Тексты
Текст: Карина Бычкова

“Суки любят мой кавказский говор”: на чем строят свою идентичность новые кавказские рэперы

Размышляем о творчестве и образах Baby Melo, Hoodrich Luka и Lil Kavkaz

В истории русскоязычного рэпа всегда были заметны кавказские артисты: вспомним пятигорскую группу “ReЦiDiV”, которая в 2001 году провела первый хип-хоп-фестиваль в регионе, осетинских суперзвезд Miyagi & Эндшпиля, Каспийский груз из Азербайджана или выросшего в Грузии осетина Гио Пику. А еще относительно недавно в жанре появились Baby Melo, Hoodrich Luka и Lil Kavkaz. С одной стороны, они строят свой образ на принадлежности к кавказским народам, с другой — невольно или намеренно воспроизводят связанные с ними стереотипы, а с третьей — не сильно оглядываются на местные традиции, читая о сексе и наркотиках. Рассказываем о творчестве артистов и размышляем об этом явлении.



“Я БУДУ РЕЗАТЬ НА ТВОЕЙ СПИНЕ КРАСНЫЙ ФЛАГ ГРУЗИИ”: BABY MELO

Имя 15-летнего Baby Melo, как правило, упоминается в медиа либо в контексте скандала, связанного с его задержанием на концерте, либо в рассуждениях критиков о том, что после февраля 2022-го российская музыка тяготеет к жестокости и криминалу.

Baby Melo (настоящее имя — Гога Меладзе) не только читает в одном из треков “Я буду резать на твоей спине красный флаг Грузии”, но и выстраивает в своих соцсетях связь с этой страной, постоянно используя эмодзи с грузинским флагом. Есть в его телеграм-канале и кружочек, в котором кошка артиста лежит на флаге Грузии, а сам он изображает кавказский акцент и показывает нож.

А еще в своих текстах рэпер часто упоминает Кавказ:

Убери свою пукалку — у тебя в кармане дротики
Кавказ берет оружие у брата, прикройте ротики
(“Who Is Melo?”)

Подчеркивает национальность своего окружения:

И не стоит выебонить, ведь со мной много нерусских
Извиняется только когда палец на кнопке спуска
(“Syndicate”)

И свою:

Перенес биф с инета — это проверка сил
Знает, что я грузин, ведь я всех их грузил
(“Проверка сил”)

9-9-5, повесил на себя свой регион
Baby Melo still in trap, она звонит на телефон
(“SleazyFlow Freestyle”)

А также дистанцируется от русских:

Перестал торчать, куда пропало окружение?
Русский на очке, ему пришлось съебать в Армению
(“30+”)

Правда, в одной из своих песен Гога не скрывает, что “вырос на окраине, в пределах МКАДа”, то есть, в Москве.

Отец Baby Melo, Амиран Меладзе, рассказывал, что Гога “всю жизнь учился в театральной студии” и просто “вошел в роль рэпера, так как у него очень большой опыт на сцене”. В таком случае он слишком хорошо вжился в образ “опасного поцыка”— это подкрепляется и его треками, и многочисленными конфликтами.

Один из главных хитов Baby Melo называется “Время ?????? человека”, и знаки вопроса тут скрывают слово “ебнуть”. В текстах рэпера много мата и похабщины, а также упоминаний запрещенных веществ и насилия. Какие-то его строчки могут показаться и вовсе за гранью: “Я буду ржать на тем, как плачет твоя мама / Буду наблюдать, как за твой гроб башляет папа”.

Что касается конфликтов, то у Baby Melo есть масштабная заруба с Kai Angel и 9mice, а также с Шайни (ему он предлагал приехать разбираться на район) и 163onmyneck (а ему — в Грузию). Где обычно живет сам Гога, непонятно, но после ночи в петербургском спецприемнике он улетел в Дубай.

Baby Melo состоит в объединении Hood2Hood, один из участников которого Hood Rich Luka — еще один рэпер с грузинскими корнями. Их роднит не только дружба, но и схожие взгляды, прежде всего, неприятие “нефоров”, к которым Гога и Лука причисляют Kai Angel и 9mice.




