Тексты

Лигалайз: "Моя жизнь после 24 февраля потерпела крах"

6 цитат из интервью рэпера "Новой газете" — про то, зачем оставаться в стране, которая "возвращается в советский кошмар".

Лигалайз дал интервью "Новой Газете".

Мы выписали из него шесть фрагментов — о том, что уже несколько лет рэперу запрещают давать концерты, о том, как часть слушателей осудили его за антивоенную позицию и о том, почему он остается в стране, хотя готов к тому, что рано или поздно у него на двери кто-то нарисует последнюю букву английского алфавита или случится что-то похуже.

Полностью текст доступен по ссылке.


О ЗАПРЕТАХ КОНЦЕРТОВ

"Я в пресловутом черном списке уже несколько лет, еще до всех этих дел с СВО. Была громкая работа "Застой 2.0", потом клип "Забрало протри" с фотками Жени Фельдмана, который у Навального (власти включили его в список террористов и экстремистов) работал. И началось, стали слетать муниципальные концерты, потом частные. Какой-то боксерский фестиваль я должен был закрывать. Мне написали: "Ну, вы же понимаете…" То есть такие формулировки. Им звонят и настоятельно рекомендуют не проводить концерт указанного артиста. Люди не хотят проблем, разводят руками и отменяют. Так сорвали несколько концертов: Москва, Владивосток, Находка… Раньше я частенько выступал на День города, фестивали были какие-то молодежные. Меня с удовольствием звали. А сейчас в бэкстейдже разговоры: "Нет, его нельзя!"



РОССИЯ-2022 — ЭТО ВОЗВРАЩЕНИЕ В "СОВЕТСКИЙ КОШМАР"

"[Моя жизнь после 24 февраля] потерпела крах. Это полный провал, проигрыш вчистую.

Я всю жизнь работал над тем, чтобы разбить стереотипы о своей любимой стране. Мне очень хотелось, чтобы мир не боялся нас, не считал агрессивными кретинами, дебилами недоразвитыми. Мне нравилось общаться с людьми других культур и рассказывать, что русские такие же, как они, что после распада Советского Союза всё изменилось. Мы открыты миру, со всеми дружим, у нас классная передовая замечательная страна. И я действительно так думал, я верил, что в трудную минуту русский человек сделает правильный выбор, что он уже научен историей. Таких граблей, такого карикатурного возвращения в советский кошмар я и представить себе не мог, мне не верилось, что такое возможно.

Спеты же уже все песни, написаны книжки, сняты фильмы. Уже настолько прямым текстом всё сказано. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять элементарные истины, обходить пропагандистские ловушки, не быть дикарем. Но нет, люди как бараны идут в тот же капкан, даже некоторые мои друзья повелись".




ПОЧЕМУ РЕШИЛ ОСТАТЬСЯ В РОССИИ ПОСЛЕ 24 ФЕВРАЛЯ

"Решение — это громкое слово. Я колеблюсь каждый день, каждую минуту. Не знаю, прав ли я, но у меня сын, семья, обязательства перед людьми, с которыми я работаю. А куда-то поехать, начать всё заново — у меня закрыты уже эти гештальты: я жил год в Африке, два года в Чехии, ну и просто поездил и в какой-то момент решил, что хочу жить дома.

Я так люблю и уважаю своих предков, настолько ценю их работу, их судьбы, они были хорошими людьми, много сделали для хорошей России, для той России, которой можно гордиться. Она никуда не делась, она в растерянности сейчас и пытается остаться в живых. А может быть, я чувствую ответственность перед людьми, которым не так просто уехать, их миллионы. Это серьезная привилегия — уехать. Иногда просто нет денег, люди живут, сводя концы с концами.

Из ста сорока миллионов как минимум 50 процентов не поддерживает происходящее, как-то обидно, если все сбегут. Но я не знаю, прав ли я. Вообще, время такое, что нет правильных решений".



ЧАСТЬ СЛУШАТЕЛЕЙ ОСУДИЛА ЕГО ЗА АНТИВОЕННУЮ ПОЗИЦИЮ

"Знаешь, с какого-то момента я перестал говорить с ними [слушателями] на эти темы, боюсь разочароваться.

Я пишу для них совсем неглупые песни, веду неглупые разговоры, которые требуют каких-то человеческих качеств, сострадания, например. И вдруг я увидел, что там такой мрак!

