Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Интервью: Андрей Недашковский
Фото: Malai Killa

"Для распада Грибов была масса причин": Sимптом про конфликты, зашквары и работу без контракта

Первое интервью автора песни "Тает лед".
Комментарии
0

Даниил "Sимптом" Дудулад — автор песни, которую знают все. Но вы вряд ли узнаете его на улице. Если, конечно, он сам себя не выдаст, натянув на глаза панаму, которую "любит, как папа маму", — и благодаря которой в нем моментально опознается участник групп Грибы и Grebz.

Участники этих групп прятали лица, не давали интервью и долго не комментировали распад Грибов, который случился на пике успеха.

В конце 2019-го молчание нарушил Юрий Бардаш. Он рассказал Юрию Дудю свою версию: заявил на концерте, что группа прекращает деятельность, потому что увидел переписку, где его коллега, 4atty aka Tilla, оскорбляет его за спиной.

Интервью Sимптома представляет другой взгляд на этот конфликт — а также на все, что ему предшествовало и последовало.




БАТТЛЫ НА ШКОЛЬНЫХ ПЕРЕМЕНАХ. СПОРТИНТЕРНАТ. ЗНАКОМСТВО С 4ATTY



— Ты — участник 17 Независимого баттла. Да и раньше во многих участвовал...

— У меня же все с них началось. В конце нулевых под Русановскими мостами в Киеве проходили подпольные баттлы. Мне знакомый со школы, Денис, показал видео — а там все как у негров в кино: стоит толпа, кто-то выходит в круг, бросает вызов сопернику, начинают фристайлить. Без заготовленных куплетов, как сейчас все привыкли. Один парень, К-17, всех выносил. Я ему написал, накидал респектов. До того накидал, что мы с ним записали фит.


— Это был твой первый трек?

— Нет, я еще баттлил в школе на переменах с Денисом. Первый трек мы записали вместе с ним. Подруга услышала трек — оценку давать не стала, просто сказала: "Ну, старайся".

И я записывался дома, пока мне не написал какой-то парень и не позвал на фит. Оказалось, он из Лондона. Сейчас он мой лучший друг. Мы с ним сделали группу Def Killaz, познакомились с местными рэперами, началась своя левобережная движуха. Были группы Радио К, 5В7.





— Как вы познакомились с 4atty aka Tilla?

— Я его респектил за сольник "Шарики фокусы". И однажды Чата задиссил К-17. Он опубликовал видео, что Чат кого-то слил мусорам. Я подумал: "Ого, какой этот 4atty нехороший человек", и репостнул.

Через полчаса Чат добавился в друзья в ВК и объяснил ситуацию. Позже вышло видео, в котором штрих, который слил К-17 и подставил Чата, признался, что он виновен! Это, кажется, был 2012 год.

Увиделись мы с Чатом впервые на студии Мостов в здании бывшего морга. Там атмосфера лютая. Когда там ночуешь, на утро сильно болит голова.


— "Годы наматывал в зале, пока районы хапали" — читал ты в древнем треке. Как ты увлекся борьбой?

— В ранних классах я занимался боксом, айкидо. Переехал в Киев, отец сказал: "Надо ж чем-то заниматься". На районе была секция по вольной борьбе.

К восьмому классу в школе меня уже никто не переваривал — ни учителя, ни одноклассники. Я занимался глупостями, дрался, грубил, табеля подделывал. Директор мне посоветовал забрать документы — и я перешел в спортинтернат.







А в спортинтернате давали нормальные нагрузки: две тренировки в день, плюс школьная программа. Вместе со мной туда поступил один тяжеловес, призер чемпионата Украины. Парень под сотню весил. И вот у нас тренировка, мы встали в пару с этим тяжеловесом и начали бороться из положения, когда он забирал ногу. Я его бросил, и мы упали. Я попытался встать — и не смог. Не получилось выпрямить ногу. Как потом выяснилось, это был мениск.

А впереди серьезные соревнования. Хорошо бы сделать операцию, но денег не было. Отец купил мне наколенник с металлическими вставками, и первые две схватки я боролся с ним, а на третьей мне сказали наколенник снять, потому что металлические вставки могли быть травмоопасными. Ну и я схватку проиграл.

