Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Интервью: Кирилл Бусаренко

"Я антисистема" — большое интервью Kizaru

Гарик Харламов, "хорошая работа, Олег", правильный рэп, искусство панчлайна и одиночество — обстоятельный разговор с барселонским музыкантом перед выходом нового альбома.
Комментарии
0

— Очень удивился, что ты подписан на паблик группы Увула.

— Мне кто-то показал их творчество. Ребята делают очень классный панк-рок или около того. Я просто слушаю разную музыку, не зациклен на рэпе-трэпе-трилле. Слушаю Шадэ, Синатру, эмбиент, иногда даже техно могу послушать. Считаю, что если ты делаешь музыку, то должен быть развит в разных направлениях.


— Послушал “Savage Mode II”?

— Я фанат 21 Savage, люблю Young Nudy, всю эту движуху Восточной Атланты. Мне альбом понравился — в нем лучше доносятся правильные мысли, но при этом вся грязь, уличность и чернуха остались.


— Подумал, что у тебя с 21 Savage есть пересечения по биографии — тоже иммигранты, тоже поднялись на рэпе.

— Есть пересечения. Но у него все легально, а я вот только сейчас получаю документы. Очень долго с ними боролся, потому что со всем своим бэкграундом это было непросто. Два месяца где-то осталось ждать — смогу путешествовать по Европе и ездить в Украину.


— У вас еще татуировок много. Какая для тебя самая ценная?

— Наверное, девятихвостый лис Курама из анимэ “Наруто”. У него бесконечная чакра. Для меня это значит, что я стараюсь не разочаровывать людей в своем творчестве, как это происходит с артистами в России.





— “Savage Mode II” открывается монологом Моргана Фримана. Кого бы ты позвал записать интро к своему альбому?

— Не знаю, успеет он или нет, но я уже договорился с Гариком Харламовым. Это мой любимый комик — он действительно умеет шутить, у него развито актерское мастерство, очень умен. У него сейчас куча съемок и сериал на сериале. Мы поддерживаем связь, иногда переписываемся.


— Что он будет говорить?

— Я попросил его высказать мысль о ненависти и зависти. Или поразмышлять о современном рэпе — может, под*****ть его. Я немного смеюсь от того, что происходит с жанром в России.






— Прочитал в новостях, что в центре Барселоны вышли 700 человек с протестами против коронавирусных мер. Что у вас творится?

— У нас постоянно кто-то выходит. Жгут мусорки, жгут машины, пытаются снять второй карантин. Естественно, никто им это не даст сделать.


— Когда ты интересовался, зачем люди скупают туалетную бумагу, ты это писал про Барселону?

— Мне в принципе был непонятен этот прикол. В любой момент ты можешь выйти в магазин и купить ее — она никуда не исчезнет. А тут какой-то бешеный закуп, будто мы готовимся к апокалипсису, а не к обычному вирусу.


— С введением карантина и закрытием границы когда ты в последний раз видел маму и родных?

— Маму и отца видел один раз за шесть лет даже без вируса. Я не то чтобы сильно расстроен — у них своя жизнь, там еще брат и две сестры. Я уже взрослый парень, мне 31, как-то сам. Но мы общаемся по телефону.


— Чем Кизару-2017 отличается от Кизару 2020?

— Я больше не отвечаю на вопросы “а как тебе это, слушал ли ты то”. Я пропал с радаров интернета и не особо что-то выкладываю в инстаграм. Поварившись во всем этом, я не получил так просто свой fame — для меня это легкий сумбур, я не буду выпендриваться и вести себя как звезда, не чувствую себя таковым.

Просто люблю делать рэп — это люди и должны обо мне знать как о человеке. Мне абсолютно осточертело, что кто-то верит в мою историю, кто-то не верит, кто-то говорит, что я вру. Мне 31 год, понял? Я взрослый дядька и кого-то учить жизни — это мимо.

