Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Интервью: Антон Шадрин

"40 млн просмотров у баттлов? Столько же собирают распаковки игрушек": интервью c Yelawolf

Yelawolf рассказал нам про свои байки, тачки и уважение к русским. А еще — про новую жизнь после ухода с лейбла Эминема.
Комментарии
0

Майкл Уэйн Эта, он же Yelawolf, не записывал музыку до 25 лет — возраста, в котором сегодня рэперы могут заканчивать карьеру. В 31 год его подписал лейбл Shady Records, в 39 лет он отправился в самостоятельное плавание после восьми лет под крылом главного рэпера в мире и четырех полноформатных альбомов.

В прошлом году Волк основал собственное творческое объединение Slumerican — в приблизительном переводе, "Американский отброс" или "Американские трущобы", и выпустил шестую пластинку "Ghetto Cowboy". Впереди у Волка европейский тур из десяти стран и 14 городов, который стартует двумя концертами в России — впервые после пятилетнего перерыва.

Накануне приезда в Москву мы созвонились с Yelawolf, чтобы поговорить, страшно ли перезапускать карьеру почти в 40 лет. А также — о баттл-рэпе, мотоциклах, собственном бренде одежды и съемках в кино.



ОДЕЖДА, "ОСКАР", КИНО

— В начале скажи, как лучше обращаться: Йелавулф, Вулф или Майкл?

— Вулф нормально.


— Где ты сейчас? Чем занимаешься?

— Сейчас я на своем складе в Нэшвилле, штат Теннесси. Вместе со своей командой упаковываю заказы.


— Опиши свой обычный день, когда ты не в туре. Ты просыпаешься утром, и …

— Я просыпаюсь, пробегаю 5 миль (около 8 километров — прим. The Flow), потом прихожу во флагманский магазин Slumerican в Нэшвилле, проверяю, как всё работает, затем отправляюсь на склад и начинаю творить — создавать одежду. У нас здесь чертов дом моды (смеется).


— Это мерч для тура?

— Мерч для тура Yelawolf — это отдельная история. Здесь мы создаём настоящий бренд одежды.





— Как тебе выступление Маршалла на церемонии "Оскар"?

— Серьезно? Я не видел. Когда это было?


— Пару недель назад. Он исполнил "Lose Yourself". Зал аплодировал стоя.

— Я не видел.


— Ты не хочешь, как Маршалл, снять фильм о своей жизни?

— Может, когда-нибудь. Надеюсь, у меня еще длинная жизнь. Пока рано думать о фильме.


— Какой период ты бы хотел экранизировать?

— Не знаю. Всю мою жизнь в двухчасовом фильме невозможно уместить. Думаю, если когда-нибудь до этого дойдет дело, сначала выйдет книга.


— Уже есть название?

— Пока нет. Как уже сказал, еще рано об этом думать. Я только начал, чувак. У меня еще как минимум десять лет работы над Slumerican и другими вещами.





— У тебя уже есть опыт в кинематографе. Я имею ввиду независимый фильм "Арахисовый сокол", вышедший в прошлом году. Расскажи, как вписался в проект и сколько времени провел на площадке.

— Я был в городе Саванна, штат Джорджия, около двух недель. Большинство времени провел в ожидании того, как режиссер скажет: "Action!". В перерывах наблюдал за тем, как работают Шайа (Лабаф), Зак (Готсаген) и Дакота (Джонсон). Пытался как можно большему научиться за тот небольшой промежуток времени.


— Можешь что-то особенное рассказать про Шайю?

— Он был в образе все время, что мы провели в Саванне. Мы разговаривали на съемочной площадке, и он буквально ни разу не вышел из образа. Спал в нем. На самом деле, крышу сносит, когда наблюдаешь за этим со стороны. Шайа серьезный чувак, без дураков.


— Прочитал, что Зак (исполнитель главной роли с синдромом Дауна — прим. The Flow) — фанат твоей музыки.

— Зак — суперталантливый. Очень вдохновляет. И да, он пытался побаттлить со мной.


— Успешно?

— Да, он определенно вынес меня своими жесткими панчами (смеется).






БАТТЛ-РЭП


— Следишь за рэп-баттлами?

— Вообще нет. Я знаю, что это чертовски огромная сцена. Где-то год назад видел видео то ли из Мексики, то ли из Южной Америки, как на рэп-баттле собрались десять тысяч человек. Обалдеть! Но я никогда не был увлечен баттлами, и сам никогда не баттлил. Это не совсем принято там, где я рос.