Это был первый год. Во второй год полетела вторая нога, а третий я просто доучивался, не соревнуясь.

Меня это вогнало в депрессию, потому что спортивное будущее для меня закрылось. Я закончил 11 класс, сдал ЕГЭ, подал документы на психолога, в последний момент передумал и пошел учиться звукорежиссуре.


— Расскажи о родителях.

— С отцом я не общаюсь, не знаю, где он и что. Он ушел от нас, когда я заканчивал школу. Я понимал, что так случится, и даже ждал развода. Дома была нездоровая атмосфера, я даже не хотел возвращаться туда после учебы и тренировок.

Сейчас я, может быть, начинаю его немного понимать исключительно по-мужски, но это никак не скидывает с него ответственность. После того, как он ушел, жизнь, как будто, покатилась вниз.

В соседней квартире случился пожар, я в это время был на курсах, а мама спала. Хорошо, что мне позвонил товарищ, я вовремя смог пригнать и разбудить маму, потому что все уже было в дыму. Могла задохнуться.

Квартира была взята в кредит и не было денег его выплачивать, на себе все тянула мама. Квартиру забрали судебные приставы и мы, грубо говоря, остались ни с чем.

Но моментом обрыва наших отношений с отцом стала, наверное, смерть дедушки. Он погиб в Луганске во время обстрела. Я даже не знаю, похоронили ли его по-человечески. Чувствую в этом вину и свою, и отца.







— Ты был в Луганске после переезда?

— Был еще до Майдана. У меня там много родственников. Когда у них не работали сотовая связь и интернет, и мы не знали, что происходит, было тяжело.

С родственниками общается бабушка. И она какие-то дикие истории рассказывала. Например, о том, как скончался один из знакомых во время артобстрела. Не от осколка, а просто от старости. А обстрел не прекращался. И эти люди три дня просидели в одной комнате с телом. А когда хоронили, то делали это максимально быстро: положили, землей присыпали, обратно спрятались, пока обстрелы не возобновились.




КАК СОЗДАВАЛАСЬ ГРУППА ГРИБЫ: “МЫ ДАЖЕ НЕ ОЖИДАЛИ, ДУМАЛИ, ЗАШКВАРИМСЯ — ДА И ВСЕ”



— Грибы — как все началось?

— У нас с 4atty и Пашей Коробком была группа Апаска. Выпустили один релиз, ничего не происходило, я сидел дома, меня пилила девушка, а мама требовала идти искать работу.

Рэп приносил только респект, не деньги. Если напишут: "Молодец", я и рад. До последнего говорил всем: "Если я начну работать, то не смогу делать музыку". А это именно то, чем я живу. Мама — мне: "Я понимаю. Но мне нужна помощь".

Сначала я у дяди собирал стеллажи. Потом пошел на "Новую почту" (компания по экспресс-доставке грузов и документов — прим. The Flow). В таких местах один день стоит поработать всем. Там весь контингент — личности, у которых что-то не получилось в жизни, но они остаются на позитиве.

Зарплату с "Новой почты" я отдал маме и сказал, что не хочу туда возвращаться: "У меня там куртку украли. Я заработал, но эти же деньги придется потратить на новую". Она такая: "Да, согласна".







Я подумал: а что я вообще умею? Делать музыку. Может, у Чата есть какие-то знакомые, кому песню написать? А он тогда с Бардашем познакомился, "Интро", вроде как, уже было написано. Тогда оно еще предназначалось для Quest Pistols Show. Чат мне посоветовал парня, парень мне позвонил: "Нужна песня. Я тебе скину бит, а ты напиши". "А про что?". "Любовь, все дела".

И я написал "Тает лед". Просто за ночь.


— Что это был за артист?

— Не могу рассказывать, мы с ним договорились. Короче, я написал — и Чату скинул. Чат говорит: "Ого, круто. У меня родыки все пляшут". Я говорю: "Если честно, мне тоже нравится".

Через два дня мы встречаемся с заказчиком, он говорит: "Не то. Напиши такое же, но другое".

