Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
JMA 2018
Интервью: Лёша Горбаш

Mujuice: "Мне интереснее играть техно, чем произносить слова, которые я и так знаю"

В ноябре 2018 года премия Jager Music Awards отмечает свое пятилетие. Мы берем интервью у пяти победителей премии разных лет — чтобы понять, как живут, работают и пробиваются к славе артисты разных музыкальных направлений.
Комментарии
0




Роман "Mujuice" Литвинов — московский электронный продюсер. Он много лет существовал в андеграунде, но в 2011 году выпустил "песенный" альбом "Downshifting", сильно повлиявший на новую российскую сцену "десятых". В активе Романа — много самых разных проектов: от работ с Земфирой до написания саундтрека к графической выставке, также он постоянно выпускает электронные релизы, экспериментируя то с техно, то с эйсид-хаусом. Это интервью — в том числе о том, почему он не планирует новый песенный альбом и больше ценит выступления за пультом, а не у микрофона.



— В каком режиме ты сейчас существуешь?

— По-разному. Есть несколько смысловых блоков и моделей поведения. Есть обычная жизнь, перемешанная со студийной работой. Есть туринг, концерты. И есть путешествия и отдых. Сейчас я в последней стадии в Барселоне.


— Сколько времени у тебя уходит на музыку?

— Уже много лет мы редко делаем классический туринг, где каждый день новый город. Мне нравится по будням работать дома, а по выходным лететь играть. Иногда бывают перерывы, и я прошу директора, чтобы была возможность побольше сидеть дома.

Я рано встаю и сажусь работать. Мне нравится просыпаться в 6 утра. Это самая продуктивная модель для меня. В принципе, есть какое-то количество коммерческих проектов, которые я веду как музыкальный продюсер. Там есть тайминг и дедлайны. Есть моя текущая работа, у которой нет никаких дедлайнов, кроме моих воображаемых. Как правило, я параллельно делаю много всего, просто рендерю в разные папки.


— При этом ты сейчас можешь позволить сорваться и поехать путешествовать?

— Да, я не очень люблю брать проекты в дорогу, потому что привык к студийным условиям и горе железа. Возможно, классический туринг был бы более правильным решением, чтобы полгода давать концерты, а потом полгода посвящать себе. Но мне комфортно именно в таком сбалансированном режиме.


— Что российская электронная сцена представляла из себя 10 лет назад?

— Это был черновик происходящего сейчас. То, чем мы занимались тогда, было менее принято и приемлемо. И периодически приходилось объяснять, что такое “электронный продюсер”.





— А чем сейчас зарабатывает электронный музыкант?

— Всё перемешано. В моём случае, думаю, больше приносят концерты, чем продакшн. У меня нет статистики, потому что, когда ты набираешь определённую массу, начинаются те же роялтис. Плюс я с раннего возраста начал делать продакшн в рекламу и кино. И я не считаю это чем-то неправильным. Наоборот, это здоровая тема и хороший повод чему-то научиться. Тем более, если проект хороший. А сейчас их много. И я не буду браться за плохой проект даже за высокий гонорар, потому что там нет художественной задачи, и я не вижу высокой эффективности от использования меня как музыкального продюсера. Если есть кейс, который не противоречит этическим и эстетическим взглядам на мир, много зарабатывать — это классно.


— Ты чувствуешь на себе, как стриминг поменял музыкальную индустрию?

— С годами что-то накапливается, скорее начинаешь чувствовать роялтис. Но уже можно говорить о том, что стриминг постепенно меняет культуру потребления. Так, популярные стриминговые сервисы обеспечивают почти 50% роялтис.


— Как часто нужно выпускать музыку, чтобы напоминать о себе?

— У меня есть чувство дикой тревоги, ставлю себе невыполнимые адовые дедлайны, которые постоянно отодвигаются. У меня много материала, который я постепенно доделываю, и релизы сильно отстают от графика. Как правило, если я что-то выпустил — там будет определенный зазор с музыкой, над которой я работаю прямо сейчас.