— Что должно произойти, чтобы ты кого-то забаттлил?

— Это никогда не произойдет. Чувак, это не мое. Если кто-то задиссит меня в треке, я завалюсь на студию и запишу ответный дисс, но баттл-рэп — для меня это чуждое.


— В России баттл-рэп — это огромная сцена. Некоторые баттлы собирают больше 40 млн просмотров.

— Не спорю. А еще больше 40 млн просмотров собирают видео, как дети распаковывают игрушки (смеется). Не знаю, для кого это звоночек: для баттл-рэпа или для распаковки игрушек.



SHADY RECORDS, ЭМИНЕМ


— В прошлом году ты ушел с Shady Records после восьми лет совместной работы. Что это сотрудничество дало тебе?

— Во-первых, я горд, что был частью этого лейбла. Чувак, я столькому научился. Понял, как всё работает. Особенно, когда речь идет об исполнителе калибра Эминема, вокруг которого крутится целая империя. Мне очень повезло, что у меня был этот опыт.


— Назови три вещи, которым научился у Маршалла.

— Конечно, их очень много, но я постараюсь рассказать парочку. Первая — я научился писать песни так, чтобы слушатель почувствовал, что прожил эту историю, даже с учетом того, что она про меня. В этом Маршалл выдающийся мастер. Другая вещь, которой я научился — понимание своей силы как артиста. Сейчас я с легкостью могу отступить в ситуации, когда моя карьера под угрозой. Я никому ничего не должен. Когда пришел (на Shady Records), я был вспыльчивым. Если кто-то что-то резкое сказал, я быстро отвечал в интервью или в социальных сетях. В этом плане влияние Маршалла было огромным. Если он никак не реагирует, то уж мне точно нужно расслабится. Еще одна вещь — поддержка. Это касается тяжелого времени, когда я был зависим. Shady Records и Пол (Розенберг, соучредитель лейбла, музыкальный менеджер — прим. The Flow) присматривали за мной. Для меня это самое главное.


— Есть какая-то одна крутая история про Маршалла?

— Я его фанат, чувак. Истории, которые у меня есть, они личные. Я храню их для себя.





НОВЫЙ АЛЬБОМ


— 1 ноября ты выпустил шестой студийный альбом "Ghetto Cowboy". Чем он отличается от предыдущих пластинок? После нескольких прослушиваний, мне кажется, что звук стал громче.

— Наверное, ты прав. "Ghetto Cowboy" правда громче, агрессивнее во всех смыслах, чем "Trunk Muzik 3" и "Trial By Fire". Не знаю, чувак, я очень рад этому альбому. Мне кажется, он резюмирует, где я сейчас нахожусь. Нет никакого рецепта, как делать музыку. Я никогда не делаю на студии дважды одно и то же. Даже, когда треки звучат похоже, это не означает, что они был одинаково сделаны. Музыка — это магическая штука. Не знаешь, откуда она берется. Бывает, приходишь в студию абсолютно пустой, а уходишь с готовой песней. И ты не понимаешь, как это произошло. Перебираешь звуки, появляется мелодия, начинаешь под нее писать текст, через несколько часов появляется песня. Не могу говорить за других, кто не пишет сам музыку и тексты, но для меня написание песен — это магический процесс. Лучше чувство на свете — когда ты закончил писать и первым послушал хорошую песню. Ничто с этим не сравнится.


— За сколько ты быстрее всего написал песню?

— "Pop The Trunk" была написана за 10 минут, "Till It's Gone" и "Opie Taylor", второй сингл с альбом "Ghetto Cowboy" — за 20-30 минут. Такие песни обычно самые лучшие. Ты никогда не знаешь, что они станут большими хитами. Наверное, это правильно, потому что если бы их было сложно создавать, то людям было бы сложно их слушать.


— В крупнейшей группе твоих фанатов в российской социальной сети VK состоит 30 тысяч человек. Они провели опрос на лучший трек с альбома. Результаты такие: первое место — "Opie Taylor", второе — "You and Me", третье — "Lightning". Согласен?

