты, когда я сейчас отказываюсь от 99% предложений сняться в том или ином шоу, во-первых, я ничего не потерял, а во-вторых, я начал жить. Я недавно гулял по улице. Я встречал рассветы. Просто наслаждаюсь жизнью. У меня даже было свидание, что невозможно представить с моим графиком. И мне начали приходить идеи в голову, что самое важное. В рабочем процессе нет места для творчества. У творчества нет дедлайна. Тяжело в четверг в 16.00 собраться и придумать крутую штуку. Все самые клевые штуки выкидываются у меня из подсознания, пока я просто занимаюсь бытовой херней.

Недавно я подумал, что мне в последний раз в жизни 29 лет. Я не хочу до конца жизни работать. Я не хочу обеспечить себе счастливую старость. У меня нет никаких гарантий того, что я доживу до этой старости. Зачем мне это, если я могу жить сейчас? Я щупаю баланс между работой, музыкой и жизнью.







— В какой-то момент подкаст стал твоим главным делом и многие стали воспринимать тебя прежде всего как ведущего подкаста. А как ты бы хотел, чтобы тебя идентифицировали в первую очередь? Ты блогер, ты музыкант, ты подкастер.

— Пусть каждый получит того Эльдара Джарахова, которого хочет. Я — торгово-развлекательный центр. Если тебе хочется грустной музыки — приходи послушай грустной музыки. Хочется веселой ерунды с дурацкими бэдбарс-панчлайнами — послушай Злого Малого и 2 Boyz No Cap. Хочется на фон что-то включить и услышать какие-то мысли, истории интересных людей — подкаст. Хочешь посмотреть, как у взрослых дядек в жопе детство играет — посмотри КликКлак.

Я не хочу, чтобы меня воспринимали как-то конкретно. Что вам нравится, то и берите. Но, безусловно, когда я стал делать подкаст еженедельно, я стал с ним сильно ассоциироваться. Для меня что? Я за два дня снял четыре выпуска и выпускаю. А все остальное время сижу и пишу музло. Только теперь из-за того, что у меня на канале выходят ролики длиной в три часа, ютуб просто не рекомендует музыку. У меня на Яндекс.Музыке количество слушателей только увеличивается. В VK то же самое. А на ютубе — нет, хотя это моя главная площадка. Это немножко расстраивает. Я уже думал интегрировать треки прямо в подкасты, но я не хочу так сильно наглеть.


— Видимо, в том числе из-за этого ты отставил подкаст в сторону.

— Да. Мне нужно сделать фокус на музыке. Я вернусь с еженедельным подкастом ближе к концу года. Это и рекламный сезон. Пока лето, я хочу писать музыку, на этом сфокусироваться.

Я до сих пор не понимаю, важно ли мне, чтобы меня воспринимали как музыканта или как-то еще. Кто-то вообще смеется над моей музыкой и говорит: "Куда ты лезешь?".

Я жуткий СДВГшник, поэтому я занимаюсь всем. Я нашел, куда направить эту особенность невозможности концентрации. Сейчас у меня гиперфикс на музле, я пишу его в огромном количестве. Подустану, когда снова пойму, что что-то не пишется, не придумывается — у меня всегда есть ютуб, куда я могу вернуться. Или стану рилсмейкером.


— Поэтому я и спрашивала: твоя музыкальная деятельность с тем временем, когда ты начал вести подкаст, больше находится в тени. Хочется ли тебе, чтобы тебя больше воспринимали как артиста?

— Это зависит только от меня. Чего мне сидеть и думать о том, что я заслуживаю большего? Если я не собираю большие площадки с концертами, то значит, это мое упущение. Сейчас я над этим и работаю.

Походу только я знаю, что я могу писать клевую музыку. У меня есть кенты, которые пишут в стол. И я всегда им говорю: "Выпускай, клево, посмотри на реакцию". А потом вижу, что у меня у самого есть чатик с альбомом, я отобрал из всего за год написанного что-то 46 демок. И думаю: "Еб твою мать, а почему ты это не выпускаешь? Почему ты недорабатываешь?" Ты всем говоришь: "Делай". А сам: "Нет, подкаст надо делать". Буду стримером теперь еще.


