Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Текст: Андрей Недашковский

Как украинцы построили вездеходы для Канье

Что надо знать про Sherp: украинский супервездеход, который так понравился Канье и спасателям по всему миру.
Комментарии
0

Все, кому знакомо имя Канье Уэста, знают, что такое Sherp. Или, по крайней мере, видели их.

Sherp — марка убервездеходов, которые последние год-полтора часто сопровождают Канье в его активностях.

Вместе с отцом он гонял на "шерпах" по ранчо в клипе “Follow God”. Отправлялся на них с семьей в горы в “Closed on Sunday”. Во главе конвоя “шерпов” он зимой въехал на улицы Чикаго, где устроил праздничную раздачу кроссовок Yeezy Quantum. Весной эти машины украшали показ Yeezy на Неделе моды в Париже — под звуки их гудков и проходило дефиле.

Всего у Канье 12 “шерпов”. Или уже 11 — одну из машин он подарил на день рождения коллеге 2 Chainz, знатоку всего, что блестит и дорого стоит.

Кстати, о стоимости. Самая дешевая модель “шерпа” обойдется в 96 тысяч долларов.

Вид “шерпов” обманчив. У них огромные колеса, низкая кабина, форма кузова, похожая скорее на лодку. Не автомонстр, а увеличенная версия игрушки из детского отдела. Но стоит увидеть их в действии, и от скепсиса не останется следа. Sherp — это машина-амфибия, которая едет по камням, проходит по болотам и поднимается в горы. На нем ты точно попадешь из точки А в точку Б. А еще “шерп” умеет ходить по воде. Может, это тоже убедило Канье выбрать именно его?




Отцом Sherp считается российский изобретатель Алексей Гарагашьян. Его прототип на одной из выставок увидели компаньоны Владимир Школьник из Украины и российский предприниматель Сергей Самохвалов. Любители экспедиций, они часто передвигались на вездеходах, и во время очередной вылазки протестировали "шерп". Осознав, на что способна эта “малышка”, бизнесмены решили запустить бизнес по созданию таких машин. Они выкупили у Гарагашьяна саму идею и в начале десятых приступили к разработке первой модели.

"Изначальный прототип Гарагашьяна от машины Sherp отличался, как трехколесная повозка от автомобиля Mercedes-Benz S-класса”, — рассказывает нам исполняющий директор компании Ярослав Пригара.

У Sherp два завода — один в России, один в Украине. Продукцию российского завода компания выпускает только для внутреннего рынка. Продавать ее в Украине нельзя, как, впрочем, и в США, — а это для компании главный рынок.

Украинские медиа называет Sherp “украинским вездеходом”. Российские СМИ — “российским”. Пригара расставляет точки над “i”: “На момент запуска у Sherp был только завод в Питере. Завод в Киеве появился позже. Как и у любой автомобильной компании типа BMW или Volkswagen с десятками заводов в Германии, России, Китае и Тайване, это продиктовано рядом факторов. Центральный офис компании всегда был в Киеве. Акционеры имеют украинские паспорта и живут в Киеве. Отдел RnD, занимающийся исследованиями и разработкой, всегда был в Киеве”.

По данным БиБиСи, Школьник сейчас единоличный владелец компании.

В 2016 году выручка “шерпа” увеличилась в 15,5 раз по сравнению с 2015-м (206 млн рублей против 36,4). Помогло популярное британское шоу Top Gear, протестировавшее машину в одном из выпусков. После чего количество звонков с заказами резко возросло.

На YouTube хватает вирусных видео с “шерпами”. Вот это набрало 28 миллионов просмотров:




Как об этой машине узнал Канье, руководство компании не знает. Хотя можно предположить, что любой, кто создает штаб-квартиру на ранчо среди гор и бездорожья Вайоминга, рано или поздно узнает о “шерпе”.

“В Северной Америке “шерп” — уже имя нарицательное, — говорит Пригара. — Там нас знают — и намного больше, чем даже здесь, в Украине, где эти вездеходы производятся. Это такая боль наша. Хотя я не знаю, насколько важно это в контексте бизнеса, ведь рынок в Украине для нас, конечно, очень маленький”.

