Новый Флоу
Интервью: Артем Атанесян

нееет, ты что: "Люди удивляются — как из Дагестана такая музыка?"

"нееет, ты что" — название группы и одновременно первая мысль при знакомстве с ними. Рамазан Маллаев (он же Unclx, продакшн и речетатив) и Расул Махалиев (вокал, гитара) живут в Дагестане и делают совершенно нетипичную музыку для этих краев: хитроумный джаз-хоп, сочный фанк и экспериментальный рок. "нееет, ты что" уже успели выпустить три EP, полюбиться публике московского клуба Powerhouse и редакциям музыкальных сервисов, а также выступить на фестивале Chess&Jazz.

Седьмой год на The Flow действует проект "Новый флоу". Он обращает внимание на молодых артистов, в которых мы верим, которых слушаем и которые, на наш взгляд, являются яркими и самобытными героями.

***


Это первое большое интервью с группой — душевный разговор про музыку, жизнь независимых артистов, общинность и разницу между Дагестаном и Москвой. Оно произошло в начале сентября.



Обложка альбома «Поп-музыка», на которой вы сидите в комнате, а за окном горы — где это?

Unclx: Это мастерская нашего друга, художника Дмитрия Скоробогатова, который в интерлюдии на альбоме "Звучание" лекцию рассказывает. Это наше рабочее место. Нас сфотографировали, пока мы работали. Дмитрий нам предоставлял эту мастерскую, мы там днями жили, записывали, спали, питались и так много дней. Все до "Звучания" мы делали там.


— Как вы пишете музыку?

Unclx: Вдвоем.

Расул: Я играю на музыкальных инструментах. Рамазан занимается...

Unclx: Продакшном!





Расул: Битмейкеры, все электронное, сведения, мастеринги, звучки, синты, собирания, все это…

Unclx: У меня работа на ноутбуке идет, в программе Ableton. А с Расулом мы записываем по ситуации, если нам нужна бас-гитара или обычная гитара.


— Но в вашей музыке же куча инструментов.

Расул: Это все наработанные, накрученные инструменты. Гитара может звучать как синт, или Рамазан может что-то на клавишах накидать. Ударные прописываются VST-плагинами (Virtual Studio Technology, аудиоэффекты или виртуальные инструменты — прим. The Flow) на midi-клавиатуре. Сэмплы какие-то выбираем и прописываем.



— Мне кажется, у вас уровень лондонских джазовых музыкантов новой волны типа Alfa Mist, Камаала Уильямса, Юссефа Дэйса и так далее.

Расул: Хоть кто-то это сказал! Мы работаем на эту же тему. Нас вдохновляет эта музыка сейчас в плане качества. Мы слушаем Камаала Уильямса, Alfa Mist и всех остальных.

Unclx: Не то, чтобы они потолок, но это показатель качества для нас.


— Как вы научились делать такое?

Расул: Да дело не в технике игры. Это просто дело вкуса, стиля. У него (показывает на Рамазана) хороший вкус, хороший стиль. Он понимает какие-то веяния, я там что-то это… На самом деле, ничего сложного нет. Вот эти пацаны, которые с нами играют (показывает в сторону сессионных музыкантов) — вот это профессионалы, технари, джазовые музыканты. Мы — самые обычные люди, самоучки.





— Такое ощущение, что в Дагестане такой музыки или вообще нет, или очень мало.

Расул: Нету вообще. Мы единственные в своем роде, если так разобраться. Просто вот так оно… Сложилось.

Unclx: Мы пришли к этому стилю со временем. Расул же не слушал джаз, когда только начал. Он слушал Prodigy, Nirvana любил. C рока начинал, потихоньку играл на гитаре и, как я понимаю, запросы увеличились — посложнее, поинтереснее. Очень сильно на нас повлияли, на меня точно, наши старшие товарищи. У нас есть барабанщик, который с нами играет иногда, Шабан. Есть художник Мурад Халилов, который отлично понимает музыку. Люди, которые очень любят джаз. Они делились с нами, показывали.