Я стараюсь выпускать музыку как можно чаще, но это оправдано только моими желаниями. В реальности я не чувствую снижения интереса аудитории.





— Ты имеешь прямое отношение к работе сразу нескольких лейблов. Зачем молодому артисту идти на лейбл в 2018 году?

— Если это match по художественной и культурной части, любое объединение эффективнее, чем его отсутствие. Если есть синергия — всё будет массивнее и мощнее. Я скорее являюсь примером независимого артиста, но просто так вышло. В силу моего темперамента мне удобнее так работать. Без лейбла можно обойтись, да. А вот без менеджера — никак.


— Следишь за московской ночной сценой?

— Честно говоря, я каждые выходные куда-то еду играть. А когда оказываюсь в Москве, скорее поужинаю с друзьями и останусь дома. Но бывают исключения. Слежу в степени, в которой сам играю и сталкиваюсь с музыкой на вечеринках. В целом за годы работы культура разрослась неимоверно. Это то, чего Россия заслуживает. Это уже кое-что. Я всё чаще смотрю на диджеев, которые играют до и после меня — спрашиваю, что это и как.


— А если говорить о фестивалях?

— По мере того, как в индустрию приходят всё больше игроков нашего поколения — я не про возраст, а про культурный багаж и вкус, — могут случаться суперинтересные результаты у самых разных фестивалей. Faces & Laces роскошный фестиваль. Alfa Future People реально хороший, дорогой, с мощным продакшном.


— Почему тебе нравится премия Jager Music Awards?

— Когда всё начиналось, у этой площадки были большие амбиции. И мне кажется, они в полной мере реализовались. Потому что важно, как это будет работать в периодике. Если это работает систематически и высокий уровень доверия — площадка становится экспертной оценкой и тусовкой, которой все верят. Плюс мне очень нравится, что там собирают разные фрагменты сцены и как правило не пересекающиеся там артисты могут увидеть друг друга.


— Открыл для себя кого-нибудь?

— Да. В прошлом году мне очень понравилась песня Степана и Медузы “Весна”. И мне нравится, как строились лайвы на церемонии. Это важная вещь про взаимопроникновение.


— Тебе комфортнее выступать с микрофоном или играть свои песни за пультом и давать диджей-сеты?

— Сразу оговорюсь: как диджей я играю редко и странно. Потому что у меня довольно субъективный вкус и я не очень легко подстраиваюсь под вкус. Редко играю чужие треки, это должна быть очень близкая для меня вечеринка.

А когда я играю свои лайвы, то за пультом и кислотной стеной чувствую себя комфортнее, чем с микрофоном. Не скажу, что мне недоступна вся эта тема, просто вижу большую идеологическую разницу между культурой, в которой на сцене есть артист-идол, и культурой коллективного опыта. Это куда более демократичный экспириенс. И в целом эта культура кажется мне более утончённой и развитой. Мне интереснее играть техно, чем произносить слова, которые я и так знаю.


— Интересно сейчас писать авторские песни?

— Мне всё интересно. Но у меня простой подход: если у меня нет идей — я не делаю. У меня нет причин что-то выдавливать из себя. И тот период творчества был связан с определённым этапом в жизни, когда нужно выпустить огонь из пламенного разорванного юношеского сердца. Круто замолчать и дать говорить другим. Я очень серьёзно отношусь к словам, и должна возникнуть веская ситуация, чтобы я захотел высказаться. Иначе не притронусь к этому.











comments powered by Disqus
Уже составили свой топ лучших альбомов года? Рановато!
Если эти документы настоящие, то артист ушел на довольно удобных условиях.
Пилот самолета в полете доложил, что на борту перевозят оружие — а это серьезное преступление по американским законам. Juice WRLD принял несколько таблеток перкоцета и теперь появились конспирологические теории его смерти.
Oxxxymiron и свиньи, Луперкаль и Бейби Йода, Guf и Nas.