Как я поменялся? Меня з*****о интернет-коммьюнити. Я немного устал от фейковых инфоповодов, каких-то интернет-бифов. Сижу тут и ни к кому не прикасаюсь, ни с кем из Российской Федерации не общаюсь.


— Ты поэтому поудалял записи в твиттере?

— Да, я иногда даже пишу, читаю написанное и понимаю, что это мое личное мнение и его не стоит показывать — только кучу дерьма получишь в ответ. Ладно бы это было обоснованное и подвешенное фактами дерьмо, чтобы я прочитал и подумал: “В натуре, так оно и есть”. А это просто высер школьников и взрослых без мозгов, кто-то считает себя слишком крутым.

Я устал судить, понял? Вот почему я злюсь и о ком-то выражаюсь плохо? Потому что мне хотелось бы видеть ответственность в музыкальном плане. Я до сих пор чувствую нотки русского рэпа — и это русское не искоренить. А другие считают, что этого нужно придерживаться и держаться, потому что это наше. Да нет ничего нашего. Это афроамериканская культура. Наш тут может быть только язык. Разница между рэперами — это представление о крутости и силе слова.


— Как ты относишься к тому, что твои выступления и трансляции разбирают на мемы?

— Не скажу, что позитивно, но и не то чтобы негативно. Это их дело. Судить никого не буду. Но, пацаны, вы реально заходите с утра в интернет, находите мое видео и специально делаете мемасы? Мужики, придите в себя. Нечем по жизни заняться? Я понимаю, настроение поднимается, кто-то видит свой юмор. Но это же трата времени в никуда и ничего по жизни не даст.

Если это кому-то приносит счастье и улыбки, то пускай делают.


— Обнаружил, что в тиктоке у роликов по хэштегу #кизару около 300 миллионов просмотров. Напрягает, что тебя многие знают как героя мемов?

— Если это в современном мире имеет такой вес, — я про тикток и мемы — то пускай будет. Я от этого точно не проигрываю. У меня нет тиктока — только панчи про тикток. Я не люблю все это явление. Это тупое кривляние перед камерой. Я понимаю, когда ты в бриллиантах и дизайнерских шмотках на студии врубил свой лютый трек и флексишь под него. Это вполне нормально и часть культуры. Но, б***ь, все эти ролики и челленджи — это такой фастфуд, что после него живот может заболеть. Но, скорее, заболит голова.


— У эдлиба “Хорошая работа, Олег” есть история?

— Когда-то давно мало кто знал про Larry June и я услышал его эдлиб “Good Job Larry”. Подумал, что это круто, взял, перевел, послушал — а звучит неплохо. На самом деле это изначально из фильма про Остина Пауэрса. Я бы не стал просто так п*****ь эдлиб, если бы не знал его происхождение.



Трек "Russian Most Wanted" — где большинство впервые услышало эдлиб



— Во “Вписке” 2017 года ты рассказывал, что рэп тебе приносит меньше торговли. Как сейчас?

— Все наоборот. Уже как год. Всегда есть запасной план — не получится с рэпом, получится с трэпом. Если прикидывать по процентам, то рэп приносит 70 процентов дохода.

Скажу честно, я уже не особо к чему-то прикасаюсь — все давно делается за меня. Сводишь людей и имеешь процент. Я не ношу сумки с места на место. Мне 31, может, хватит уже? Но иногда скучаю по движухам и адреналину.


— Паранойя развивается от такого?

— Конечно. Особенно, если еще и куришь при этом. Видишь ли, я перерывами это делаю — два месяца не курю, месяц курю и так далее. Курю намного меньше, чем раньше. Это все же бьет по здоровью.


— Слышал, что если часто употреблять, то трава перестает действовать.

— Это правда. Но я курю такую, которая на тебя будет всегда действовать. Сколько бы ты ни скурил.


— В фильме Ленты.ру ты рассказывал про жутких марокканцев. Все еще имеешь с ними дела?