— То, над чем ты сейчас работаешь, — это продолжение "Rock’n’Rofl"?

— И да, и нет. У меня уже куча материала и пять разных идей альбома.

Я решил собрать на альбоме все то, что мне нравится. Я меломан, который не может определиться с направлением музыки, которую мне нравится писать, поэтому я решил объединить ее в альбом-плейлист. Посмотрим, как люди это воспримут, потому что я сам не фанат артистов, которые выпускает треки в разных жанрах, но хочу верить в то, что со мной это сработает.


— Bushido Zho недавно сказал, что все сейчас делают танцевальную музыку. Может быть, у тебя есть шаги в ту сторону?

— Я слушаю танцевальную музыку, но последние треки, которые я делал, — это панк, классический хип-хоп, поп-песни. Я люблю штуки, где можно поиграться с текстом. Танцевальная музыка? Нет. Я еще не испортил этот жанр своим присутствием. Были какие-то угарчики со Sqwoz Bab на альбоме — трек "Клубняк скачать".


— В старом подкасте у Поперечного ты — пусть и в шутку — сказал: "Если ты — это три твоих любимых рэпера, то я говно, получается". А кто твои три любимых рэпера?

— Loc-Dog. Этот человек стал моим другом, даже не зная об этом. Моим другом в наушниках. А потом стал моим близким товарищем в реальной жизни.

Это Оксимирон*. Я недавно поймал себя на мысли, что слежу и фанатею от того, что он делает, ровно половину своей жизни. Или уже даже больше.

Не могу достать третьего...


— Может, кто-то из западных...

— Я люблю и ненавижу русский рэп. Я слушаю много западной музыки, но мне очень важна текстовая составляющая. Я обожаю текстовиков. При том, что в бифе Кендрика с Дрейком я был на стороне Кендрика, у меня больше треков Дрейка.

Пусть будет Эминем. Образ Злого Малого я выстроил на Slim Shady. И бит, и первые треки на 17-м Независимом. Я читал биографические книги про Эминема. И путь его очень вдохновляющий.


— Ты прямо следил за бифом Кендрика и Дрейка?

— Я ссался кипятком, лез в комментарии, читал перевод. Я смотрел реакции западных стримеров. Я [в тот момент] был в Казахстане, мы работали на студии у Jah Khalib. А там никто за этим не следил, и мне было больно, потому что не с кем было обсудить.

Это потрясающе. Последняя точка этого бифа — это Дрейк, который зачитал на бит Metro Boomin на альбоме Sexyy Red, резко ворвался на BBL Drizzy. Я так разъебался с этого!


— Какой у нас был самый яркий биф?

— 1.Kla$ и Dessar (смеется) Очевидно, биф двух иноагентов двухгодовалой давности — Алишера* с Мироном*. Я вчера пересматривал.


— Кто там победил?

— Мирон*, очевидно. Он не мог не выиграть.


— Биф — это про текст?

— Это не про текст — это про баттл. Это про правильно сконструированный текст. У Мирона* написано таким образом, что от начала до конца держит в напряжении, интересно, куда он тебя ведет. Скачешь по эмоциональным качелям. Алишеровский — по-моргенштерновски хорош. Алишер* нас поразвлекал и повбрасывал мемов. Но Мирон* — праймовый Оксимирон*.


— Твой главный хит — понятно какой…

— "Елдак"!


— Не совсем. Это такой нишевый. Основной — другой ["Я в моменте"]. У тебя нет стремления повторить этот успех?

— У меня случайно получилось это. После того, как прошел первый год и мне надоело, что меня ассоциируют с этим, конечно, у меня было ощущение, что надо переплюнуть. Даже началась какая-то ревность: я выпустил после этого два альбома, а ко мне подходят люди на улице и говорят: "Песня "Я моменте" клевая, когда новые песни?" Я такой: "Всегда новые песни, всегда!" Это меня дизморалило, а потом я подумал: спасибо вселенной и всему, что можно благодарить, за то, что у меня есть эта песня. Не у каждого артиста за всю жизнь есть такой большой хит.

