Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Новый Флоу
Интервью: Николай Редькин

M'Dee — фанк и диско из Казахстана

Мади Токтаров — молодой музыкант из Алматы, выпустивший две части альбома "Алматинский джаз" (одну в прошлом году, другую в этом). Джаза там нет, но есть диско-фанк с ностальгическими нотками, отдающий респект музыке 80-х.
Комментарии
0

Каждое лето в фокусе внимания The Flow оказываются новые лица, которые только собираются громко заявить о себе в музыкальной индустрии. Проект Новый Флоу призван обратить внимание на тех новичков, кого мы любим и ценим сами, в ком видим талант, самобытность, искренность, кому по плечу, на наш взгляд, менять отечественную музыку.

Новый Флоу каждое лето рассказывает о 10 новых артистов, чтобы помочь продвинуть интересную музыку и раскрыть новых героев. Feduk и Obladaet, Ic3Peak и Gone.Fludd, Мальбэк и Луна, Пасош и Loqiemean, Лауд и May Wave$ были участниками НФ до того, как стали хитмейкерами и хедлайнерами.

В этом году партнером проекта стал МегаФон, который активно поддерживает молодых и талантливых исполнителей. Музыка начинается с тебя – это не просто слова для этого бренда, а часть философии, которая помогает людям вдохновляться и вдохновлять.

Герои проекта еще буквально вчера были самыми обычными ребятами, а сегодня уже близки к тому, чтобы громко постучать в двери шоу-бизнеса. Новый Флоу и МегаФон рассказывают их истории, чтобы вдохновить читателей на занятия творчеством и напомнить: новая музыка начинается с тебя.




Мади Токтарову 20 лет. В Казахстане он считается настоящей молодой звездой, Россия к нему только прислушивается и присматривается. А прислушаться там есть к чему. Если вы вспомните, как звучали все популярные артисты, приходившие к нам из Казахстана, то теперь попробуйте представить что-то зеркально обратное — и получится M'Dee. Его конек — стильный диско-фанк, оглядывающийся куда-то в сторону 1980-х. При этом никак не старомодный: сет M'Dee легко представить на летнем фестивале между Иваном Дорном, Монатиком и группой Меджикул.







ОЧЕНЬ ДАВНО ПИШЕТ МУЗЫКУ

Музыкой я начал заниматься лет 12 назад. Меня случайно отправили в музыкальный класс, хотя я хотел рисовать. В школе я не любил музыку, а когда пошел в девятый класс, то не пошел на урок игры на гитаре. Сам разобрался, как играть. У меня в айподе — тогда еще были айподы — оказалась программа Garage Band. Я зашел, что-то сделал, мне понравилось. Так что музыка меня с детства сопровождала.

У меня не было такого периода, когда я записывал рэп. Этот жанр мне не был суперблизок. Даже в Garage Band я пытался стили миксовать. А на тот момент в Казахстане такого музла не было вообще — был рэп и была эстрада. А мне хотелось делать что-то попсовое, но не зашкварное. Мне окей, когда меня называют “попсой”. Но моя попса качественная, не совсем обычная.







НАЗЫВАЕТ СВОЕЙ ЛЮБИМОЙ ГРУППОЙ A’STUDIO

У нас в Алматы A’Studio занимает особое место в сердцах жителей. Особенно Батырхан Шукенов, который ушел из жизни не так давно. Я не застал время, когда они только начинали, но я вырос на этой музыке. Меня воспитывали братья, которые слушали A’Studio.




ПОЧУВСТВОВАЛ, ЧТО ВЫСТРЕЛИЛ, ПОСЛЕ АЛЬБОМА “АЛМАТИНСКИЙ ДЖАЗ”

Я начинал как каверщик, но потом выпустил первый “Алматинский джаз” — и в первые дни сидел в шоке, смотрел на цифры, как альбом разлетается. Я не вложил ни одного рубля в таргетинг, и для меня такое было в новинку.

Если бы сейчас его выпускал, то поумнее бы сделал: вложился в рекламу, не затягивал бы с туром. А тогда все скомкано произошло.








В ПЕРВЫЙ ТУР ОН ПОЕХАЛ, НЕ ВЫПУСТИВ АЛЬБОМ

В 2018 году мы запланировали тур к альбому, он должен был начаться 15 марта. 2 января мы утвердили тур, я понял, что за два месяца напишу альбом. В итоге за месяц до релиза я понимаю, что ничего не сделал. Даже не начал, потому что прокрастинировал. А мне в тур ехать! Окей, за две недели с нуля ничего нельзя написать, но я попробую.

Объяснил родителям, попросил у них прогулять универ. В первый день поехал купил микрофон, начал писать треки. В итоге за неделю записал восемь треков, с записью, с аранжировками. И я бы уложился в сроки, если бы не сведение и мастеринг, на которые ушло больше времени. В итоге пришлось ехать в тур в поддержку альбома без альбома!

Когда я приехал с концертом в Астану, то сразу пошел на студию досводить альбом. И человек на студии увидел, что я не умею сводить. Говорит: “Оставь мне все, я до 1 апреля тебе сделаю”. Вот в таком сумбуре запись происходила. Как будто мы дом строили, а он постоянно разрушался.

Когда писал вторую часть, то думал, что не повторю прошлых ошибок. А в итоге заказал кучу аппаратуры для сведения, но она пришла в самый последний день!










