Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты

Pharaoh и Шнуров поговорили о судьбе поколения для издания "Собака"

В интервью "вДудя" много обсуждалось, зачем лидер Ленинграда подружился с Pharaoh? Хайп ли это? Или попытка угнаться за трендами? Ответ можно найти в диалоге двух артистов.
Комментарии
0

Оригинал беседы можно прочитать на сайте "Собаки" или в новом номере журнала. Лидер новой школы и лидер старой школы беседуют о поколении, времени быстрого контента и о том, как оставаться на плаву два десятка лет.





— О текстах Шнурова

Pharaoh: Когда я начал подрастать и понемногу понимать, что происходит, то мне показалось, что тексты, которые пишет Серега, одни из самых депрессивных, которые я когда-либо слушал из сферы творческой конъюнктуры в этой стране. У меня была большая дискуссия с одним моим знакомым насчет того, как музыканты выражают свои мысли в песнях. Серегу я на самом деле причислил бы к самым громкоговорящим и сделавшим себя именно по структуре гениальных музыкантов. Потому что я, например, мог бы провести огромную параллель с тем же Бобом Марли. <...> И в текстах «Ленинграда» масса подобных двойных смыслов, когда на первый взгляд массовой аудитории ты слышишь одно, но, если ты умеешь различать, считывать структуры песен и раскладывать по полкам значения песен, которые делает Серега, там можно найти миллион разных углов.



— О разнице между старым поколением и новым — буквально в двух словах

Шнуров: В чем разница между Pharaoh и "Ленинградом"? В моих текстах чаще упоминается слово …, а в текстах Pharaoh — сучка! И это разные абсолютно категории. Сучка — это, извините, новое поколение.

Pharaoh: Она просто помоложе.

Шнуров: Вообще-то … бывают и молодые.

Pharaoh: Но сучка — это … в зародыше.



— Зачем ходить на концерты в 2018 году

Шнуров: Музыка вообще выполняет функцию бани. Так как в баню русский народ перестал ходить, он ходит на концерты. Там температуры, в которых жить нельзя, — равно как и на концерте Pharaoh, я там был.




— О долголетии в музыке

Шнуров: Двадцать лет на сцене — сейчас это нечто невообразимое. Мы реликтовое излучение давно погасших звезд. Да, мы марафонцы, а сейчас все спринтеры. Но, кстати, Pharaoh по нынешним меркам абсолютный долгожитель.

Pharaoh: Pharaoh будет вечно жить. Ну я вот люблю музыку. А кто любит сейчас музыку? Все любят быстро питаться.




— В чем разница между Глебом и Сергеем

Шнуров: Он хакер, а я медвежатник. Я предпочитаю вскрыть сейф, нежели писать программу и … деньги из банка, который находится за тридевять земель, — чем, собственно, занимается Pharaoh. Я предпочитаю старинным методом с помощью отвертки и молотка залезть и взять свое. Мне кажется, на этой мажорной ноте можно и прекратить всю дискуссию. Хакер и медвежатник, вот и вся разница.



В ТЕМУ


comments powered by Disqus
Олег ЛСП и Денис Грязь рассказывают историю создания "альбома-обманки".
20-летний музыкант прошел путь от ютубера с 41 подписчиком до продюсера, создавшего фирменный звук Моргенштерна.
Скандалы, анонсы новых альбомов, стендап и двуличность коллег — в новом выпуске вашей любимой рубрики артисты обсуждают все это и не только.
Она объясняет, что сделала это по ошибке. Пользовательницы твиттера поддержали ее, запустив хештег #BoobsOutForCardi, под которым выкладывают свои фото.