— Йоу! Погоди. (Говорит другому человеку) Зацени: 30 тысяч фанатов Yelawolf из России устроили голосование на лучший трек с "Ghetto Cowboy". И распределили так: "Opie Taylor", "You and Me" и "Lightning". (Снова говорит в телефон) Забавно, чувак, потому что "Lightning" будет третьим синглом с альбома. Получается, мы тоже поставили эту песню на третье место.



SLUMERICAN


— Расскажи о своем лейбле Slumerican.

— Slumerican — это не звукозаписывающий лейбл. Я называю это "зонтиком для творчества". Да, я выпускаю музыку под Slumerican LLC (аналог российского ООО — прим. The Flow), но на самом деле это наша производственная площадка. Мы делаем одежду, у нас есть торговые точки, мы поддерживаем разных артистов: фотографов, художников, производителей кастомных мотоциклов и т.д. Slumerican — это культурный бренд. Я обдумывал идею лейбла, но это не подходит нашему направлению. У звукозаписывающих лейблов есть инфраструктура, а у нас ее нет. Да мы и не хотим. Сейчас лейблы все меньше необходимы.


— После восьми лет на Shady Records, сейчас самому по себе легче или сложнее?

— Определенно легче. Мне не приходится продавливать свою музыку через какие-то фильтры. Сейчас я не отправляю записанный альбом на утверждение и не выслушиваю ничье мнение. Я публикую музыку в том виде, как мне нравится.





МОТОЦИКЛЫ, АВТО

— На обложке альбома "Ghetto Cowboy" ты сидишь на байке с надписью "SLUM". Это твой байк?

— Да, байк зовут Honey Brown. Он был предназначен для благотворительной акции под названием Fuck Cancer. Я снялся на нем для обложки альбома, и потом байк в буквальном смысле исчез. Мы не знаем, какого черта произошло, где он сейчас. Полторы недели назад я получил сообщение, что он перекрашен. Я не знаю, был ли он украден или что с ним произошло, но я слышал, что сейчас у него другой цвет. Сейчас у меня его нет, но я планирую его вернуть.


— Сколько у тебя средств передвижения?

— У меня есть три пикапа: Chevrolet C10 1967 года и два Chevrolet Silverado — 1989 и 2017 года. Кастомный боббер Indian Larry, а также два Harley Davidson Softail — 2016 и 2014 года. Вот. Два олдскульных пикапа навсегда в гараже. Сейчас я продаю два байка Harley Davidson. Третий байк расположен на крыше моего магазина. И Honey Brown пропал. Поэтому сейчас у меня только одна тачка — Chevrolet Silverado 2017 года, на которой я езжу каждый день.



РОССИЯ

— Давай вернемся на пять лет назад, в август 2015 года, когда ты впервые выступал в Москве. У тебя остались какие-то яркие воспоминания?


— Россия — поразительная страна. Мне очень понравилось. Каким-то образом лучший чизбургер в жизни я попробовал именно в Москве. Не знаю, как вы их делаете, но тот чизбергер в ресторане отеля — уф... Лучший в моей жизни!

Я очень уважаю российскую хардкорную гордость. Местные очень гордятся своей культурой, идентичностью. Каким-то образом мне, выросшему в Алабаме, это близко. По людям видно, что в прошлом они прошли через борьбу, и они горды, что смогли это все преодолеть. В отличие от того, что про русских говорят в Америке, люди были чрезвычайно приветливы, вежливы, относились ко мне с огромным уважением.


— У тебя на разогреве выступал рэпер Oxxxymiron. За прошедшие пять лет он стал большим артистом в России…

— Круто! Чувак, наверняка мы о чем-то разговаривали, и я уверен, что он был любезен, но тогда был сумасшедший график. Мне хотелось побыстрее добраться до бара. И я довольно быстро свалил из отеля после выступления. Ничего особенного не могу рассказать.



Европейский тур Yelawolf стартует двумя концертами в России: 27 февраля в Москве (ГЛАВCLUB GREEN CONCERT) и 28 февраля в Санкт-Петербурге (A2 Green Concert)




comments powered by Disqus
20-летний музыкант прошел путь от ютубера с 41 подписчиком до продюсера, создавшего фирменный звук Моргенштерна.
Скандалы, анонсы новых альбомов, стендап и двуличность коллег — в новом выпуске вашей любимой рубрики артисты обсуждают все это и не только.
Она объясняет, что сделала это по ошибке. Пользовательницы твиттера поддержали ее, запустив хештег #BoobsOutForCardi, под которым выкладывают свои фото.