— Ну, не то чтобы тебе п***а, просто хорошо иметь таких друзей и знакомых. Я могу на Раваль зайти со всеми своими цепками и часами — и все будет нормально. Зайдет другой — вряд ли выйдет со всем своим. А сейчас время такое, что снимают не только в плохих районах, но и абсолютно нормальных. Людям в Испании нечего кушать.


— Какая показательная история про марокканцев приходит на ум?

— Все истории про перекуп. Мне вот вчера скинули сумку-коллаборацию Louis Vuitton x Off-White, которая стоит 5 800 евро. А мне ее предлагают за 3 200. Ты же понимаешь, что это украденная вещь. Телефоны, дизайнерские вещи, ювелирка — что хочешь, на это все есть расклады. Я не особо пользуюсь их услугами — у меня свой ювелир, например.


— Сколько стоит твоя ювелирка?

— Браслет Cartier за 44 тысячи, один браслет стоит 45 штук, другой где-то 17 тысяч. Часы где-то 30-40 тысяч. Кольца, цепи и так далее. Браслеты на правой руке сейчас сотка с чем-то.





— Haunted Family еще функционирует?

— Да, просто я избавился от почти всех людей. От тех, кто якобы что-то делал, но на самом деле торговал е***м. На альбоме у меня будет фраза “не приходи ко мне, когда я строю империю, не приходи ко мне без инструментов и материала”. Я больше не подпускаю людей, которые не креативные, ничего не делают и не хотят. Только те, кто заинтересован в elevating.


— Obe 1 Kanobe все еще в Haunted Family?

— Обик всегда в Family. У каждого в детстве есть кумиры — для меня таким был Никита. Когда я услышал его рэп, то сказал: “Так вот она где чернота, вот оно”. Его треки в детстве были прямо тем самым, чего в России практически нет у никого. Это отображение той реальности, в которой он жил. Загрузи его любой фристайл — сейчас люди не смогут так зачитать. Вот есть такое выражение “все гениальное просто” — Никита не искал сверхсумасшедшие и умные слова, а использовал простые, но которые сильно звучат. Он очень сильно повлиял на меня и сложение моих рифм, просто я ушел дальше по ритмике.

Никите не надо рассказывать, что такое панчлайн. Многие в России думают, что знают — это не так. Они живут в заблуждении о методе и технике панчлайна. Вот что заложено в понятие “бьющая строка”? Назови мне рэперов, у которых строки бьют. Там как минимум должна присутствовать грязька.


— Приведи пример своих панчлайнов, чтобы было понятно.

— У меня панчлайн на панчлайне.

“Очень высоко, hoe. Ты не достанешь,
Выдам в рот, даже если это Билли Айлиш.
У меня fishscale, у них все тот же Vanish,
Хочешь со мной тяпнуть, но ты вряд ли встанешь.”





— Твой прошлый альбом “Karmageddon” уже больше года в топ-50 Apple Music. Как ты это объясняешь?

— Я не объясняю. Наверное, большинство людей думает, что я дропну альбом и будет не так. Мой новый альбом раз в десять сильнее “Karmageddon”. Может, он немного в другом настроении — там куча разных треков, куча разных стилей. Я пишу рэп с 20 лет и не верю, что сейчас есть возможность выпускать музыку такого качества. Что ты слышал у поголовно всех русских, — и это можно понять по “Narcos” — такого нет ни у кого. На этом альбоме я покажу, как высоко можно забраться — по флоу и по технике, со мной будет очень сложно соревноваться. Там шестиэтажные рифмы.


— Ты упомянул “Narcos”. Кто такой YG Woods?

— Мой битмейкер. Удивительный. Он с Дагестана, молодой, талантливый. Он отметил в инстаграме какой-то бит — я послушал, он мне очень понравился. Попросил прислать дороги, чтобы вместе поработать.