В этот же день я встречаюсь с Чатом. Он рассказал, что показал Бардашу мою демку. И он хочет, чтобы группа у нас была. "Какая группа?". "Грибы". "Шо? Какие Грибы, чувак?".

Чат рассказывал про Грибы так: "Будем делать андеграунд, все будет круто. Маски наденем, будем инкогнито и будем разъебывать". А я вообще любитель знаков. Мы говорим об этом, я поворачивая голову, а на стене написано "Гриб". Это райончик, обычный двор — и граффити на стене.

Я говорю: "Хорошо, пошли!".







— Маски предложил Чат? Я думал, так захотел продюсер.

— Так а кто назвал Юру продюсером? У нас изначально была договоренность, что Юра — участник с теми же правами. Понятно, что люди сами раздули. Назвали его продюсером, пока мы отмалчивались. Мы даже ржали с ним. Юра говорил: "Ах, я продюсер!" И мы ему такие: "Конечно!"

Мы делали все вместе.


— Когда понесся движ?

— После "Интро". Сразу.

Я туда написал свой куплет, Чат написал Юре. Там еще должен был быть куплет KolyaOlya. В итоге она только в клипе появилась.

Мы снимаем клип, все классно. Энергетика общая, которую я никогда раньше не чувствовал. Потом монтируем у Чата дома. Потом первый конфликт — из-за монтажа. Выпускаем "Интро" — и сразу все полетело. Мы даже не ожидали, думали, зашкваримся — да и все.


— Кто учил Бардаша читать?

— Оба. Чат начитывал так, чтобы несложно было. Юра заходил в будку, записывался, пытался найти свою манеру и голос. Мы слушали, говорили "да" или "нет".

У него сначала не получалось. Он в один момент сказал: "Я не хочу. Я не буду". Это было смешно, мы все вместе шутили про это.


— Было чувство, что ты, человек из андера, себе в чем-то изменяешь?

— Нет, конечно! Это был один большой эксперимент. У нас была цель сделать что-то новое.


— Чат рассказывал, что придумал эту эстетику после того, как написал трек для KolyaOlya. Ему нравилась Azealia Banks и киевская техно-сцена. И он захотел их объединить. Тебе нравилась эта эстетика?

— Сначала нет. А потом я распробовал.


— Ок, понеслось "Интро". Что дальше?

— Потом был простой. Песню "Копы" мы сделали, грубо говоря, через две недели после выхода "Интро". Довольные приносим ее в офис Юре, а он говорит: "Это говно" (смеется). У нас разбилось сердце. Мы такие: "Ты что, гонишь? Подумай!". Потом, видимо, до него дошел потенциал трека, и он согласился.





А дальше мы засели писать альбом. Процесс шел плавно, но накануне выхода возник конфликт. Юра сказал, что треку "Любовь" не место на альбоме. А я-то знаю, что он классный, Чат тоже кайфовал от песни. На тот момент в ней был куплет Юры. И он там так себе звучал. А нам нравилось — даже и с таким куплетом. Юра рвал и метал, чтоб его не выпускать. Доходило до зарядов: "Все, мы закрываемся, похер!" Ну и мы в ответ: "Ну окей, хорошо". В итоге "Любовь" на альбоме, но без Юриного парта.


— Самый сюрный корпоратив, который у вас был?

— На яхте это было. В Афинах, кажется (смеется). Это был странный опыт. Год назад мама говорила искать работу. А сейчас я на яхте в Греции.




ПОЧЕМУ РАСПАЛИСЬ ГРИБЫ


— Когда вам стало некомфортно находиться в Грибах?

— После "Тает лед". Мне кажется, мы просто расслабились. Надо было продолжать выкладывать материал. Да, он бы перебивал хайп от "Тает лед", но в этом и был прикол.

Цель песни "Тает лед" — это показать, что мы еще и так можем. И тут внезапно все от нас захотели такой же музыки. Это было очень странно. Я не понимал, почему так.


— Песня хайпит, народ хочет еще. Что в это время происходило внутри группы?

— Конфликты. Именно тогда все начало сыпаться. Все эти концерты, корпоративы — мы просто начали не вывозить друг друга. За усталостью от коллег крылись какие-то подводные камни, еще сильнее усугубляющие ситуацию.