Наверно, я чего-то не понимаю, но я очень удивился, когда после антивоенных постов меня стали прямо серьезно атаковать. У меня [в инсте] сотни тысяч подписчиков, и вот сразу после 24 февраля я пишу: "Нет <>" на черном фоне и слово "шок". Других слов у меня тогда не было, потому что действительно сильный шок. И началось: "Где ты был восемь лет?" — и так далее от людей, которым я только что выдал протестный альбом, где обо всем этом говорю: "Побольше крови, побольше Солсбери и Сирии, / Больше Донбассов, Крымов, больше зла для России, / Чтобы вокруг на дух вообще нас не переносили, / Чтоб мы от всех закрылись наконец во главе с мессией".

Куда уж яснее. Я был настолько обескуражен, мне казалось, мы говорим на одном языке. А сейчас я убеждаюсь, что власти, наверно, правы, нашему народу можно скормить что угодно, все схавают. Я думал, что нет".



КАМБЭК ГРУППЫ D.O.B. КАК СПОСОБ ДЕЛАТЬ РЭП, ЗАМКНУТЫЙ НА СЕБЯ, БЕЗ ПОВЕСТКИ

"Сегодня стриминговые площадки запросто могут завернуть альбом по политическим мотивам или выкинуть оттуда неугодные песни, как это сделали, например, с группой Lumen.

[Такого со мной не было], но цензурят меня, конечно. И я сам уже цензурю себя.

Я сидел и пытался понять, что делать в ситуации, когда я не могу говорить, но и не говорить не могу. Мне просто физически плохо не говорить, у меня ломка.

В какой-то момент показалось, что выход есть. Я решил выкладываться по максимуму в своем узкоспециальном деле, посвятить себя тому, что умею и люблю, а люблю я рэп. Пусть это невесть какое занятие, типа строгания табуреток, но мои табуретки будут самыми крутыми табуретками в мире. Я воскресил свою легендарную группу D.O.B, и мы стали делать рэперский альбом, замкнутый сам на себя, без повестки, вневременной.




Так получились "Аборигены фанка", рэп про рэп, бодрая классная агрессивная музыка. А потом случилось 24 февраля, и это перестало работать, я отменил буквально половину написанного. У нас очень агрессивный жанр, часто используются военные метафоры: "мы стреляем фразами, как базуками", "летят бомбы наших рифм"… У меня уже готовый клип был, и там текст что-то вроде: "Ты в эпицентре взрыва бомбы килотонной". Я думаю: "Ну как это сейчас выпускать?!" А уже всё: обязательства перед выпускающей компанией, график релизов. И в видео какие-то пули, какие-то самолеты летят. Я не знал, что с этим делать, попросил все эти пули и самолеты в обратную сторону запустить и добавить вотермарком "Stop the war". Добавил украинский флаг и написал в конце: "Лучше слушайте агрессивную музыку и творите добро. D.O.B не одобряет российскую агрессию, мы за мир". Мне прямо сказали: "Нет, мы не будем это выпускать, извини, мы ссым". И я убрал надпись. Да, убрал. Выходит, что я предатель со всех сторон.

Я предал себя, предал своих близких, потому что подвергаю их опасности в любом случае, предал коллег, которые уехали и бьются против режима. Каста, Noize MC, Anacondaz, Окси… Все очень крутые. Половина людей под этим интервью напишут: "А он сидит в России, он поддерживает кровавый режим". Но нет, я просто у себя дома. А какого хрена я должен уезжать? Какого хрена оставлять захватчику страну свою любимую?!

Мне много звонят, хотят интервью, комментарии. Я говорю: "Простите, не могу подвергать себя риску". Или: "Извините, не могу подставлять своих близких". Даже тебе я сначала сказал "окей", а потом подумал, что стремно. Но наступает момент, когда перестаешь себя уважать, когда твое молчание играет на руку тем, кто хочет поддерживать видимость нормы, а никакой нормы здесь нет уже даже близко. То, что я делаю, то, что я тебе говорю, для меня, Андрея, — самоубийство, а для бессмертной души, есть она или нет, это нужно, тут нет никаких сомнений".



ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ

"Заведут на меня какое-нибудь дело, я думаю. Сначала буква Z на двери, потом что-то более серьезное. Понятно, что рано или поздно это произойдет. Вот что будет дальше. А в мировом масштабе — ядерная война либо условная табакерка, рокировка и тоже война, но уже гражданская. Всё начнёт расползаться. Кадыров с его армией, Пригожин с его армией будут рвать власть зубами, кромсать страну. Либо консервация, Северная Корея, и тогда уж сколько продержатся. Продержаться, кстати, могут довольно долго, будет полный развал экономики, конечно, но им плевать".

Удивительная роль Ника Оффермана и самая обсуждаемая серия.
Поможет ли ему карате, реально ли научиться боксу за месяц и сколько концертов нужно дать, чтобы заработать, как в одном бою
Транспортные новости: Шаман едет в поезде, а Конора сбила машина.