— Сколько лет вашему барабанщику Шабану?

Расул: Пятьдесят два.


— А вам?

Unclx: Мне двадцать пять, Расулу тридцать.





— То есть, ваша компания — пятидесятилетний джазовый барабанщик, двадцатипятилетний битмейкер-рэпер, тридцатилетний музыкант с рок-прошлым, художник…

Расул: Художник, кстати, тоже барабанщик…

Unclx: Играл раньше в группе Расула.


— "нееет, ты что" не первая ваша группа?

Расул: Я в рок-группе играл.

Unclx: У них была универсальная группа Cosmic Dance. Моментами и рок, и боссанова. Расул был автором песен и текстов, а другие ребята вместе с ними играли.


— Рамазан, а ты что делал?

Unclx: Я всю жизнь слушаю хип-хоп. А году в шестнадцатом установил FL Studio (цифровой секвенсор, очень популярный софт для написания музыки — прим. The Flow) и начал пытаться изучать, какие-то биты делать. У меня есть друг Гамзат, он рэп читал. Мы с ним начали коллаборировать. Потом я сам начал потихоньку рэп читать. Набирал скиллы в записи, сведении, мастеринге и речитативе. А у Расула все это время была группа Cosmic Dance.

Мы друг другу сразу приглянулись. Ему нравилось то, что мы делаем, нам очень нравилось то, что он делает. А в Дагестане вообще музыки очень мало и, как правило, она застрявшая во времени. Альтернативный рок, русский рок. И они, и мы сильно выделялись среди музыкантов. И потом, когда наш с Гамзатом дуэт распался и их группа перестала активничать, в один день мы просто собрались. В формате, в котором мы до сих пор работаем. В тот день мы поработали, там же придумали название, выложили ВКонтакте какие-то треки, которые мы в этот же день записали. И поняли, что дальше будем что-то делать. Это был конец девятнадцатого года. 22 ноября.





— Сильно. А каково такую музыку делать в Дагестане и там развиваться?

Unclx: Живется в плане музыки очень сложно. Чтобы что-то там делать, огромные усилия надо вложить. Нет ни техники, ни аппаратуры. У меня есть звуковая карта, ноутбук, микрофон — вот и весь наш сетап. Студии там нет. Например, мы всегда имитировали живые барабаны — просто как могли их делали, через компьютер. Только в Москве смогли их записать вживую.

Расул: Для переезда в Москву нужны деньги, чтобы там жить. Мы же музыкой не сможем заниматься, надо будет как-то зарабатывать. Мы пока не такого масштаба музыканты, чтобы зарабатывать нашими выступлениями.

Unclx: Пока на поток все не пошло. Потихоньку появляются приглашения, но это все равно непостоянный доход. Небольшая такая шабашка, приятное с полезным.


— А чем вы тогда зарабатываете?

Unclx: Работаем. Расул психолог по образованию, четыре года практиковал. Я физруком работал в школе. Как-то выживаем и музыку делаем.

Работа как правило та, что приносит меньше дохода, но больше свободного времени и сил оставляет. Если мы поставим себе задачу зарабатывать деньги, мы не сможем музыкой заниматься. У нас не будет ни времени, ни желания, ни сил.





— Какая музыка вам нравится кроме британского джаза?

Unclx: Led Zeppelin мы сильно очень любим, много слушаем. В плане аранжировок, идей, гармонии. Расул обожает Джимми Хендрикса, cутками рассказывает про него.

Расул: Майлз Дэвис еще. Cтандартный набор любого музыканта.

Unclx: Я практически перестал хип-хоп слушать, но если слушаю, то MF Doom.

Расул: Он его в последнее время не особо слушает, Aphex Twin он любит. King Krule нам очень нравится. Разную музыку абсолютно [любим]. Где есть драйв, самобытность. Кстати, сейчас Камаал Уильямс уже сложно доступен — на наших сервисах его музыка блокируется.