Пригара стал тем самым человеком в “шерпе”, который однажды поднял трубку и услышал в ней голос Канье. Рэпера с Пригарой связал известный украинский дизайнер Саша Каневский, не первый год сотрудничающий с Канье, а сейчас работающий над коллекцией Yeezy x Gap.

“Я был в Америке, — вспоминает Пригара, — на презентации нашей нового модели. И вот мне пишет Саша: “С тобой хотел бы переговорить Канье”. Конечно же, первой реакцией было: “Что? Канье?!” Это какая-то сюрреалистичная фраза. Ну ладно, может какой-то заместитель его заместителя. Я не поклонник рэпа, не слушал его музыку, но безусловно, знал, кто такой Канье. Знал, что он не вылезает из списков топ-100 влиятельных людей мира.

А это все происходило во время выставки. Такие шоу — это всегда суперинтенсивный темп, еще джетлаг и сильнейшая усталость от каждого дня работы выставки. Помню, что было уже поздно, я был в гостинице, когда раздался телефонный звонок”.

О содержании звонка Ярослав рассказывать нам отказался. За него это сделал владелец компании Sherp Владимир Школьник.

“Ярослав снимает трубку, а там: “Hello, this is Kanye West”. А Ярослав спросонья не понимает, о чем речь. Отвечает: “Хелло, Канье”. Он говорит: “Ты не понял. Это Канье Уэст звонит”. “Ну да. Я и говорю: "Привет, Канье”. “Бро, я хочу с тобой серьезно поговорить. Хочу купить много машин”. Ярослав говорит: “Ну, покупай. Дилер есть в Америке, пожалуйста”. Тот опять: “Ты не понял, это Канье Уэст звонит. Ты давай прилетай ко мне быстро”. Ярослав: “Я не могу, сейчас ночь”. Канье настаивает: "Все, я высылаю за тобой самолет, прилетай немедленно". Так они и договорились. Слава богу, до утра Канье самолет не вызвал. Ярослав на утро сообразил, что к чему, звонит ему, говорит: “А какой смысл мне сейчас лететь, если я через неделю лечу в Нью-Йорк на марафон? Там и встретимся. Вот так и завязалось”.

С тех пор повелось так: где Канье — там и “шерпы”. Даже интервью для GQ он давал, лежа с журналистом на крышах припаркованных по соседству машин. Пейзаж при этом дополняло пасущееся у колес стадо овец:




Но это ничто по сравнению с эффектом, производимым конвоем “шерпов”, который въезжает в Чикаго:




“Про презентацию в Чикаго я узнал так: возвращаюсь с пробежки и получаю сообщение от знакомого: “Ты это видел?”, — говорит Пригара. — Думаю: “Что видел?” И как посыпалось на меня! "шерпы" выглядели настолько брутально красиво в контексте Чикаго, безусловно, этому и сам город способствовал. Что я ощутил? Чувство гордости за людей, которые создали и обслуживают этот продукт”.

Я не осознавал этого прежде, но, похоже, для Канье важно выстроить ассоциациативную спайку между брендом кроссовок Yeezy и “шерпами”. Ладно, в грязюке его обувь убьется за минуту, это не про неубиваемость. Но присутствие убервездеходов со 160-сантиметровыми колесами на презентациях определенно придает убедительности действу, а самим кроссовкам — эффекта надежности. Даже внешний вид колес “шерпа” и подошвы Yeezy Boost 350 чем-то похожи — мне не кажется?

Работа с Канье — это, конечно, отличное промо для компании. Но это еще и значит, что всегда и везде надо быть готовым к внештатным ситуациям. Такая произошла этой весной накануне Недели мод в Париже.

“Вечером мне звонит Ярослав Пригара: “Позвонил Канье Уэст, он летит в Париж", — вспоминает Владимир Школьник. — "Завтра там стартует Неделя моды. Ему нужен черный “шерп”, чтобы представлять с него кроссовки”. Он говорит: “Я понимаю, что это малореально, но, пацаны, вы уж постарайтесь”.

В Париже машины не оказалось. Ближайшая нашлась только в Англии. Английский дилер в тот же вечер погрузил “шерп” перевез через Ла-Манш. Но машина была не в том цвете. Поэтому в 6 утра специалисты из Киева вылетели в Париж, встретили там “шерп” и за час обклеили его черной пленкой.