Вообще, у меня очень мало русских битмейкеров — могу выделить еще Flory. Так у меня один Амир, другой Митхат — горные ребята.





— На альбоме будут фиты с западными рэперами. Denzel Curry появится?

— У меня с ним лежат два трека. Я не буду их пихать на альбом — не впишутся. Выпущу как сингл. Он артист другого уровня.

Трэп же — это наркота, ювелирка, жопы, вся движуха. Только скажи, кому это не нравится? Не нравится, тогда ты не мужик. Не нравятся дорогие машины, дизайнерская одежда и бабки — мне не о чем с тобой говорить. Значит, ты врешь самому себе.


— Фитов с западными рэперами будет много?

— Нет. Один ты слышал — с Hoodrich Pablo Juan. И будут с Tory Lanez и Smokepurrp. Young Nudy не успел сделать свой парт, а я не люблю задрачивать людей напоминаниями. Видимо, все время готовил альбом с Metro Boomin. У меня еще лежит фит с BlocBoy JB — он должен выйти на интернациональном альбоме Hoodrich Pablo Juan.


— Фит с Tory Lanez записывался до истории с Megan Thee Stallion или после?

— После (смеется). Честно, ни ты, ни я, ни миллионы обсуждающих эту ересь людей, не знают, что там было на самом деле. Это только наши догадки. Как мне кажется, это полный п****ж — если что-то и произошло, то только по вине телки. Потому что все в жизни происходит из-за телок.


— Ты все еще хочешь записать альбом на английском?

— У меня уже есть один трек на английском. Я не спешу с английским, потому что это тяжело — не просто соревноваться, а стоять на том же уровне, как мои кумиры.


— Ты рассказывал, что хочешь поехать в Америку.

— Моя мечта — уехать в Штаты и поступить в институт. Что угодно бы изучал для общего саморазвития и языка. Представь, как много ты можешь выучить слов, если будешь изучать предметы на английском. Я вот в детстве много играл в World of WarCraft — когда начинал играть, это была классическая версия, где все было на английском языке. Чтобы играть, мне нужно было учить язык. И вот эти часы в компьютерном клубе со словарем постепенно дают понять, что тебе нужно делать. В плане языка меня сильно развили рэп, музыка, компьютерные игры и книжки.




— Хочешь быть международной рэп-звездой?

— Есть такое. К этому и стремлюсь. Но я не стыжусь, откуда я и своего языка — я стыжусь людей, которые пытаются пихнуть говно в обертке конфетки.


— Ты сейчас про современный русский рэп?

— Делайте свою музыку, но просто не называйте это рэпом. Делайте что и как угодно, но называйте вещи своими именами. Все стало рэпом, понял?


— Какие у тебя критерии настоящего рэпа?

— Подача, техника, бьющая строка, потом уже сторителлинг, метафоры и все такое — но последнее уже не так важно. Для кого-то тип, который не попадает в “квадрат”, но рассказывает душещипательную историю, кажется круче. А я возьму карандашом по парте бит ему отстучу — он в него не попадет.

Вся эта культура и ее история — непростые вещи. Просто люди их воспринимают по-простому. Все сейчас могут делать рэп — не нужно мозгов и стараний, чтобы выстрелить. Я сижу сутками над текстами — иногда легко, иногда тяжело. Я работаю и потею, мне интересно прыгнуть выше головы. Наверное, это и есть работа, а не люди, которые пару раз выстрелили и теперь это их кормит. Я считаю, что каждый мой альбом — это новый трофей и апгрейд. Не говорю, что царь и бог, но я уже намного больше понимаю, чем в 26 или 27 лет. Мне уже 31 и я очень много всего понимаю в музыкальном плане.


— Три человека, которые сейчас делают в России настоящий рэп.

— Rocket. Он крут своим вайбом: молодым и наркоманским. У меня более агрессивная музыка. Если за ним будущее, то я спокоен.

