Тексты

"Не токсик, а пупсик": разбор альбома Boulevard Depo "Сертоловский токсик"

В рубрике "Разбор" редакторы The Flow и приглашенные гости отвечают на главные вопросы о релизе и дают ему свои оценки. Сегодня обсуждаем альбом Boulevard Depo "Сертоловский токсик"

Напишите обзор на “Сертоловский токсик” так, чтобы он уместился в один твит


Карина Бычкова:
Бульвар Депо на понтах и тонком околоэзотерическом стиле и никого не любит, кроме себя и жены.

Руслан Муннибаев: Это авторский рэп. Бывают такие авторы, которых можно слушать/читать/смотреть всем или почти всем, а Бульвар такой, что надо любить именно его стиль, чтобы получить удовольствие.

Кирилл Бусаренко: Про ценности: семейные и прочие. И как будто в нем проводится параллель между послесвадебной оседлостью в жизни Бульвара и оседлостью в рэпе — то есть ничего доказывать уже не нужно, изобретать нового тоже. Можно спокойно развалиться и бухтеть.

Андрей Недашковский: Самый нетоксичный альбом Бульвара, что бы там не обещало название. Рэп-коллег и неразборчивую публику он по-прежнему стебет красиво, но акценты смещены в сторону тем семьи, детей, супружеской жизни и хрупкости дома. Не токсик, а пупсик.




Любимый трек


Карина Бычкова: “4х4” — жирный-жирный хит в духе ремикса SP4K на трек “OCB”, и продакшн здесь как раз сделал Супчик. Такого Бульвара не было очень давно, еще интересно, что изначально он хотел записать целый альбом “музыки для джипов”. Что тут еще нравится: отсылка к Касте, эффекты, искажающие голос, и строчки “Я четыре на четыре, метр-метр шестьдесят два”. Не знаю, как слушать этот трек и не трясти головой.

Руслан Муннибаев: “Coola” — трек на борзом, на уверенном, на мужском. Нравится, как Депо срезает углы русского (и английского тоже) языка, чтобы подчинить песню накатывающему груву. Нравится, когда семья — это не просто мем из “Форсажа”, а базис, от которого отталкивается остальная жизнь.

Кирилл Бусаренко: “Выживший”. Совершенно не понимаю, о чем песня, но слушаю — и как в транс ввели.

Андрей Недашковский: “Сертоловский токсик” — не тот альбом, где говорят о <> России с Украиной, да и Депо — не тот автор, который работает в лоб. Но “Наш дом” — песня о хрупкости уклада, о вавилонском многоголосии и непонимании, с очень лихим куплетом-врывом Saluki — звучит в нынешнем контексте особенно интересно. Как и отсылка к Бродскому в финале.



Лишний трек


Карина Бычкова: Я бы не стала выкидывать “Грязь”, но в треклисте она пишется строчными буквами, и ощущения от нее такие же. Образы с кизлярскими ножами и запылившимся сервизом классные, но в остальном не оставляет никакого впечатления.

Руслан Муннибаев: “Выживший”. Ассоциативные ряды, в которых ты сам не видишь логики — раздражает. А музыка лучше в ремиксе.

Кирилл Бусаренко: “Без названия”. Плохо понимаю, зачем был нужен этот фит, если в результате каждый куплет звучит как отдельный трек.

Андрей Недашковский: Я бы назвал “Грязь”, но этот коротенький ноу-мелоди-репрезент в контексте альбома становится идеальным мостиком к песне “Без названия”, задымленной и тяжелой беседе Бульвара и Масла Черного Тмина. “Радость за то, кем я вырос, осталась / Осталось лишь самую малость / Оставить попытки стереть себе память” — это сильно.