Еще одной причиной стала ссора из-за строчки Чата, которую он произнес в одном из треков так и не вышедшего альбома. Символично, что он еще и назывался "Марио" — тот, кто давит грибы.

Там Чат рифмовал про ситуацию с Грибами. Что люди нас приписали к коммерсам, а мы просто выпускали треки на радость им же. И затронул тему про лейбл Юрия, что мы к его лейблу никак не относимся. После этого Юрий написал большое сообщение и отослал в общий чат группы типа "если кто-то не извинится, то дальше ничего не будет". В таком духе.


— Бардаш говорил, что для него последней каплей было сообщение девчонки, которая рассказывала, что Чат ей на Юру "насыпал".

— Причин была масса. Ок, для Юры причиной стало сообщение. Но это происходило не в Одессе, как он говорил, а в Монако (смеется). Юра пишет тогда: “Зайди ко мне в номер, надо поговорить”. Я прихожу. Он рассказывает: Чат на меня сыпет за спиной. Я говорю: “Та нет”. Он такой: “Та да! Та да! Телка скинула скрин другому типу, а уже этот тип мне показал”. И то этот скрин — это не скрин Чата слов, а это телка сообщение написала, в котором типа пересказала слова Чата. Она могла это раздуть как угодно. Я говорю: “Ну понятно”. Что тут еще скажешь. Это одна из многих ситуаций. Настолько незначительна, что я даже забыл о ней, пока Юра в интервью не напомнил, раздув историю.

Для Чата, например, критичной стала другая тема. Мы же, когда начали сотрудничать, никаких договоров не заключали. Это было принципиальным нашим решением. Пожали руки и все, делаем дела. Потом Юра начал говорить, чтобы мы подписали ему какую-то бумагу. Какой-то документ о правах. Чат мне предложил: "А давай, на всякий случай, обратимся к юристу. Узнаем, что мы вообще собираемся подписать". Это было уже после "Тает лед"...


— Как же вы тянули.

— Да-а. Нам просто пофиг на всё это было. Контракты-не контракты, нам главное творчество. В общем, приходим мы к юристу, и нам говорят: "Ребята, если вы это подпишете, считайте, что вас обманывают". Из документа следовало, что мы отдаем песни Юре и его команде (мы попросили Юрия Бардаша подтвердить или опровергнуть это. Он отказался от комментариев — прим. The Flow).

Юра, когда мы сказали про юристов, нам говорит: "Вы что, мне не доверяете?" Это же нормально, что мы так поступили. Доверяй — но проверяй.

А для меня точкой Грибов стал день, когда я понял, что уже не рад видеть ни Чата, ни Юру. Мы ходили как на работу. Деньги — это хорошо, но когда тебе не нравится то, что ты делаешь, это ничего не перебьет. Я не вытерпел нездоровой атмосферы.







— Вернемся к договору. Вы узнали, о чем он. Что вы дальше сказали Юре?

— Мы с юристом долго редактировали этот документ, пересылали с командой Юрия друг другу встречные версии договора. Только в самом конце подписали.


— На чем сошлись?

— Я и сам не знаю. Чат, в основном, этим занимался.


— Кто сказал: "Давайте стопнемся"?

— Юра, но я не думаю, что он этого действительно хотел. Это был манипуляционный момент. Если б он реально хотел стопнуться, он бы потом столько раз не предлагал все вернуть.

Последний раз предлагал сделать реюнион на его киевском сольнике, [который отменился]. Мы отказались, потому что это было бы предельно тупо.

И вообще, в начале осени 2017-го в аэропорту Чат сказал всей нашей команде, что не будет принимать участие во второй части Грибов. Юрию очень это не понравилось.

Спустя какое-то время Юрий и Чат нашли общий язык, и вроде как договорились доработать последний альбом Грибов, но уже я не хотел принимать участия в такой ситуации и с такой энергией. И мы стопнулись окончательно.


— А почему отказались от реюниона? Исполнили бы "Бардаш-барабаш"?

— (смеется) А ты гуглил, что значит слово "барабаш"? Это значит "умная голова". Это даже Юрий заметил и сказал нам на крайней встрече, но видимо, юмор такой ему больше не заходит.

