Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Интервью: Лёша Горбаш

"Смотрю с сыном "Наруто": Thomas Mraz об альбоме "Victory", гниющей индустрии и аниме

Большой разговор с артистом, выпустившим самый важный альбом в карьере.
Комментарии
0

Thomas Mraz выпустил альбом "Victory" — свой первый большой релиз за три года. Это самый масштабный проект в карьере уфимского артиста: 25 песен в треклисте и мощные фиты, которыми Томас как будто подводит итог первых 10 лет карьеры.

На "Victory" находится место юношескому максимализму его первых микстейпов, романтизму и образности мини-альбомов "Do Not Shake the Spear" и "Random-6", лоску "Hangover" и поиску себя, которым Мраз занимался вообще всю дорогу. И "победой" этого альбома он считает как раз то, что лирический герой всё-таки нашёл себя.

Наше интервью — в том числе о "Victory". А ещё — о месте Томаса в музыкальной индустрии и её проблемах, отношениях с сыном, будущем, аниме и играх.

В апреле Томас Мраз едет в тур в поддержку нового альбома, города и даты — вот здесь.



УСПЕХ, ДАВЛЕНИЕ И МАССАЖЕР ДЛЯ ГОЛОВЫ


— Первое, что прочитал в твиттере утром: ты сломал телефон. На нервах?

— Не, случайно.



— А я подумал, что устал от предальбомной рутины, и это нервы.

— От неё очень устаёшь, это правда. Мечтаю о тихом месте у тёплой воды, хочется уехать куда-нибудь как раз без телефона. Это с возрастом стало появляться. Когда родился ребёнок, стал понимать вещи, о которых шутят взрослые люди.



— А ощущаешь себя взрослым?

— Больше да, чем нет.



— Первая песня на альбоме называется "Успех". Был момент, когда он тебя придавил?

— Да. Когда у тебя появляется больше денег и больше расходов, ты пытаешься это контролировать, тебя начинает выматывать. Чувствуешь стресс.



— Твоя самая бесполезная покупка?

— Когда-то купил массажер для головы Yamaguchi за двадцатку. Воспользовался один раз. Слишком сильно давит на голову.



— Как ты определяешь успех для себя?

— Если отталкиваться не от стримов, это больше философская штука, атмосферность песни. Стримы — это просто. Цифры и нужны, чтобы всё упростить.



— В прошлом году ты перезаписал дебютный микстейп "Emotional-8". Зачем?

— Его не было на площадках официально. А мне всегда хотелось поработать с бэндом. Написать не что-то компьютерное, а живое. Тут и получилось совместить эти идеи.



— Как провёл прошлый год?

— Пандемия — одно из лучших времён моей жизни. Я стал отцом, и это время позволило мне насладиться этим моментом и домашним уютом. Я и до этого не особо часто куда-то выбирался, так что не скажу, что у меня сильно поменялся образ жизни. Даже во время пандемии у нас были выступления, я ездил на студию — ты не находишься всё время дома в любом случае.



— Мы с тобой ровесники, при этом ты — молодой отец. Как опишешь отцовство людям твоего возраста, у которых пока более легкомысленный образ жизни?

— Это супер! Может, знаешь мем: сидит женщина с ребёнком, и написано: "Это состоявшаяся женщина". А рядом стоит девушка в платье, без детей и мужа, она работает и тусуется: "Это тоже состоявшаяся женщина". Вот я думаю, это и на мужчин распространяется. Родителем можно впервые стать и в 30, и в 40 лет. Тут нет "правильного" и "неправильного" времени, всё должно идти в плюс.



— Случаются моменты, когда сидишь дома с сыном — а хочется к друзьям вырваться?

— Бывало. А было и наоборот: тусуешься с друзьями, а хочется домой к семье. И второе работает намного чаще.





R&B НА РУССКОМ, TIKTOK И РЫБАЛКА


— Ты был частью новой волны R&B на русском, которая в итоге не сложилась в большую силу, если не брать буквально пару имён. Почему так вышло?

— Ходил сегодня в батутный парк и думал об этом. Что нужно быть артистом, которого копируют, а не который копирует. Только я не согласен с тем, что она не сложилась. Всё существует, просто пока под микроскопом. Эта сцена ещё будет набирать силу.

Русский язык — удивительный. И у нас есть артисты, которые вышли за рамки местной сцены. Часто видел Big Baby Tape в видосах американских блогеров. Недавно смотрел ролики семьи тикток-инстаграмщиков, которые снимают видео на тему аниме и видеоигр. И у них играла песня "Моя голова винтом" — прикольно, что я услышал это у них раньше, чем в России. Меня это радует. Это же целая наука.