Самый крутой инструментал


Карина Бычкова: “Выживалу видно сразу, он сияет изнутри” — больше всего нравится ремикс на “Выжившего”. Мелодичный семпл, понтовый бит и всякие дополнительные звучки: когда кто-то отпивает воду, закрывает крышку бутылки и так далее. Указано, что это продашкн roof — так называется студия Батерса, с которым корешит Бульвар. По всей видимости, за ремикс стоит сказать спасибо именно их продам.

Руслан Муннибаев: “Знаю как”. В фильме “Женитьба Бальзаминова” герой Георгия Вицина говорил: “А мне, маменька, все богатые невесты красавицами кажутся”. Вот и у меня так же с гаражом — слышу и сразу нравится.

Кирилл Бусаренко: Ремикс на “Выживший” звучит интереснее оригинала — ускоренная ударка, разбросанные звучки, гитарные особенно удачно с настроением резонируют.

Андрей Недашковский: “Айой RMX”. Оригинал репитил кучу раз, с ремиксом будет так же.



Самая запомнившаяся строчка


Карина Бычкова: Их много, у Бульвара богатый и красивый язык.

Во-первых, “Мешай в стакан Балтийский бриз — печаль к одиннадцати туз / На барабане Сектор приз, на треке не Каспийский Груз / Не надо сетовать на стиль, когда утерян к жизни вкус / Я видел море серых лиц и быть таким же? Ой, да ну”. Тут много всего: классная ритмика, отсылки к Кругу и совместке Слима и Веса, а все вместе — своего рода манифест Депо, презирающего тех, у кого нет любопытства пробовать новое и смелости создавать свое.

Во-вторых, всякий раз радуюсь, когда Депо цитирует “Кровосток” — а он это делает в своем каждом большом релизе последних лет. Здесь — в треке “Вотоня”: “Мамулька, я денди! Дурачусь, как melon”. Это отсылка к “Злым голубям” и строчке “Я против плохого стиля — я Денди, мама / Стиль — основа, без стиля, мама, пиздец”.

В-третьих, очень трогательные посвящения жене в треке Coola: “Я со своими смеюсь — это улыбка авгура / Семья всегда впереди, Юла, мы лучшее дуо”. Мне вообще нравится, что Бульвар стал проводником семейных ценностей (этот мотив еще в “Вотоня” прослеживается). А поговорку про улыбку авгура (“Если авгур видит авгура, они не могут сдержать улыбки”) и метафору людей, которые друг с другом заодно, я вообще даже и не знала.

В-четвертых, “Токсичный всадник один в поле воин в балахоне” из “Планеты пацанов”. Сразу захотелось так какую-нибудь свою фотку в худаке подписать.

В-пятых, нравится финал куплета Салуки: вердикт про ебнутого классно оживляет поднадоевшую цитату из Бродского: “И я снова совершу ошибку, выходя из комнаты — я сволочь / И еще я ебнутый”.

Руслан Муннибаев: “Рэп-музыка музыке рознь”. Мне нравится двузначность этой фразы. То ли речь о разном рэпе, то ли рэп противопоставляется остальной музыке. Судя по последующему тексту, скорее, первый вариант. Вообще этот трек точнее и жестче остальных на тему “другой рэп плохой, мой хороший”.

Кирилл Бусаренко: “Стоим у Мустафы, у нас тут модный приговор / Это фойе перед отлетом на планету пацанов”. Лазерной точности ритмика и непривычное интонирование самого Депо.

Андрей Недашковский: “Генетика плюс порода / Абстракция плюс свобода” — лаконичное описание творческого метода автора.



Что больше всего не понравилось?


Карина Бычкова: Парт Масла черного тмина — бледный и невыразительный в плане лирики, только за одну фразу и можно зацепиться, да и то, потому что она на казахском. Единственный плюс — Бульвар чуть подделывает свой флоу под масло в бридже, звучит интересно.

Руслан Муннибаев: Не хватило веселья и дуракаваляния, в которых Депо мне и нравится. “4х4” слишком мало на весь альбом.