Jabo. Армянин. У него такой автотюновый звучок — он мне нравится, потому что он под этим соусом подает очень правильные мысли. Не говорит “я сделал то-то и выебал того-то” — это я такой, это мой рэп, даже не скрываю. Зато как я это делаю!

OG Buda, но с оговорками. У него есть большие задатки. Он понимает, что делает, но много перенимает того, чего не стоит перенимать. Берет не лучшие моменты из культуры — “курим жирные члены”, вот это все. Я понимаю, что это стеб и взято у Young Thug. Но если бы при мне такое сказали, я бы подошел и сказал: “Чувак, говори за себя”. У меня другое воспитание и ценности. Если я буду курить большой жирный блант, то и называть его буду “big fat blunt”. Курят члены только бабы — у нас такой прикол в школе был. А сейчас это не прикол — это п****ц.


— В чем твоя претензия к русским рэперам, которые делают дрилл?

— Просто выразил мнение и считаю, что никто не должен его скрывать. Я следил, как развивалась вся дрилл-движуха. Дрилл — это тот же трэп, но еще легче. Я сказал, что рэперы как шлюхи пересели на дрилл, потому что это стало модным. Я разве не прав? А вот завтра станет модным читать рэп с дилдо во рту.

Когда в этой стране у людей появится что-то свое, собственное взвешенное мнение? Вот Rocket почему-то не пересел на дрилл, а выпустил минималистичный эмбиент-трэп, от которого я кайфую.







— Все еще хочешь делать школу рэпа?

— Да, у меня есть мысли, но это будет чуть-чуть попозже. Это будет типа кэмпа с activities и атрибутами рэп-истории. Экзаменов не будет — только саморазвитие.


— Ты переслушиваешь свои старые треки, где бумбэп, фанк и социальные темы?

— Я заметил, что очень много людей знают, что я делал в те времена в Питере. Мне очень приятно. Некоторым людям больше нравится то творчество. Это чутка неправильно, потому что звук, подача и техника были на смешном уровне.

Наверное, я поэтому и пришел к тому, что сейчас имею. В начале карьеры была картина в голове, что рэп и индустрия — это все по связям. И я никогда не стремился туда, потому что это была для меня закрытая тема. Никогда не хотел быть рэпером. Я всю жизнь продавал траву, гарик, потом связался с коксом и продавал его четыре года — потом понял, что это мрак и переключился на музыку.

Я говорил себе каждый день, что делаю х***ю. Записывал миллион треков и говорил, что вроде как что-то есть, но все равно не то. Говорил себе: “Говно, говно, говно”. Занимался самолинчеванием. Как думаешь, много рэперов так делают? Может, поэтому и пришел к тому, что есть сейчас.







— Твоя цитата: “Баста ничего не сделал для русской рэп-игры”. Правда так считаешь?

— А что он сделал?


— Вывел жанр в массы, одним из первых рэперов начал давать большие концерты, стал звездой.

— А знаешь почему? Потому что это не рэп. Думаешь, в те времена публика встретила бы какого-нибудь Фейса или Фараона? Это зашло, потому что было подано под соусом русского блатняка. Это не было рэпом — это была дворовая гоп-движуха про пацанчиков с района. Та культура, которой я живу, не подразумевает истории о гоп-пацанчиках. Мне не интересно, что там у тебя на районе. Мне интересно, когда вы на наркоте лямы поднимаете, а не шапки с лохов сбиваете и на мобилы кидаете. Если ты серьезный мужик с яйцами, то должен двигаться с серьезными людьми и понимать, что за это еще и сроки них****е грозят.


— Группа Рыночные Отношения в таком случае — рэп?