Мы обсуждали с командой, что мне нужны хиты. А я хочу кайфовать от процесса, не хочу думать, как это зайдет. Будет хит — супер, но сейчас я хочу просто кайфовать от музла. Я хочу написать байле-фанк, а вечером поиграть с пацанами рока. Я хочу проснуться и написать бум-бэп про взаимоотношения с родителями, а вечером поприкалываться, пофристайлить с пацанами.

У меня нет стремления переплюнуть "Я в моменте". Если не получится — я не буду считать, что это поражение.


— Ты не боишься, что твою музыку запомнят только по одной песне?

— Запомнят!


— Ты с детства увлекался рэпом. А твой главный хит попсовенький. Не обидно, что так получается?

— Абсолютно нет. Это так странно: "Блин, мне так обидно: у меня есть суперхит, который будет кормить меня всю жизнь! Как обидно, что это не рэп про сиськи!"

Знаешь, какой у меня второй по популярности трек на стриминговых площадках? "Мусора" со Sqwoz Bab и Красным Деревом. Где-то через 7-8 месяцев после выхода она начала набирать сумасшедшие цифры на Яндекс Музыке и в VK Музыке. Недавно была неделя, когда она обогнала по количеству стримов "Я в моменте". Я не знаю, как это произошло.

Прикинь, какой сюр: когда ты заходишь в карточку артиста Джарахов, зная его песню "Я в моменте", думаешь: "Сейчас такого вайба нахватаю". Слушаешь, а там — "Фараоны в синих рясах / Меня взяли с ***".







— Ты где только себя ни пробовал, у тебя было много разных проектов. Никогда не было страха, что выше, дальше уже некуда?

— Нет. Я постоянно пробую себя в чем-то новом. И чем больше я пробую, тем большим профессионалом я становлюсь.

Дальше — только продюсирование. В какой-то момент я понял, что не могу сниматься во всем, что придумываю, и не во всем я органичен.

Я знаю, что я сейчас наработал себе столько опыта в контенте, что спокойно могу быть хорошим продюсером. Тем более у меня продакшн полного цикла: мы полностью придумываем и реализовываем шоу другим ребятам.


— Ты недавно упомянул, что снялся в музыкальном шоу для телика. Можешь что-нибудь рассказать про это?

— Я был в жюри на популярном телевизионном музыкальном шоу. Я с огромным удовольствием провел время, посмотрел за четыре дня 20 концертов артистов разной величины, понабрался каких-то фишек. Лишний раз поторговать ебалом на телике — почему бы и нет?


— Ты стремишься на телик?

— Я не стремлюсь — он сам меня затягивает.


— А насколько телик актуален?

— У меня был поход в Comedy Club, после которого меня начали узнавать абсолютно все таксисты. Наш опыт на СТС добавил новой аудитории: теперь КликКлак можно смотреть всей семьей.

Телик актуален. Но у него другая механика: ты не видишь никакого фидбэка, не знаешь, зашло – не зашло. Но это расширяет аудиторию. Мне в комментариях в тиктоке иногда пишут: "Моя мама — ваш фанат".


— На СТС вышел только один сезон "КликКлак Шоу". Будут еще?

— Не знаю, хотел ли бы я именно "КликКлак Шоу" делать на СТС, потому что это была очень тяжелая работа. Я благодарен ребятам из СТС, что мы смогли реализовать такую штуку. Это был классный эксперимент по интеграции КликКлака в рамки телевидения, что нам далось хорошо.

Будем ли мы делать что-то для телика? Безусловно, да. Будет ли это "КликКлак Шоу"? Непонятно.


— Как изменился КликКлак с уходом Ильича?

— Несмотря на то, что у нас были равные права, для всех он был отцом. Я сам на год потерялся и не понимал, что делать с КликКлаком. Компания выжила только благодаря тому, что здесь есть прекрасные люди, которые любят то, чем занимаются. Если бы это были просто нанятые сотрудники, КликКлака бы уже не было.

Первый год после отъезда Илюхи был непонятным: зрители просят от нас форматы, которые я морально не могу себе позволить делать. Я не могу делать форматы, которые придумал Ильич или которые я не представляю без его участия. Приходили ребята и предлагали документалку про КликКлак. Я отказался. Ребята из Вписки предлагают сделать про КликКлак. Я пока не готов к этому.