“СУКИ ЛЮБЯТ МОЙ НАПОР И МОЙ КАВКАЗСКИЙ ГОВОР”: HOOD RICH LUKA

Феномен преследования “нефоров” возродился относительно недавно, и это произошло как раз на Кавказе — об этом на The Flow выходил подробный текст. И в треках Baby Melo и Hood Rich Luka эта тема тоже то и дело поднимается. “Столько запросов в инстаграме: ряды открытых ртов / На шайку твоих нефоров — двое отбитых типов”, — говорится в совместном треке двух артистов “Hoodrichmelo”. И дальше в этой же песне: “Ай, ай, ай, че за нефор, сука? / Ай, ай, Гога, кушай суку”.

Примечательно, что по кавказским меркам, и Baby Melo, и Hood Rich Luka — сами нефоры. Кажется, они это понимают: “Rick'и на ногах — я нефор, бро попробуй доебись / Секрет успеха трушность, и что всё на отъебись”, — читает Гога в треке “Вне Игры”.

Настоящее имя Hood Rich Luka — Лука Хараишвили. На сайте Genius указано, что он трэп-артист родом из Грузии, который в данный момент живет в Москве. Косвенно это подтверждает и открытое на его имя ИП в Люберцах, в качестве профиля которого указана “Деятельность в области исполнительских искусств”.

Hood Rich Luka также активно использует эмодзи с грузинским флагом — он есть и в названии его телеграм-канала. А еще записывает кружочки на фоне настоящего флага Грузии и “снимает тиктоки в Сакартвело”. “Да расслабьтесь, фит с Baby Melo будет. Мы же грузины, ебанный рот”, — писал артист. В 2021 году рэпер выложил видео с дракой, подписав его: “С Кавказом шутки плохи”.

А вот что говорит про себя Hoodrich Luka в уже упомянутом треке “Hoodrichmelo”: “Суки любят мой напор и мой кавказский говор / Меня ненавидят рэперы — сектантский сговор”. Как и Baby Melo, Hoodrich Luka постоянно подчеркивает свое происхождение:

Я хитрый бандит, хитрюга
Парень с Кавказа, я двигаюсь в Hugo
(“Cheah”)

Я бог как Тор, с грузинских гор
(“Карманник”)

Качаю бабло с тупых придурков, как насос
Мы дети Кавказа, ты увидишь нас в списках Forbes
(“Карманник”)

Мы возим оружие из Грузии в Дагестан через наши горы
(“Услуги”)

Шмальнул с травмата, крикнул “асса” — мы дети Кавказа
(“Услуги”)

Лука не пытается казаться лучше, чем он есть (“Я с детства злой ублюдок, люблю бить людям по роже”), осуждает наркотики, потому что их употребляют ненавистные ему нефоры (“Нахуй ты нюхаешь, дура? / Это же нефоров субкультура”), не скрывает свое отношение к меньшинствам (“Я гомофоб и ненавижу пидорасов / Хочу пустить снаряд фугаса прям в пидораса”), флексит знакомством с криминальными элементами (“Встретился с вором из Греции, он хавал гирос”) и очень много читает о насилии, деньгах и сексе.

Как и Baby Melo, Hood Rich Luka попал в поле зрения Екатерины Мизулиной, которая назвала их обоих “самой настоящей подростковой этнической бандой”. “Пропагандируют наркотики, разжигают межнациональную рознь и оскорбляют русских и славян в целом, демонстрируют оружие в соцсетях, стреляют прямо в квартире и снимают на видео, лихачат без прав, высказываются против СВО”, — писала об артистах глава Лиги безопасного интернета.

Вот как на это реагировал Baby Melo: “Я как любой здравомыслящий человек отношусь с большим уважением ко всем нациям, народам и также с уважением отношусь к адекватным старшим людям. То, что ты пидорас, никак не относится к твоей национальности — это касается лично тебя, кто бы ты ни был: блогер, рокер, покер, королева интернета. Без разницы — будешь послан далеко и надолго и будешь забанен навсегда у меня в канале, в канале у моих ребят, просто если ты затрагиваешь как-то нации. Я против этого”.