На альбоме Grebz мы просто орнули, никакого негатива. Это мой самый веселый альбом. Я от Грибов так не кайфанул, как от Grebz, потому что здесь я делал все, что хотел.






“ЮРИЙ ГОВОРИЛ, ЧТО ТО, ЧЕГО МЫ ХОТИМ, ЭТО ДЕТСКИЙ САД”


Фильм "Поток" и интервью с Дудем умалчивают про один важный момент — концерты-то не продавались. Большинство прощального тура отменилось. Что вы пытались сделать с этим? Выпустить второй альбом?

— Да не было альбома как такового. Было несколько песен. Это СМИ раздули, что он должен выйти. Все эти демки в итоге на альбом Grebz вошли.


— Группа, написавшая хит года, к концу года не может собрать большую площадку — как это?

— Народ передознулся этой песней. Она всем надоела. Все концерты в Москве отменились, много где еще.

Мы в группе говорили об этом. Мы с Чатом топили, чтобы дать еще какой-то трек. Вернуть состояние "Копов", потому что суть Грибов — это "Интро", это "Копы". А Юра посчитал иначе.


— Цитата из песни Grebz: "Я был словно пулемет в руках тех, кто не видит ног". Это про эту ситуацию?

— Да-да. Мы пытались донести до Юры свое видение, но он говорил, что то, чего хотим мы, это детский сад. Говорил: "Сейчас все офигенно, все несется".





— В фильме "Поток" Бардаш говорит: "Грибы были для меня как детский движ, а я шагнул дальше. Это был Мальчишник, а потом стал Дельфин".

— Меня это не обижает. Для него это так, окей.


— Когда вы с ним в последний раз говорили?

— Дай вспомню… Вот в начале декабря.


— По поводу?

— Он нам ставил условия… Короче, опять конфликт был. Не буду говорить, по какому поводу.


— Если вас уже не связывает работа, то, вероятно, этот конфликт связан с документами?

— Типа того.


— Что именно? Роялти?

— И это, и то, что мы занимаемся Grebz. И то, что мы выкладываем нашу музыку на площадках, которые были под Грибами.


— То есть у него возникли претензии к вашей группе? Он захотел свою долю?

— Ну я это так понял, да (мы попросили Юрия Бардаша подтвердить или опровергнуть это. Он отказался от комментариев — прим. The Flow).


— Что вы ответили?

— Да ничего. Я для себя всё услышал и понял. Мы когда хотим, тогда и делаем свою музыку.


— "Мы сделали стиль, ракета летит, но нас называют деталями" — Юрий действительно так говорил про вас?

— Да, что он "двигатель". Я не понимал, как реагировать. После первого тура он сказал: "Всё! Я не хочу больше делать этот детский движ. Я ракета — мы летим, а вы просто пишете текстики". А на тот момент у нас были достаточно теплые отношения.








ГРУППА GREBZ, СОЛЬНИК SИМПТОМА, КУПЛЕННЫЕ КВАРТИРЫ



— В телеграм-канале Grebz вы показали, как должна была выглядеть обложка альбома. На фото волосатая задница.

— (смеется) Мы хотели, чтобы обложка была такой и только такой, но стриминг-платформы не приняли.


— Вы — два очень талантливых артиста. Почему вы продолжили эксплуатировать старую эстетику, а не придумали новую?

— Может, нам и можно было предъявить, что мы паразитируем на Грибах, если бы мы сразу после закрытия сделали Grebz. Но мы ждали два года. Мы знаем, что люди ждали, так называемый, второй альбом Грибов, и решили их порадовать.


— Ок, а почему Чат настаивает, что Grebz — это не Грибы?

— Ну, наверное, потому что мы не Грибы?


— Но при этом демки с альбома Грибов ушли на альбом Grebz.

— Да. Это наши идеи, которые мы хотели воплотить и поделиться.


— Но это другая группа.

— Ну да. Нас теперь двое (смеется).





— Почему вы решили начать историю группы Grebz треком, где поется: "Нахуй контракты"?