Кирилл Бусаренко: Так повелось, что говоришь “Депо”, подразумеваешь “стиль”, но вот он диссит каких-то рэперов (без конкретики) — и звучит это как шаблон-пак: “тебя слушают дети”, “читаешь про тачки, ездишь в метро”, “треки для тиктока”. Да и много ли конкретики в текстах самого Бульвара, чтобы читать “тут каждый второй — водовоз”?

Андрей Недашковский: Наверное, некоторый автоматизм: автор знает, что любим, уверен в себе и своей чуйке, поэтому резких действий не предпринимает.



В чем крутизна альбома


Карина Бычкова: Насыщенный релиз, где в каждой песне есть что-то особенное. Редкие треки, которые кажутся чуть слабее других, слабее только на фоне остальных бриллиантов Депо. Такую он задал планку — у других же артистов это были бы фокусные композиции. “Токсик” — концентрированный Депо — с хитрыми текстами, стильным бахвальством и россыпью не очевидных на первый взгляд приколов. Взять, к примеру, вплетенные околоэзотерические отсылки: тут и эгрегор, и авгуры, и Геката, и черный дым по всему альбому рассеивается. В предыдущем большом релизе — “Qwerty Lang” — Бульвар называл себя “алхимиком языка”, который “в черном балахоне” “ворожит из подземелья”. В “Токсике” мы тоже видим магию — и не только в плане образов.

Руслан Муннибаев: В самобытности Бульвара, в его не следовании трендам и уверенности в своем пути. Я бы даже сказал, что автор больше своих песен.

Кирилл Бусаренко: Депо, как кажется, принято слушать с немного приподнятой бровью — и здесь он тоже существует в собственной лексической плоскости. Это рэп с приставкой “арт”, но не скучный, а грамотно разбавленный — то отреставрированный бумбэп заиграет, то что-то глитчевое шумовое, то померещится, что сейчас на бит залетит Инстасамка. Правда, не покидает ощущение, что ты это все уже слышал — техника отработана, а художник посматривает на все новое с ленцой. Но кто сказал, что спустя столько лет должно быть иначе?

Андрей Недашковский: Не про “крутизну” хочу сказать. Брезгливый стиль подачи Депо с годами мало изменился, зато заметно сдвинулось его самопозиционирование на карте рэп-игры. В середине десятых он был таким бунтарем и выдумщиком, рушившим нарративные нормы и изобретающим темы песен, которых не было ни у кого, а, начиная примерно с альбома “Old Blood”, Boulevard Depo стал подавать себя таким борцом за чистоту жанра, который нынешним фрешменам скорее не пятишку протянет, а попросит не пачкать рэп-экспонат грязными ручонками. “Пацаны, щеглы вы еще” — вот и вставка из “Бандитского Петербурга” этот контраст подчеркивает. Звучит она, кстати, на совместном треке с Гуляй Рваниной, участником группировки Черная Экономика, на музыке которой выросло нынешнее поколение молодых рэп-звезд. У Бульвара есть все основания ставить себя на уровень экспертности в рэп-гейме повыше коллег, но все равно любопытно, как время тасует колоду. “Рэп-музыка музыке рознь”.



Оцените "Сертоловский токсик" по 10-балльной шкале


Карина Бычкова: 10 баллов. “Токсик” прекрасен. Я очень давно не добавляла почти все треки с альбома в любимые.

Руслан Муннибаев: 7 — просто потому что это не “мой” артист.

Кирилл Бусаренко: 7

Андрей Недашковский: 8


Средняя оценка: 8



"Люди ждут, где я допущу ошибку, чтобы на меня потом напасть" — прокомментировала звезда UFC. И опубликовала новый ролик, где кота уже гладит.
Потом как будто извинился и удалил сторис.
Участника группы Cream Soda не стало 20 марта. Как он менял нашу сцену, боролся за свободу и ворвался в высшую поп-лигу, окружив себя мощным комьюнити.