— Пытаешься её освоить?

— Да, я и есть эти тренды. У меня сейчас вторая волна изучения соцсетей. Первая была с инстаграмом. Это было ещё в школе, я вообще не интересовался этой темой, а потом одноклассница сказала, если я не скачаю инстаграм, она не будет со мной общаться. Подумал, если это так важно, почему не скачать. А потом начал погружаться всё глубже и разбираться в нём. С 2012 стал активно использовать как инструмент — а сейчас как будто всё заново.



— Чему тебя научил TikTok?

— Раскрепощаться, быть менее зажатым и кринжовым.



— Странно слышать про "зажатость" от человека, вышедшего из театра. А хочешь туда вернуться?

— Не представляешь, как сильно. У меня много свободного времени: семья, смотрю кино, играю в игры. И как бы было круто со своей театральной командой генерировать что-то так же, как с музыкой. Использовать свою музыку в театре — хочу идти туда, тянет меня как чёрная дыра в космосе.

Но я понимаю, что музыка — это моё призвание. И я хотел бы верить, что у меня это получается хорошо. Я нужен музыке, а она — мне. Но это тяжело назвать работой. Потому что невозможно 365 дней в году быть музыкантом. Мне бы точно не хотелось каждый день заниматься музыкой, понимаешь?



— Но она же тебя кормит, получается, это как раз работа.

— Тебя кормит бизнес. А музыка идёт от души.



— Тебе легко разделять эти вещи?

— Конечно. Не думаю, что смогу написать что-то специально. Или никогда не смогу написать 10 одинаковых песен подряд. У меня есть художественный рандом, который мне важно сохранить. Важнее одобрения слушателей — утолить собственный голод.



— Чтобы закрыть тему работы: как выглядит твой идеальный выходной?

— Поработать в огороде или порыбачить, выбраться на пикник. Что-то такое приземлённое и человеческое.







"МУЗЫКАЛЬНАЯ ИНДУСТРИЯ ГНИЁТ ИЗНУТРИ"


— В прошлом году ты подписал контракт с Universal.

— Никогда не работал с мейджор-лейблами, было любопытно. Мы рассмотрели много предложений, но в итоге больше всего понравилось общаться с Universal.



— Ты начинал, когда индустрии для молодых артистов не существовало в принципе. Удивляешься нынешним масштабам?

— Да. Мы были пионерами. Делали ошибки, которых сейчас бы точно не было. Я бы точно не писал в твиттер, что ухожу из Dopeclvb. Просто на тот момент я был ребёнком: не знал, что я медийный человек. Я и до сих пор моментами это отрицаю, мне ближе аскетизм. Но тогда было очень тяжело.



— Не любишь внимание?

— Меня смущает любое внимание, оно вызывает бурю эмоций. Иногда люди перебарщивают и ведут себя неадекватно.



— Ты говоришь, что разделяешь музыку и бизнес. Насколько тебе нравится следить за музыкальной индустрией сегодня?

— 50/50. Есть вещи, которые меня бесят, я их не понимаю. Бывает, поражают масштабы происходящего. Иногда меня что-то пугает, когда думаю, что это неразумно.



— Это что, например?

— Когда индустрия пожирает сама себя из-за жажды наживы. Я не про конкретных людей, но думаю, что человеческая жадность может убить то, чем она питается. И это про музыкальную индустрию, она гниёт изнутри.



— А что радует?

— Обрадовался, когда узнал, что у Элджея количество стримов перевалило за миллиард. Потому что для России это прорыв.



— Разве Элджей — это не про бизнес больше?

— Сложно сказать. Вот Элджей, Моргенштерн — они крутые ребята с мощными образами, заряженные шоумены. Очень медийные личности. Но у них есть крутые треки, которые мне нравятся. Тут уже ничего не поделаешь. У них есть свои трудности: не думаю, что они могут нормально чувствовать себя без охраны или ездить на метро.



— Не хотелось бы такого уровня известности?

— Не знаю, но я бы точно о****. Моментами я жалел, что не додумался в начале карьеры использовать маску. Не потому что у меня сейчас какая-то безумная слава, из-за которой я не могу из дома выйти, нет. Просто это стильно.



ПОЧЕМУ НА АЛЬБОМЕ "VICTORY" 25 ПЕСЕН


— Какие у тебя любимые альбомы?

— Надо подумать. Мне сложно отвечать на такие вопросы, потому что больше слушаю синглы.



— При этом у тебя на альбоме 25 песен. Почему так?

