Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Рецензии
Текст: Николай Редькин

Забудьте про “Медузу”. Новый альбом Матранга — совсем другой

На нем музыкант ищет и находит свой почерк.
Комментарии
0

В конце 2017 года молодой владикавказец Алан Хадзарагов неожиданно стал артистом “Газгольдера”. В начале 2018 от его “Медузы” — эйфорического хаус-номера с цоевским вокалом — негде было укрыться. С одной стороны, эту песню в прошлом году слушала вся страна (вот цифры: номер четыре в общегодовом чарте Apple Music, номер два в топе Boom), с другой — над музыкантом нависло проклятие “артиста одного хита”.

И когда весной 2018 он выпустил свой дебютный альбом “Эйа”, его приняли сдержанно — при всем изяществе отдельных песен, было ощущение, что Матранг на всем протяжении немного повторяется. А еще в тот же день вышел альбом Монеточки “Раскраски для взрослых”, перетянувший на себя немало внимания.

В начале 2019 в этой истории неожиданный поворот. Потому что новый альбом, выпущенный без каких-либо анонсов, выводит то, что делал Матранг, на новый уровень.

Раньше мы писали про его песни: “лунная музыка” Он, кажется, не против таких определений (второй же трек на альбоме называется “Луной”, есть также замечательная строчка “Ты хочешь Луну? Я это могу”). Отсюда вытекало и такое сравнение: Матранг — мужская версия певицы Луны. Как и Кристина Бардаш, он берет за отправную точку поп-музыку 90-х, выстраивая свой звук и язык на ее основе. Получается не ретро-эффект (ностальгирующие артисты звучат вот так), а наоборот, собственный почерк.

В лучшие моменты на новом альбоме Матранг напоминает самых неочевидных героев 90-х, вроде дэнс-героя Никиты или ярко, но недолго сиявшего балкарца Оскара. А если посмотреть клипы, где он танцует, то сложно отделаться от аналогии с молодым Максимом Фадеевым. В конце концов, тут есть даже его собственное “хару мумбуру”, песня “Камень”, похожая на шаманское заклинание, где он рычит “Танцуй на камнях!” и высекает искры.





Это очень сновидческая музыка — слово “ночь” тут упоминается примерно с той же частотой, как на ранних альбомах Цоя. А если вслушаться, можно понять, что действие каждой из песен происходит в темное время суток. Возможно, поэтому они лишены напористости шлягеров, в них нет приставучих припевов (новой “Медузы” не найдете), но есть легкость и воздух.

“DA” удивляет работой с языком: артист, над которым смеялись за строчку “Снова в небе пустота, а в медузе осьминог”, тут идет от обратного и укладывает в размер танцевальных треков строчки вроде: “Танцевальная конфессия просит дышать” или “Тупые заменители химических процессов незаметно управляют твоим мозгом”. Музыка Матранга вроде бы освобождена от смысловой нагрузки слов, их главная задача тут — собраться в хаотичную картину, трактовка которой уже на совести слушателя. С другой стороны, когда он поет: “Я максимально не хотел обидеть твое самолюбие” — это очень стильно. Так обращался с русским молодой Дорн, когда мог вставить в песню “тупо” как вводное слово.




Не забывайте, что при всем прочем это танцевальный альбом: он качает, грувит и пружинит. Параллели мне видятся даже не с Кристиной Бардаш, а с недавним альбомом исполнителя Eighteen. Вплоть до конкретных: песня “Луной” с ее гэридж-вибрациями — это “ночная” версия “Земного шара”. Разница в том, что если Данил Щеглов зовет угореть на танцполе, то Алан Хадзарагов — потанцевать на камнях.

Так бывает нечасто: вместо того, чтобы судорожно лепить новый хит или давить на отработанный прием, музыкант выбирает совсем другое направление, открывая в себе много внутренней свободы (для примера возьмите другого артиста “Газгольдера” — Адиля Жалелова). Это трудный путь, но так интереснее.


comments powered by Disqus
Рецензия на продолжение истории Джесси Пинкмана — без спойлеров.
Мы попросили заметного художника-каллиграфа оценить наши любимые (и не очень) обложки русского рэпа.
Как режиссёру "Мальчишника" Тодду Филлипсу удалось снять самую впечатляющую и жуткую картину года.