Во-первых, все еще тяжело отпустить. Хотя сейчас мы не имеем никакого отношения к Илюхе. Мы снова пересобираем команду. У нас нет того, за что все полюбили КликКлак. Это ансамбль. От нас не только Ильич уехал. Нас покинул еще и Юра Музыченко. У него большая группа, которая с каждым месяцем становится все востребованнее.


— Вы долго были, и, может быть, остаетесь, близкими друзьями с Настей Ивлеевой. Как у вас отношения сейчас?

— Мы не виделись очень давно, но периодически переписываемся и каждый раз пытаемся назначить встречу.


— Как ситуация с Настей [речь о той самой вечеринке] повлияла на тебя?

— Это был день, когда я ждал поезд, чтобы поехать в Питер снимать подкаст с Никитой Кологривым. Мне начали писать знакомые про проходки туда: вся Москва собирается, бешеный ажиотаж. Меня еще такие большие люди спрашивают об этом, что я думаю, что я что-то пропускаю. Захожу в сторис — вижу костюмы у девочек, которые мне нравятся.

Я листал новости [потом], одним глазом смотрел в экран, а вторым — на небо, благодаря господа, что он увел меня оттуда. Я был бы там! Ситуация страшная. Даже сейчас я очень аккуратно подбираю слова.


— В интервью Собчак вы с ней обсуждали твою попытку всем угодить и быть неконфликтным. Ты сначала отнекивался, а уже после интервью как-то сказал, что увидел в себе это. Как дела с этим сейчас?

— Мне намного комфортнее. Например, когда я высказался на подкасте про Мелстроя, я прекрасно понимал, что параллельно говорю про своих товарищей — [например,] Егора Крида — в не самом приятном ключе, что повлияло на наши взаимоотношения. Год назад я бы, наверное, промолчал об этом. А здесь я подумал, что надо сказать, потому что меня это беспокоит.

Я работаю над этим. Быть комфортным для всех — это полный пиздец. Это штука из детства, когда ты пытаешься всем понравиться, никого не обидеть. Но в конечном итоге ты только себя постоянно обижаешь. Не надо быть удобным для всех. Таких людей не любят.

Моя излишняя доверчивость, открытость, неконфликтность у каких-то ребят вызывает ощущение того, что я подлизываюсь, пытаюсь угодить. У меня такая природа, что я не хочу, чтобы кто-то обижался. Я хочу, чтобы у всех все было хорошо. Можешь обратить внимание: когда в подкасте или в шоу "Пацаны" я отпускаю какую-то обидную шутку, я в этот же момент начинаю закрываться, хихикать и извиняться, потому что мне и смешно, и неловко одновременно, потому что я боюсь обидеть. На шоу "Плохие песни" я вбрасываю шутку про Юлю Гаврилину и сразу бегу к ней в колени извиняться.


— Ты сказал, что ты поклонник батлов и следишь за ними до сих пор. Как думаешь, возможно их возрождение в прежнем виде?

— Нет, в том виде, в котором они были раньше, не думаю, что возможно. А вообще это феноменальная история, которая разве что в России и, по-моему, в Филиппинах сработала — когда баттлы вышли из ниши в главный формат. Мы все помним, как Иван Ургант баттлился со Шнуром в передаче "Вечерний Ургант". Это не должно было произойти с баттлами, но произошло.

Сейчас баттлы находятся там, где должны. Никто из новой школы баттлиться не пойдет, потому что это для них кринж. Может быть, следующая школа решит: "Да, баттлы нам подходят". После эпохи баттлов с обилием текста пришел рэп из двух строчек в виде Фейса*, Моргенштерна*, где ноль текстовой составляющей.

На подкасте с Букером мы обсуждали, что после этой эпохи обязательно настанет текстовая. И потом пришли ребята, которые снова принесли нам панчлайны, но в виде бэдбарсов. Весь Melon Music — это панчлайны на бэдбарсах. Потом и это всем надоело, и сейчас мы наблюдаем, что русский рэп жив снова. Только в новом формате. Ребята из объединения 52. Macan. Это самые большие имена сейчас. И это прямо русский рэп.