“АЗАН ИЗ МЕЧЕТИ БУДТО ХИЛИТ МОИ РАНЫ”: LIL KAVKAZ

Еще один заметный кавказский рэпер новой формации — Lil Kavkaz. Его настоящее имя — Бэйрак Эйвазов, ему 28 лет. Бэйрак — латвийский артист азербайджанского происхождения и участник музыкального объединения Kavkaz Connection, в которое также входят OG Minay (выпустил в 2022 году альбом “Сезон орла”) и музыкальный продюсер с характерным псевдонимом DJ Ayran. Lil Kavkaz общается с иностранцами Платиной и Lil Krystalll, а на связанно с исполнителем студии был записан, например, альбом "Sosa Muzik". Недавно Баста рассказал, что и Lil Kavkaz, и OG Minay теперь подписанты Gazgolder.

В 2016-2018 годах Бэйрак вел интернет-шоу “Рэп Тачка”, гостями которого были Хлеб, ST, Жак-Энтони и другие артисты. В этой передаче “слушали, комментировали и обсуждали русский рэп” в машине. Параллельно с этим Эйвазов выпускал музыку под псевдонимом beirak, и сейчас большинство этих треков есть только во “ВКонтакте”. В те годы Бэйрак практически никак не подчеркивал свою национальную идентичность в треках, и стал делать это уже позже, начав карьеру под ником Lil Kavkaz.

В сентябре 2023-го артист выпустил альбом “От Кавказа с любовью!”, который похвалил родившийся и выросший в Баку Брутто Каспийский, написав про релиз: “Обязательно к прослушиванию”. “Трэп на восточных сэмплах и на кавказской харизме”, — говорили мы про этот релиз, и в нем действительно хватает этнической эстетики.

На мне кинжалы, будто Курбан Байрам
Bitch ass крыса, лучше туллан байыра
Кругом бараны — я чобан, чобан
Много дыма — это duman duman
(“Интро”)

Она хочет салам алейкум
Угостили ее бозбашем
(“Бодрум”)

Слышу азан из мечети, будто хилит мои раны
(“Бодрум”)

Битч, мой коннекшн — орлы и гориллы, я филю, как Сталин, когда пишу шутеру (расстрелять его!)
(“6x6 G-Wagon”)

Поднимался слишком долго и я не про этажи
Я ball’ю за Кавказ как Бенза ball’ит за Алжир
(“Locations)

Вырос в этих джунглях, как Тарзан
Шутеры в Грозном — будто я Хамзат
(“Ловим мечты”)

По сравнению с лирикой Baby Melo и Hood Rich Luka, тексты Lil Kavkaz — образец пристойности. Несмотря на то, что наркотики в них упоминаются (“Братики в кап мне что-то налили / Бланты давно все забили”), артист подчеркивает, что “не пачкал нос” и за это “благодарен маме”. Отношение к женщинам в треках Кавказа в лучшем случае патриархальное, но зачастую и просто уничижительное: “Звонит битч с Варшавы, забыл ее нэйм, я просто зову ее курва”.





ЧЕМ ЭТО МОЖНО ОБЪЯСНИТЬ

В 2017 году Lenta разговаривала с несколькими рэперами из кавказских регионов и в том числе с чеченским артистом Leos. В ответ на вопрос про отношение к русскому рэпу он сказал, что не имеет к нему “никакого отношения” и изначально вместе с коллегами ориентировался на Запад. “У нас с нашими черными братьями из-за бугра схожий менталитет. Угнетение, которое длилось столетиями, дискриминация, ненависть и так далее. Вот откуда все эти понты, тачки, оружие, деньги в воздух, танцы на площади и тому подобное. Это неправильно, в корне. Я против этого!” — объяснял рэпер.

Конечно, не менее важную роль в такой оценке должны играть и принадлежность к социальной группе, и качество образования, и уровень доходов. Более того, по строгости нравов Чечня — далеко не Грузия и Азербайджан. Но последовательность в этих суждениях есть. На постсоветском пространстве есть своя история притеснений этнических меньшинств и в целом закономерно, что молодые артисты из бывших союзных республик, о которых говорим мы, чувствуют общность с западными чернокожими рэперами и в целом с интересом приходят в рэп.

