Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Николай Редькин

Будущее русского рэпа — как оно выглядит?

Разбираемся, кого туда возьмут
Комментарии
0

Так вышло, что в 2015 году на этой планете рэп — это впередсмотрящая музыка. Которая определяет не только тренды внутри жанра, а более глобальную повестку дня: тренды в поп-музыке. Заглядывает в будущее, если хотите.

Пример — Kanye West и его альбом “Yeezus”, над которым трудились люди, лет на 15 моложе рэпера, у которых и мир другой, и музыка другая. Контрпример — прошлогодний альбом Wu-Tang; мне очень нравится метафора про “запаянную колбу” из рецензии The Flow. Это не беда: на такую музыку найдется слушатель (если не в Америке, то где-нибудь в Восточной Европе), которому важнее не вперед смотреть, а изо всех сил предаваться ностальгии, но это уже отдельный разговор.

Как обстоит дело в русском рэпе? С одной стороны, есть интернет — и новая музыка доходит до слушателя моментально.

С другой стороны, под “музыкой будущего” часто понимается что-то, что уже давно отжило свое.

Есть такое мнение, что вперед смотрят двадцатилетние. Что есть такая молодая шпана, которая сейчас придет и сотрет старичков с лица земли. В качестве примера часто приводится движение Yung Russia, в невнимании к которым нас некоторые упрекают. За всех не скажу, но лично мне очень интересно наблюдать за ними (и очень нравятся некоторые песни Pharaoh), но дело-то в том, что их музыка пришла совсем не из будущего.

Волна “мертвого” рэпа прошла на Западе несколько лет назад, когда молодые люди начали слишком близко к сердцу принимать музыку покойного DJ Screw. Так родился жанр “витч-хаус”, который прожил примерно год, подарил нам хорошую группу Salem и несколько десятков рэперов, которые принялись делать гулкий, нарочно плохо записанный рэп, звучащий как кассетные записи ранних Three 6 Mafia. Обозначали они эту музыку ярлычком “trill”.

На trill-волне частично выехал A$AP Rocky, но почти сразу же, добившись успеха, дистанцировался от нее. Остались люди, которым до сих пор комфортно в этой эстетике (насколько вообще может быть “комфортной” эстетика гробов и перевернутых крестов) — Bones, Raider Klan, Sad Boys и другие. Этих людей и взяли в качестве примеров артисты из Yung Russia. Мягко говоря, музыку не первой свежести.

А вот, смотрите, что в этом время происходит у артистов из категории “постарше”. Влади, живой классик русского рэпа, которому не требуется никому ничего доказывать, берет в студию Сашу JF, человека другого поколения, другой закалки и с другой музыкой в плеере — чтобы записать с ним новый альбом. Баста делает совершенно “трэвисскоттовскую” песню “Лед”. Гуф — вот уж, казалось бы, на что консерватор — находит своего Mavado, питерского дэнсхолльщика Ригоса и записывает с ним свежий, полный интересных находок альбом “420”.Странно, да? Почему-то выходит так, что на шаг вперед заглядывают не люди, которые кричат, что они — новое слово в русском рэпе. А те, кого мы воспринимаем как часть рэп-истеблишмента.

Вопрос о том, кто будет формировать рэп-повестку в стране, остается открытым. Будут ли это теперешние молодые и горячие — ATL, Yanix, Скриптонит? Или через несколько лет о них будут вспоминать как о странных рудиментах ушедшей эпохи?

Продолжат ли Баста с Влади держать руку на пульсе? Или это их последняя попытка запрыгнуть в уходящий вагон?

UPDATE Информация о том, что над треком "Лед" работали сторонние битмейкеры оказалась ошибочной — в твиттере Баста сообщил, что спродюсировал ее сам. Приносим извинения за неточность!


comments powered by Disqus
Олег ЛСП и Денис Грязь рассказывают историю создания "альбома-обманки".
20-летний музыкант прошел путь от ютубера с 41 подписчиком до продюсера, создавшего фирменный звук Моргенштерна.
Скандалы, анонсы новых альбомов, стендап и двуличность коллег — в новом выпуске вашей любимой рубрики артисты обсуждают все это и не только.
Есть традиции, которые даже 2020-й год не способен нарушить. Одной из таких для нашего сайта является “Новый Флоу” — ежегодный проект, посвященный новичкам, в которых мы верим.