ПОЧЕМУ ОН РАЗДЕЛИЛ АЛЬБОМ НА ДВЕ ЧАСТИ

Когда я писал “Алматинский джаз”, то уже понимал, что разделю его на две части. Потому что один альбом был бы очень большим, во-первых. И разношерстным, во-вторых. Первую часть хотел сделать меланхоличной, а вторую — дискотечной. Первый альбом — это весенний день, а второй — весенняя ночь. Они по стилистике идут в одном направлении, но у них много различий. Даже по обложкам это видно: на первой использованы теплые оттенки в цветах, на второй — холодные, неоновые. На первой — старая “Волга”, на второй — “Бенц”.

Первый альбом я писал в одиночку, а потом собрал команду, и с ней мы начали давать концерты. Мне показалось, что второй правильнее будет писать всем вместе. За продакшн отвечал я, но и пацаны много чего внесли в звучание. Поэтому мы с ними позируем на обложке!







А ПОЧЕМУ “ДЖАЗ”? ТАМ ЖЕ НЕТ ДЖАЗА

Я где-то услышал такое словосочетание — так говорили про песни Мурата Насырова и A’Studio. Подумал: красивое название, двумя словами описывает все то, что я хочу сказать.

Причем до этого я искал в гугле “алматинский джаз” — и ничего не нашел.




ПРО РЕТРО-ЭСТЕТИКУ И МУЗЫКУ 80-Х

В моей музыке всегда были нотки ретро. Мне близка эстетика 80-х, и было интересно сделать альбом со звуком виниловых пластинок. Сейчас в принципе много кто оглядывается на то время — возьми Бруно Марса. Или клип Migos и Дрейка. В нынешней культуре очень много старого.

Хотя я пишу сейчас новые синглы, там есть не только ретро, а модный трэповый саунд. Я ищу себя, стараюсь много не отдыхать. Хочется быть честным перед слушателем, а идти по дорожке модной музыки пока не мое. Хочется удивлять.










ПРО РАБОТУ НАД ТЕКСТАМИ

Бывает такое, что нечего сказать: придумался прикольный саунд — а к нему нужен текст. Вот это сложно. Я пытался работать с разными текстовиками, мне не понравилось — мы как будто не на одной волне находились. Так что стараюсь как могу.

Скажу, что на новом альбоме я даже обошелся без глагольных рифм, за что меня шкварили раньше рэперы местные.



ПРО КАЗАХСТАНСКУЮ ЭСТРАДУ

Стараюсь не чувствовать себя ее частью. Вот у вас же есть Киркоров и Пугачева? У нас есть что-то похожее, называется “той-бизнес”. “Той” — это праздник, то есть “Бизнес, завязанный на празднике”. Когда артист записывает музыку не для того, чтобы что-то сказать, а для того, чтобы больше выступать на корпоративах. Это простые запоминающиеся песни в нехарактерном для меня темпе 130 bpm. Как по мне, очень плохая музыка. Ее не слушает молодежь, но по ней уносится старшее поколение!

У нас сейчас есть фрешмены, которые пытаются это поменять. Вы, возможно их знаете — The Limba, abdr (Скриптонита и Джа Калиба не буду брать в расчет). Но все стремятся в Москву, ориентируются на Россию. Поэтому рано или поздно все фрешмены уедут, и той-эстрада вряд ли поменяется.






ЛЮБИМЫЕ ИСПОЛНИТЕЛИ

Люблю Дорна очень сильно. Когда я первый раз услышал, то подумал: “Ничего себе, как можно на русcком языке такое делать?”. Мечтаю с ним поработать. Меджикул очень нравится. Из рэпа — творчество Pharaoh и ЛСП.




ЗАПИСАЛ ФИТ С ЛСП

Насколько я знаю, меня Олегу показал Bahh Tee — то ли на концерте, то ли где-то еще. Пару дней проходит — мне запрос в друзья от Олега Савченко. Мы списались Вконтакте и сделали все онлайн.

На концерте в Алмате мы встретились и спели совместную песню. Хорошо поймали коннект: когда Олег приехал в Алмату, я почувствовал, что с ним легко работать. Очень воспитанный человек. Я думал, что у него образ — как в “Холостяке” или “Монетке”, а он оказался другим.

Я ему скинул где-то десять битов, он выделил три. Пока не знаю, будет их использовать или нет.







“ЗВУК АЛМАТЫ” — ТАК ОН ГОВОРИТ О СВОЕЙ МУЗЫКЕ. ПОЧЕМУ?

Когда я прилетаю в Алмату, то сразу ощущаю, что воздух тут совсем другой. Приятный, обволакивающий. Я был в Москве, она намного больше, там легко почувствовать себя маленьким человеком. А в Алмате ты свой. Тут улицы просторные, город очень зеленый, у нас горы есть.

Я никогда не жил в советской Алмате, но читал, что она была культовым местом в Казахстане. Сейчас у нас очень многое построено на советской стилистике: все крутые фотографы снимают на пленку, с такими советскими луками. На главной улице стоит памятник Алматы — это желтая “Волга”, в которой яблоки. Мне кажется, это о чем-то говорит.

При этом город совсем не советский.




САМЫЙ КОШМАРНЫЙ СОН, КОТОРЫЙ СНИЛСЯ

Сейчас я готовлю большие концерты в Алматы и Астане. Хочу, чтобы было прямо грандиозно, боюсь провалиться. И мне снился сон, как все пошло наперекосяк. Я выхожу на сцену, понимаю, что у меня шнуровой микрофон, который не достает до края сцены. А потом на главном моменте песни трек почему-то встает на луп — и все мне запарывает. Люди уходят, а я пою пустому залу.



comments powered by Disqus
Рецензия на продолжение истории Джесси Пинкмана — без спойлеров.
Мы попросили заметного художника-каллиграфа оценить наши любимые (и не очень) обложки русского рэпа.
Как режиссёру "Мальчишника" Тодду Филлипсу удалось снять самую впечатляющую и жуткую картину года.