Правда, в этом случае им логичнее было бы выбрать в качестве языка своих треков не русский. Но вполне вероятно, что они не владеют языком на должном уровне: особенно учившийся в Москве Baby Melo. Или попросту выбирают русский для охватности.

В топе слушателей Baby Melo и Hood Rich Luka в Spotify беларусы и украинцы, а Lil Kavkaz — пользователи из Латвии (с апреля 2022-го сервис не работает в России, и прослушивания оттуда не отображаются). А если прибавить аудиторию этих рэперов из Яндекс Музыки (у одного только Baby Melo там почти полмиллиона ежемесячных слушателей, у остальных цифры скромнее, но показатели все же выше, чем в шведском стриминге), станет ясно, что больше всего их любят в России. О том, что у всех трех артистов нет большой популярности на их родине — в случае одних, фактической, в случае других — малой — говорят и чарты Грузии и Азербайджана, в которых никто из трех рэперов не представлен.

Вместе с тем Baby Melo, Hood Rich Luka и Lil Kavkaz сами экзотизируют свое происхождение и с его помощью обогащают творчество, а стереотипы, связанные с кавказцами, играют им на руку. Зачастую кавказские народы представлены в интернете экспрессивными и агрессивными людьми: достаточно вспомнить “народную” поговорку “Где даги, там напряги” или мем “Их боялись даже чеченцы”. А демонстрация силы и превосходства в целом характерна для рэпа, поэтому подобные этнические шаблоны хорошо подходят и музыкальной сфере.

Не стоит упускать из виду, что в Грузии, с которой соотносят себя Baby Melo и Hood Rich Luka, немало воров в законе, и этот феномен родом еще из дореволюционных времен. Да и сам образ представителя криминальной элиты был привлекателен в стране в обозримом прошлом. Так в статье про грузинскую мафию в Википедии приводится такая статистика профессора Александра Купатадзе: к 1995 году, по данным социологических опросов, стать “ворами в законе” мечтали до четверти грузинских школьников. О своей жизни в подобной околокриминальной среде подробно рассказывал во “Вписке” и Гио Пика. Безусловно, Гога и Лука уже не попадают в указанную возрастную категорию, но стереотип “рэп = криминал” (а криминал = жестокость) мог дать свои плоды и в контексте их музыки.

Также примечательно и то, как контрастируют слова опрошенных “Лентой” артистов с текстами Lil Kavkaz — самого “добропорядочного” рэпера из нашей троицы. “Про тачки и стволы у нас говорить можно, а про сучек и наркотики — нельзя. Потому что отреагируют так, как и должен реагировать любой человек в исламской республике. Ислам — это же типа любовь, доброта, а тачки, сучки, наркотики — это не доброта и не любовь. Это совершенно противоположная идеология”, — говорил дагестанский артист Skimal.

Baby Melo и Hood Rich Luka — не мусульмане, но и христианская Грузия достаточно традиционная страна, в деревнях которой, судя по всему, все еще жив обычай сватовства (во “Вписке” Гио Пика рассказывал, как он “украл” невесту для своего старшего брата, потому что ее семья была против такого союза), а в городе у мужчин не принято появляться на людях в шортах.

Получается, что рэперы подчеркивают свою кавказскую идентичность для создания образа, а когда в этом нет нужды, закрывают на нее глаза. Наши герои не слишком укоренены на родной почве, а значит не сильно опираются на местные порядки и не имеют привычки пропускать свои слова через фильтр. И в том числе поэтому как минимум двух из них не любят российские власти.

Мир разделился на два лагеря: тех, кто за факи, и тех, кто за фиги
Любимая группа всех музыкальных критиков говорит об альбоме "Post Hardcore", Тольятти, локальности и счастье, которое возможно только в старости. А еще о своих героях — Мамонове и Викенде
Дружба с Замаем и Славой КПСС, вебкам, капкарашка и мураши, Тарантино и Балабанов — обстоятельный разговор с группой-открытием