— Потому что трек прикольный. На самом деле, "Контракты" должны были быть на втором альбоме Грибов. Этот припев мы долго обсуждали. Юра был против него, потому что там мат, а Грибы не матерятся.


— Сколько ты ежеквартально получаешь за песни Грибов?

— Каждый квартал по-разному. В последний раз я получил две тысячи долларов.


— Вы совещались с юристами, не нарушаете ли вы как Grebz авторские права по Грибам, которые принадлежат Юрию? Я про название и логотип.

— Не совещались. Но права на Grebz мы оформили на себя.


— Кто предложил назваться Grebz?

— Чат. При этом мы с ним долгое время после распада Грибов не общались. Ни с ним, ни с Юрой. А потом как-то с Чатом увиделись, и я понял, что у меня не осталось негатива. У него, похоже, тоже. Так и собрались.


— В день выхода клипа Grebz "Нахуй контракты", ты выпустил трек, который никто не заметил. Это был дисс на Бардаша со строчками: "Ты катишь вниз танцевать свой брейкдэнс" и "Ты же просто гаснешь, уголек, а мы до сих пор здесь и мы до сих пор — свет". Зачем он был нужен?

— Все было по-другому. Сначала у Чата вышел клип "Мы ушли с рэпа", которым он закрыл историю Мостов. Потом у меня вышел трек. Я бы не назвал это диссом. Там просто говорится, что в нас с Чатом продолжает гореть светлый огонь творчества. А потом уже идут "Контракты". Логичная же цепочка?





— Бардаш узнал о существовании группы Grebz, когда вышел клип?

— Нет, Чат пару раз говорил о Grebz еще в конце Грибов. Но никто это не воспринимал всерьез. Когда мы уже начали делать, мы старались, чтобы никто не узнал.


— Что ты смог купить на деньги от Грибов?

— Если деньги легко приходят, надо с ними так же и расставаться. Я часто так поступал. Делал подарки родным.


— Что маме подарил?

— Не помню уже. А вообще я ей квартиру подарил (смеется). Рэперский такой поступок. Себе машину купил.


— А правда, что Чат на деньги с Грибов купил себе несколько квартир?

— Я так понимаю, слухи летят быстро...


— Какой была твоя реакция на резонанс вокруг интервью Бардаша?

— А был резонанс?


— Еще какой! Он сказал, что в Украине притесняют русскоязычное население, а в результате его внесли в базу "Миротворца" (сайт, публикующий данные людей, которые, по мнению владельцев, угрожают безопасности Украины — прим. The Flow).

— Я от этого далек. Ну что я могу сказать, никто за язык его не тянул. Хотя, может, он и знал, на что идет. Он далеко не глупый человек.


— Наше интервью состоялось бы, если бы Юрий не пошел к Дудю?

— Думаю, да. Пора по чуть-чуть отходить от нашей закрытости.





— А почему мы сегодня встретились без Чата?

— Он занят. Твиттер ведет (смеется).


— Ты говорил, что работаешь над сольником. Чем он будет отличаться от других релизов и того, что делают Grebz?

— Хотя бы тем, что я его делаю достаточно долго — и он до сих пор мне нравится. Будет достаточно и вокала, и социальных тем, и много личного. Будет музло взрослее. Если успею, выпущу в конце весны


— Чат не напрягается, что ты переключаешься на сольную работу? Что если он предложит новый релиз Grebz писать?

— У нас хорошие отношения независимо от музыки, он меня поддерживает. Он уже говорил про новый альбом Grebz. Я ответил, что сейчас не то настроение. В будущем? Вполне может быть.





comments powered by Disqus
Олег ЛСП и Денис Грязь рассказывают историю создания "альбома-обманки".
20-летний музыкант прошел путь от ютубера с 41 подписчиком до продюсера, создавшего фирменный звук Моргенштерна.
Скандалы, анонсы новых альбомов, стендап и двуличность коллег — в новом выпуске вашей любимой рубрики артисты обсуждают все это и не только.
Есть традиции, которые даже 2020-й год не способен нарушить. Одной из таких для нашего сайта является “Новый Флоу” — ежегодный проект, посвященный новичкам, в которых мы верим.