— Когда мы выпускали первые микстейпы, это было всем в новинку. Мы ничего не продавали, просто дропали ее Вконтакте, двигали своё лицо. И тогда был формат "девять треков + обложка". Сперва выпускал музыку так, потом пробовал другие форматы — меня всегда тянет пробовать новое.

И я столкнулся с тем, что хотел выпустить большой релиз, а норма — это девять треков. Смотрел релизы западных артистов — а там уже по 16 песен, и это на ура заходило, мне самому нравились такие релизы. И параллельно смотрел на какого-нибудь Lil B, который мог выпустить микстейп на 100 треков. Понятно, что это и тогда воспринималось скорее как стёб. А сейчас альбом на 25 треков может быть большой серьёзной работой с выраженной формой. Взять Lil Uzi Vert или OG Buda с Big Baby Tape.

У меня есть любимый сет на Boiler Room — David August в Берлине, он идёт час. Я послушал его больше 100 раз, часто засыпал под него. Потому что уснуть можно только под хорошую музыку.



— Для тебя всё ещё важно записать именно альбом, а не микстейп?

— Знаешь, вот микстейп — это "9 воскресений". "Random-6" и "DNSTS" — это мини-альбомы. "Микстейп" немного обидное слово для меня. Ты просто записал на кассету всё подряд, чтобы слушать в машине. А альбом — это более сложная работа.



— Сколько записывался этот альбом?

— Каким-то песням около трёх лет. Я не хотел их выпускать просто так, песни ждали своего времени.



— Если в треклисте 25 песен, сколько осталось за бортом?

— Мало. Думаю, у меня сейчас лежит четыре-пять демок.



— Это привычная ситуация, когда у тебя про запас не лежит много песен?

— Мне всегда найдётся, что выпустить. Просто сейчас чувствую облегчение. Потому что каждая песня — это отдельный проект. Обложка — 26 проект. Дистрибьюция — 27 проект. И так далее. А сейчас я могу выдохнуть, это экстаз. Можно сравнить с сексом.





КОННЕКТ ПОКОЛЕНИЙ, СТРОЧКА "ДОХЛЫЙ КАК ФАРА" И "VICTORY" КАК ИТОГ ПЕРВОГО ЭТАПА КАРЬЕРЫ


— Меня удивило, что я в треклисте одного альбома вижу рядом Левана и Blago White. Как это получилось?

— Я в музыке около 10 лет, давно на радарах. Логично, что у меня разносторонний состав гостей на альбоме. Честно скажу: Левана я знаю с трека "Давай до свидания". Познакомился с его творчеством, когда сам только начинал делать музыку, только потом узнал про Marselle. А на треке "Бог простит" мне нужна была джентльменская эстетика. Долго думал и вспомнил, что у Левана были песни "GQ" и "Чёрный умеет блестеть". Хотел записать эту песню именно с ним. Написал ему, мы пообщались и он согласился поучаствовать.



— Как тебе новая новая волна? Уловил момент, когда сам стал олдскулом?

— Да уж. Новички сейчас жёсткие, как будто рождаются со стальной челюстью — это комплимент. Blago White очень интересный персонаж, как будто из своей вселенной. Это суперзамечательно.



— "Ты меня не вдохновляешь, ты не одиночество". Это твой метод?

— Бывает, что ты пишешь трекан с пацанами на студии. Из этого получается мясо. А лирика и философские песни пишутся в одиночестве, когда не можешь уснуть или едешь куда-то один. В моменты, когда 9 часов летишь на Дальний Восток немного тяжело усидеть на одном месте — и ты это проецируешь в творчество.



— В песне "Пароль" есть строчка: "Номер дохлый как Фара". Почему решил уколоть его?

— Фара из Dead Dynasty. Он всегда тяготел к эстетике загробной жизни, отсюда эта строчка и появилась.



— То есть тут не стоит искать негативный подтекст?

— Скорее да, чем нет.



— В треклисте есть песня "Токсичность". Она больше про безответную любовь, но само слово сейчас намного чаще встречается в инфополе. Чувствуешь, что общество меняется?

— Есть ощущение, что в плане развития гуманизма мы живём в Средневековье, это правда. Всегда надо что-то делать и идти вперёд. Просто нужно уметь проводить грань между развитием и истерией. Плохо, когда люди бросаются из крайности в крайность. Нужно искать компромисс и идти навстречу друг другу.



— После альбома осталось чувство, что он проводит черту под первой главой твоей карьеры. Это было осознанное решение?

