Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты

Почему всем так нравится сериал "Чернобыль"

Подключайтесь к просмотру, впереди еще две серии
Комментарии
0

Пятисерийный мини-сериал “Чернобыль” — новый проект HBO, который на Rotten Tomatoes сейчас держит рейтинг 96%. Это выше, чем у “Игры престолов”, а также первых сезонов “Настоящего детектива” и “Во все тяжкие”.

Не знаем, как в ваших лентах соцсетей — в наших в отношении "Чернобыля" сплошь восторги. И абсолютно по делу!






СЮЖЕТ

Та ситуация, когда спойлеры невозможны: все хотя бы краем уха слышали, что такое Чернобыль и хотя бы примерно понимают, что там случилось.

Итак, 1986 год, пять лет до краха СССР, атомная станция всего в 100 километрах от Киева. Ночь. Идет штатная остановка реактора, одновременно с которой проводится испытание оборудования станции — так уже делали несколько раз. Но теперь происходит что-то, к чему персонал Чернобыльской АЭС полностью не готов — взрыв и пожар. На станции паника соседствует с растерянностью. Руководство не допускает даже мысли, что это мог взорваться реактор и хватается за любые другие объяснения, докладывая "наверх", что ситуация под контролем. Пока единственный подходящий дозиметр остался где-то в сейфе и вне доступа, пожарные без какой-либо спецзащиты ловят убийственные дозы радиации, а жители находящегося неподалеку города Припять суицидально выходят на улицу полюбоваться заревом на атомной станции.

Крупнейшая атомная катастрофа в истории этой планеты начинается буднично и как-то даже нелепо.



С ЧЕМ СВЯЗАНЫ ВОСТОРГИ

Начать стоит с того, что эта история сама по себе — клад для талантливого режиссера.

Даже сухой пересказ чернобыльских событий в Википедии читается, как написанный мастером роман-катастрофа. Когда же к процессу подключается магия HBO, задача оторваться от экрана становится и вовсе сложновыполнимой.

Это художественный сериал, тут есть и вымышленные герои, но его создатели одержимы достоверностью и реалистичностью. Все отмечают то, как правдоподобно в "Чернобыле" выглядит Советский Союз, его жители, мебель, одежда, прически, усы, интерьеры. Почему это важно, если западные зрители все равно не имеют представления о советском быте? Для нас — точно важно; чем чаще были бы заметны торчащие швы (а они тут все-таки пролезают — такова линия с шахтерами в третьей серии), тем разрушительнее это было бы для гнетущей мрачной атмосферы фильма.

За десятилетия Голливуд приучил нас к другому способу изображения советской и постсоветской реальности: это генерал Пушкин и генерал Гоголь в бондиане, космонавт Брюс Уиллис в ушанке на орбите, мент Шварценеггер с вопросом "Какие ваши доказательства?" Если же в "Чернобыле" звучит фамилия даже третьестепенного героя, то почти всегда ее можно прогуглить и выяснить, что это реальный человек, скорее всего погибший и вот при каких обстоятельствах. Если добрались до третьего эпизода, проделайте такой опыт с женой ликвидатора аварии Игнатенко, которая приехала за ним в московскую больницу. В поисковой выдаче обнаруживается ее собственный рассказ из интервью 10-летней давности — создатели "Чернобыля" его тоже нашли и в деталях воспроизвели в сериале — и это чтиво сокрушительной силы. Едва ли авторы имели в виду, что "Чернобыль" надо смотреть со смартфоном в руке. Но такой метод добавляет к гиперреализму сериала дополнительное измерение.



НО ЭТО ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛОЕ ЗРЕЛИЩЕ

Первая же сцена фильма дает понять, что ни для кого это не кончится хорошо. "Мы не проживем и пяти лет", — скажет один главный герой другому (был ли он прав, вы тоже можете узнать в вики).

Жутко будет на протяжении сериала и буквально от всего. От тотальной растерянности во время аварии. От ощущения безысходности — впоследствии. От слишком наглядного изображения, что может сделать радиация с человеком.

Сцену, где ликвидаторов хоронят в цинковых гробах и заливают жидким асфальтом, уже сейчас хочется назвать одной из самых запоминающихся на ТВ за весь год.

Но и это не все. Поверхностное знание о чернобыльской катастрофе примерно таково: что-то взорвалось, но сначала ликвидаторы затушили пожар, а потом все как-то само закончилось. Не закончилось — буквально каждое действие ликвидаторов создает предпосылки для следующего, еще более глобального ******* (катастрофического развития событий).



КТО ЭТО СНИМАЛ

Шведский режисер Юхан Ренк снимал великие клипы артистам уровня Мадонны и Дэвида Боуи. А в 90-х он был поп-музыкантом, называл себя Stakka Bo, фитовал с E-Type и сочинил хит "Here We Go". Фильмография сценариста тоже не предвещала, что однажды он захочет зарыться в архивы с документами о чернобыльской катастрофе — прежде Крэйг Мазин смешил людей комедиями “Очень страшное кино” и “Мальчишник в Вегасе”.

Роль академика Легасова исполнил британец Джаред Харрис (Мориарти из “Шерлок Холмс: Игра теней”). Большую часть экранного времени он делит с персонажем Стеллана Скарсгарда (скандинавский актер, которого вы точно видели хоть в роли антагониста финчеровской “Девушки с татуировкой дракона”, хоть в роли ученого в марвеловском “Торе”), который играет крупного партийного функционера Бориса Щербину. Центральная женская роль — у Эмили Уотсон. Она — единственный вымышленный персонаж из троицы. Ее Ульяна Хомюк — белорусская ученая, которая едет к месту аварии, чтобы указать Легасову на ошибки в расчетах и разобраться, кто виновен в произошедшем.



ЕЩЕ ДВА УДИВИТЕЛЬНЫХ МОМЕНТА

Первое. Героическое самопожертвование людей, ликвидирующих аварию, непривычно уже тем, что показано без соплей: типа, смотрите, это подвиг во имя человечества. Сейчас все пишут: "как так, американцы такой сериал сняли про нас, а что же мы, где наши режиссеры, куда смотрело министерство культуры?" А вот и хорошо, что не смотрело — получили бы пропагандистский фильм с зашкаливающим пафосом. Кто-то в этом сомневается?

Второе. У нас государство дает деньги на "полезное" кино, потому что уверено, что это могучий инструмент пропаганды, которым пользуется "запад" для "фальсификации истории". В таком случае, американцы с англичанами упустили мощнейшую возможность ввалить нам ***** на поле истории. Это легко было сделать, включив в рейтинговый сериал линию про, скажем так, очень странные действия советской власти. В то время как в Европе детям запрещали выходить на улицу, 1 мая в Киеве в 100 километрах от атомной станции, прошла ежегодная демонстрация. Не отменять ее — чтобы не было паники, чтобы думали, что все под контролем — потребовал лично глава страны, руководитель компартии Михаил Горбачев; ищите подробности в интернете. В финальный монтаж "Чернобыля" эта сюжетная линия не вошла.






comments powered by Disqus
Громкий уход L'One с Black Star — самая резонансная тема последнего времени. Вот что мы хотим спросить об этом.
Певица дала интервью Регине Тодоренко — и без Гуфа снова не обошлось.
Сериал HBO спровоцировал бум туристического интереса к Зоне отчуждения. Но ни у кого не было такого тура в Припять, как у нашего украинского редактора.