Тексты

New York Times о Дорне: "Поп-звезда пыталась помирить Россию и Украину. Война разрушила это"

Оказывается, первый за 5 лет альбом Дорна мог выйти еще в мае.

New York Times посвятил Ивану Дорну материал, который в оригинале называется "A Pop Star Tried to Reconcile Russia and Ukraine. War Ruined That."

В нем говорится, что к моменту, когда началась <>, Дорн почти закончил новый альбом — первый за пять лет. NY Times приводит название пластинки — "Dorndom" (можно понимать как "дом Дорна", а можно как "kingdom" — прим. The Flow).

Упоминается, что альбом был записан в деревне на севере Украины и получился более концептуальным проектом, чем привычный для Дорна кроссжанровый поп.

"В этом альбоме Дорн, который родился в России, поет на русском языке — как и в большинстве хитов, которые принесли ему известность и в Украине, и в России, — пишет Иван Нечепуренко, автор NY Times. — Он запланировал релиз на конец мая, а его команда уже работала над организацией тура, который включал бы концерты в обеих странах". Ничего из этого не произошло.

"Люди сейчас очень чувствительны к вопросам языка", — объяснил Дорн, почему выпуск русскоязычной музыки, которая не отражает события происходящей <>, кажется ему неправильным. Он надеется однажды издать его, но сейчас он выступает с концертами зарубежом, собирая деньги на помощь пострадавшим украинцам.

NY Times отмечает, что после того что в 2014 году произошло с Крымом, такие украинские артисты как Океан Эльзы и Монатик прекратили выступать в России. Но у Дорна был противоположный подход. По его словам, он пытался построить культурный мост между соседними странами, продолжая приезжать с концертами.

"Моя идея была в том, что я захвачу как можно больше людей своей музыкой, чтобы они никогда не напали на мою страну, — говорит Дорн. — Я был уверен, что люди, которые ходили на мои концерты, не пойдут воевать с Украиной".

В 2016 году он говорил со сцены: "Между нами нет ничего, кроме дружбы" и предлагал московским зрителям крикнуть "Привет, Киев". NY Times пишет, что такая деятельность Дорна вызвала гнев со стороны части украинцев.

Дорн говорит, что его миссия дружбы выглядит провалившейся, но он не сожалеет. "Машина российской пропаганды оказалась слишком мощной, — говорит он. — Я уверен, что если бы мы провели неделю перед российским телеканалом, то сами поверили бы, что мы нацисты и фашисты".

NY Times пишет, что Дорн порвал все связи с Россией и сфокусировался на поддержке Украины, превратив помещение студии/лейбла "Мастерская" в волонтерский центр и удалив свою музыку с российских стриминг-платформ. Он так же разорвал контракты с российскими брендами и артистами.

NY Times упоминает критику, которой Дорн подвергся со стороны Юрия Бардаша, цитата: "одного из наиболее успешных продюсеров Украины", который призвал Украину к капитуляции и обвинил артистов вроде Дорна в том, что они "рекламируют войну, пока сами выступают в Европе".

И предложил переименовать Группу по расследованию антироссийской деятельности (ГРАД) в Группу обнаружения врагов нашего общества (ГОВНО).
Так говорит его украинский коллега Владислав Bludkidd Зайченко, участник Gruppa Skryptonite.
Рэпер признается, что не сможет бросить наркотики ради семьи.