А после русского рэпа что? Скорее всего баттлы. Но вообще Soda Luv мог бы побаттлиться. Рома 163-й тоже. На BPM какой-нибудь. Я бы посмотрел на это с кайфом.

Сейчас самый популярный баттл-рэпер — это кто? Palmdropov, наверное, судя по количеству тиктоков [с ним], которые мне попадаются.


— 12 июля тебе будет 30. Как будешь отмечать?

— В прошлом году я попробовал по старинке отметить день рождения в кругу близких, и мне очень понравилось. До этого у меня были большие медийные тусовки, куча людей.

Я не планировал еще [в этом году]. У меня есть один заготовленный разъеб в виде мероприятия, которое я скорее привяжу к своему дню рождения. Мы работаем над этим вместе с ребятами с VK с начала года. Я не могу раскрывать всех карт, но могу сказать, что моя давняя мечта о возведении кринжа в абсолют будет осуществлена.


— Что чувствуешь по поводу приближения 30 лет? Многие ощущают это как серьезный переход.

— Мне очень нравится взрослеть. Я почти тот Эльдар, каким хотел себя видеть несколько лет назад. Мы возвращаемся к началу нашего интервью. Тридцать я отмечу трезвым, и для меня это очень важно.

Вместе с этим меняется мое мировоззрение. Я прислушиваюсь к себе. К тридцати годам я понял, что такое — любить себя. Это очень важно. Я ощущаю любовь, предвкушаю свой юбилей и вхожу в него с уверенностью в том, что все только начинается.


— Ты давал интервью The Flow восемь лет назад.

— Где "Блогер такой же даун, как зритель"? Как я это вообще высрал?



В ТЕМУ:

Эльдар Джарахов: "Люди видят, что видеоблогер такой же даун, как и зритель". YouTube-звезда и рэпер — о рекламных гонорарах, работе с Disney и о том, нужен ли сайту The Flow свой влогер




— Мой коллега Андрей Недашковский спрашивал у тебя, куда будет двигаться видеоблогинг. Ты говорил, что часть контента будет платной. Интересно читать это спустя столько времени. Как ты думаешь, как дальше будет меняться блогинг? Искусственный интеллект будет влиять или что-то еще.

— Меня пугает клиповое мышление, тренд на смену кадров каждую секунду и потребность в таком контенте. Я постоянно ссылаюсь на фильм "Идиократия", где показывают 2505 год — мир, в котором все максимально обленились и средний айкью по планете — 20.

К сожалению, мне тоже приходится играть по этим правилам, чтобы оставаться на плаву, — делать вырезки из подкастов с ебанутым монтажом с выпрыгивающими буквами.

Какое развитие? Мне кажется, пик пройден. Все блогеры делают шоу, блогеры — на телевидении, блогеры — очень богатые люди. Я сам иногда с огромным удовольствием смотрю каналы маленьких ребят, которые сидят и что-то рассказывают без сложного монтажа. Я видел комментарии от людей: "Спасибо большое, что это не шоу". Мне самому иногда не хватает лайфстайла.

Когда мы записывали интервью в прошлый раз, Medium Quality еще не пришли в интернет и величайший Слава Дусмухаметов не заполнил абсолютно все однотипными шоу.

Пик в России пройден. Хотя ютуб внедрил возможность перевести свои видео на разные языки. И, возможно, скоро кто-нибудь наш станет мировой звездой. Может быть, это будет Дима Масленников, Влад Бумага. Думаю, что Мамикс заслуживает его, как никто другой, при всем уважении к вышеперечисленным.

А куда разовьется блогинг? По фигу. Я человек, который давно этим не занимается. Я просто разговариваю с людьми у себя дома. Я не могу сказать, что это какой-то контент, над которым я стараюсь. Подкаст — это просто отдушина.


* Власти РФ считают их иностранными агентами

Из чего состоит вселенная Хаски? Разбираем в новом видео
Мотивация, продуктивность, ЗОЖ
Новая power couple нашей сцены или просто прогрев перед фитом?
Pharaoh, Mnogoznaal, Kizaru, Big Baby Tape, даже сайт The Flow