— Рыночные Отношения — это всегда Рыночные Отношения. Это конкретно русский рэп. Мне не нравится то, о чем они читают, хотя в их словах есть правда. В России все читают осторожненько, иначе к ним приедут мусора. А я живу в другой стране и мне п***й. Кто-то может сказать, что я сижу тут в своей Испании и мне ничего не будет. Но я и выбрал этот путь, потому что я антисистема, н***й. Ненавижу политиканов и мусоров — сжег бы их всех в аду. Это они зло, а не я, братан, со своими наркотиками и трэпом.

Мне раньше было важно, чтобы рэпер жил тем, о чем он читает. Уже нет. Потому что это невозможно.


— Что ты думаешь про Чипинкоса?


— Две стороны медали. С одной стороны — смешно, п****ц, я так никогда не смеялся как с этого типа и D'yadya J.i.. Они победители. Даже смешно, что я имена эти знаю.

А с другой стороны — мне очень жалко и грустно. Если они по-настоящему и без приколов считают, что они крутые музыканты и много голов по жизни забили, то их нужно отдать лечиться. В России из любой проблемы делают шутку — вот это н***я не смешно, это болезнь.






— Почему ты перестал общаться со Смоки Мо? В недавнем интервью он предположил, что из-за фита с Витей АК.


— Это тоже грустная история. Начну с начала. Смоки Мо — кумир, я вырос на “Кара-тэ”, “Планете 46”, Времени тигра”. Мы общались, я долгое время был подписан, мне казалось, что Санек классный пацан. Прошло много времени. И вот раз за разом я начал наблюдать, что в его инстаграме появилась куча дропов и музыки, которая мне абсолютно не нравилась. Я закрывал глаза — это же мне не нравится. На четвертый или пятый дроп сингла не выдержал и отписался. Вообще не понимаю, что он делает — никакая музыка.


— Правильно понимаю, что с Rose 044 ты тоже не общаешься? Он писал, что из-за фита с Boulevard Depo.

— Я уже давно ни с кем не общаюсь и не ссорюсь. Меня люди в интернете специально выводят на конфликты, чтобы я побесился и это разошлось. Этого больше не будет. И этих людей подпускать к себе не буду. Говорить, кто плохой, а кто хороший, я не буду. Бог им судья.





— У тебя настолько сильные принципы, что ты готов прекращать дружбу из-за не той музыки или фита не с тем артистом?

— Да. А знаешь почему? Потому что я настолько люблю то, чем занимаюсь. Я п****ц как люблю то, что делаю. Это мера любви. Я не готов мешать свое творчество и имя с теми людьми, которые относятся к своему делу не так трепетно и душевно как я.

Музыка для меня на первом месте, а не какая-то дружба. Сейчас нет никакой дружбы — сейчас люди улыбаются, а за спиной говорят вещи и обсуждают тебя. Мне интересно развиваться в музыке — нет интереса к бифам, диссам, грязному белью, кто чем занимается. Только музыка имеет право быть в моей жизни.


— Это очень категоричная позиция. Нет опасения остаться одному?

— Я давно один, брат. Давным-давно. Живу в другой стране — люди приходят и уходят. Они что-то рассказывают, потом делают что-то совсем другое. Я устал кого-то подпускать и наступать на грабли, как в мультике про Тома и Джерри. Как-то сам по себе. У меня куча классной музыки, очень большие связи со штатовскими продюсерами и исполнителями. Я иду в этом направлении.



comments powered by Disqus
Цитата: "Манда, ты ходишь на ютуб как на работу, я же и двух слов не свяжу на камеру — у меня нет ни единого шанса против тебя в этой войне!"
История создания самого трагичного и, похоже, лучшего альбома Славы “Чудовище, погубившее мир”.
Федук — о новом альбоме и всём, что окружало его последние годы.
Героиня большого интервью на The Flow — Таня Мингалимова. "Нежный редактор" Дудя, она запустила одноименный успешный канал с интервью, а затем — программу "Подруги" об отношениях, секспросвете и феминизме. Формальный повод для интервью — дебютный рэп-клип, но ему посвящена только небольшая часть разговора.