“Самое крутое, это когда я получил сообщение от Канье: “Ребята, вы сдвинули гору”, — вспоминает Ярослав.

“Поэтому Канье продолжает покупать наши машины, — говорит Школьник. — Сейчас он купил новую десятиколесную модель Sherp The Ark (англ. ковчег) грузоподъемностью 3,5 тонн, которая может пережить любой потоп и наводнение. Это для экстремальных условий типа Арктики, Антарктики, Амазонки. Она может и “ленд крузер” куда-то перевезти, и ремонтную бригаду, и спасательный госпиталь. Вот Канье захотел такую “десятку”.





Читая про Канье и про участие машин в фэшн-событиях, можно упустить из виду главное: “шерпы” — все-таки не диковинные машины престиж-класса. Хотя одну из таких приобрел хозяин дома Prada, а также, по словам Школьника, “на “шерпах” ездит куча русских олигархов”. “Шерпы” — это машины для спасения жизней и ведения бизнеса в условиях бездорожья.

“Если раньше наш продукт задумывался как средство передвижения для путешественников, то сейчас мы продаем машины бизнесу и государствам, — говорит Пригара. — Чтобы понять, где нас больше всего покупают, надо открыть карту мира и посмотреть, где нет дорог. Задай себе вопрос: какие бизнесы есть там, где нет дорог? Кто работает в лесу? В болоте? В горах? Вот с такими бизнесами мы работаем. Трубопроводы, газопроводы, линии электропередач, спасательные и гуманитарные миссии, майнинговые компании”.

“Шерпы” покупают Красный Крест и ООН, большую партию приобрело украинское МЧС. Когда летом затопило Карпаты, “шерпы” были там. Они спасали людей, когда горел Бещадский национальный парк в Польше и когда бушевало торнадо во Флориде.

Поступают запросы и от армии, но в компании их игнорируют.

“На “шерп” нельзя установить броню. Его концепция в том, что он легкий. Благодаря этому он и преодолевает препятствия. Он, конечно, может использоваться в инженерных войсках — и интерес к этому у нас есть, но мы не понимаем, что если такие поставки и состоятся, то каким вооруженным силам? Мы не хотим увидеть эту машину — даже если это будет инженерная машина — в вооруженных силах определенных стран”.




Казалось бы, компанией, продукция которой востребована по всему миру (Sherp — еще и главный (единственный?) автоэкспортер Украины), страна должна гордиться и всячески способствовать ее развитию. Но сейчас Sherp фигурирует в украинских СМИ в связи с вот каким сюжетом: автопроизводитель хотел построить новый завод в Украине, но правительство не предоставляет для этого льготы. При этом ряд соседних стран мгновенно откликнулись на предложение компании.

“Польша, Латвия, Литва, Румыния, Словакия борются за те компании, которые создают продукты и рабочие места, которые успешны на международном рынке. И если украинское государство этого не будет делать, завтра уйдет не “шерп”. Завтра уйдет промышленность, — комментирует Пригара. — Успешным на международном рынке компаниям надо создавать благоприятные условия в Украине. Иначе они не смогут конкурировать, скажем, с польской компанией, получившей от государства существенные льготы и компенсации. Это не потому что они любят или не любят свою страну. Если они не получат конкурентные условия, они попросту не выживут”.

Создание третьего завода в Европе позволит компании работать на Америку, Россию и Украину без ограничений. При этом создание прототипов останется в Украине.

Ах да, удалось ли Ярославу пересечься с Канье?

К сожалению, пока нет: “Коронавирус поменял многие вещи. Не произошло то, что должно было произойти. Но я уверен, что наши с ним договоренности, как только мы сможем передвигаться между континентами, реализуются”.

А когда СЕО компании, выпускающей такие машины как Sherp, обещает, что он куда-то доберется, сомнений нет, — это точно произойдет.


comments powered by Disqus
Пора признать: Тимати всё ещё отталкивающий персонаж, но за ним впервые за долгое время интересно следить.
Много Бората на этой неделе, Snoop Dogg и Travis Scott вступили в войну консолей, Гуф желает доброго утра.
Он задушил соперника во втором раунде и ушел непобежденным.