— Альбом подводит итог моей жизни на этом этапе. Моя главная работа за карьеру: затратная и в плане энергии, и духовных сил. У меня периодически бывают страхи: а вдруг я испишусь? Когда работал над этим альбомом, боялся, вдруг это вообще мой последний альбом. Но пока занимался им, у себя в голове написал ещё несколько альбомов — и они точно будут лучше.



— Учитывая название, что для тебя будет победой альбома?

— Она уже случилась. Это история не обо мне, а о лирическом герое, прототипом которого я являюсь. Как у Шекспира: он писал о вещах, которые никогда не переживал. Суть в том, что "победа" — это когда лирический герой проходит через огонь и воду, побывав на дне и седьмом небе, разбивая сердца и разбив его себе, по кускам собирает его обратно. И он одержал победу, найдя себя. Нас всех неизбежно ждёт победа, если мы не будем этому препятствовать.

Депрессия и тяжёлые моменты — к сожалению, с этим сталкиваются все молодые ребята. Я вообще в себя не верил. Думал, что я никто. И всё, что со мной произошло, вдохнуло в меня веру, любовь и надежду. Никогда не думал, что буду это ощущать. Всегда считал себя неудачником, о какой музыке может идти речь?



— Когда это чувство ушло?

— Есть несколько этапов. Первый — когда ты можешь записать песню, от которой кайфанёшь ты сам и твои друзья. Это победа. А потом появляются и слушатели. За ними ты начинаешь видеть новые вершины и цели — финансовую независимость, востребованность музыки и так далее. Находишь людей, которые видят в тебе гораздо большее, чем ты из себя представляешь.

В то время сказать людям, что ты рэпер, было немного стыдно. Выложить свою песню на стену — это тоже стыд. И все обратили на это внимание: "Чё, реально?" А сейчас если кто-то опубликует свой трек, это не вызовет удивления. Быть рэпером это сегодня — в порядке вещей. А на тот момент было похоже на шутку.





ЗДЕСЬ МЫ ГОВОРИМ ПРО ИГРЫ И АНИМЕ


— Ты один из самых подкованных в гик-культуре артистов. Какие игры впечатлили за последнее время?

— "Mortal Kombat 11", "The Last of Us II", "World of Warcraft: Classic". Настольные игры меня впечатляют.



— Как тебе "Киберпанк"?

— Он меня скорее разочаровал. Не понравилась боёвка, управление автомобилем, цветовая гамма. Диалоги прикольные. Я многого ожидал от этой игры — думал, будет "GTA VI". А оказался "Far Cry 2".



— В какую игру должен поиграть каждый?

— Есть старые игры, которые я до сих пор люблю. "Evil Genius", "Космические рейнджеры 2", "Герои меча и магии" — все на телефонах сейчас в это играют. Была игра "Хроники Риддика", очень крутая. "Hitman: Blood Money". А вот чтобы меня что-то тронуло — меня редко затягивают сюжетные игры, я больше мультиплеерный игрок. В детстве хотел купить компьютер из-за "Червяков", "WoW" и "Counter Strike".



— Давай поговорим про кино и аниме. Какие фавориты?

— Раньше смотрел много сериалов, а сейчас произошло перенасыщение. Мои любимые режиссёры, у которых я смотрел большую часть фильмографии, — это Тарантино, Уэс Андерсон, Даррен Аронофски, Алехандро Гонсалес Иньярриту и Паоло Соррентино. Если брать аниме, это Миядзаки — его фильмы ломают жанры и форматы.

А про сериалы — это "One Punch Man", "Наруто", "Стальной алхимик", так можно бесконечно перечислять. У аниме есть проблема — зацикленность сюжетов и самоповторы. Если выходит новый интересный сериал, дальше скорее всего всё будет понятно, его можно бросать. Поэтому "One Punch Man" для меня номер один: он ломает клише и смеется над ними.



— Что ты хочешь посмотреть с сыном, когда он подрастёт?

— Мы уже смотрим мультфильмы, которые мне нравились: "Король-лев", сериал "Ох уж эти детки". Было прикольно смотреть с ним "Волшебный школьный автобус". Это такой триггер для струн души. Иногда он заходит в комнату, когда я смотрю "Наруто". Но выключаю телевизор, если играю в "Mortal Kombat", это ещё жёстко для него.




comments powered by Disqus
Swizz Beatz и Pharrell, Скала и Тони Хоук, Дима Бамберг и Yanix — и многие другие.
DMX прожил яркую жизнь, в которой находилось место по-настоящему сумасшедшим моментам.
Умер рэпер, всю жизнь боровшийся с внутренними демонами и пытавшийся спасти от них других. Джо Караманика из New York Times посвятил ему прощальный текст.