— Многие лейблы отзывают музыку с российских сервисов. Сейчас ушли Sony Music, скоро нельзя будет легально послушать Майкла Джексона.

Расул: Как нам быть тогда?


— Можно завести зарубежный аккаунт Spotify.

Расул: Я имею в виду, как нам двигаться дальше? Как быть открытыми… Открытыми не только для России. Хорошо, мы еще сыграем в Москве. Сыграем… Как называется, куда мы ходили? В "Мутаборе". Везде мы сыграем, а дальше что? Допустим, года три так пройдет. А потом?






— А чего хотите в идеале?

Расул: Стать международными, звучать на всех. Быть… Прозвучит пафосно, но такими, достижениями человечества (смеется).

Мне кажется, при правильном маркетинге это возможно. На живняках человек все-таки получает энергетику. Мне кажется, это универсальная вещь. Даже если мы сыграем песни на русском где-то в Германии, люди почувствуют драйв.


— Все ваши альбомы очень разные. Можете немного рассказать про каждый из них? Альбом «Сонора».

Расул: Мы писали его во время Уразы-месяца, мусульманского поста. Я постился. Как-то вот так все шло.

Unclx: "Сонора" — это такой альбом: два парня, абсолютно неизвестных никому, которые любят музыку и хотят что-то достойное сделать. И голый энтузиазм. Мы ночами сидели, разговаривали, обсуждали, мечтали о чем-то. Идея альбома вокруг учения Кастанеды. Интересное время, отложилось в голове очень сильно. Ни один другой релиз мы с таким трепетом не делали.

Расул: Бытует мнение, якобы мы увлекаемся наркотиками, что музыка у нас наркоманская. Ни один трек мы не написали под этим состоянием, вся музыка — это трезвый труд. И мы всегда против этого, хочу это отметить.



Альбом "Сонора"



— Альбом "Поп-музыка"

Расул: Абсолютная попсятина. Так и называется. Давай поп-музыку сделаем? Ну давай.

Unclx: Мы любознательные и нам все интересно, то есть мы поп-музыку тоже слушаем, мы не такие задроты. И вот мы поставили себе задачу — давай попробуем написать поп-музыку.

Расул: На самом деле андеграунд легче делать, чем поп. Андеграунд можно накидать-накидать и сказать: "Да это андеграунд, авангард".

Unclx: Кому-то андеграунд невозможно делать, легче поп-музыку. Нам наоборот. Специально себя упрощать, сдерживать — очень сложно. Это очень серьезный навык. Поп-композиторы типа Куинси Джонса не просто так огромным уважением пользуются, это сложнейшая индивидуальная работа, она требует дисциплины жесткой. Если андеграунд — мозги свои открываем, делимся всем, что у нас есть, в поп-музыке уже приходится постараться от души...




Альбом "Поп-музыка"



Расул: Параллельно с "Поп-музыкой" мы писали мульти-сингл "Дмитрий", мозги разгружали. Он назван в честь Дмитрия Скоробогатова, в мастерской которого мы работали.

Unclx: Назвали в его честь не просто так — заранее было понятно, что это музыка, которая ему нравится. Это до сих пор его любимый наш релиз.

Расул: Дмитрий у нас сквозь все творчество проходит. В треке "Х.Р.Х." есть с ним кусочек в интерлюдии. И в альбоме "Звучание" есть его лекция. Он преподаватель в университете, преподает живопись. Академический человек…




Мульти-сингл "Дмитрий"



— Альбом "Пластилин".

Unclx: Там уже у нас Камал Уильямс пошел. Английскую волну решили поймать. Те же летние настроения. Мы написали и записали его за четверо суток.

Такую музыку проще писать, более легкую, под настроение. Даже в плане текстов тебе не нужно сильно заморачиваться с глубиной, смыслом. Просто говоришь веселые прикольные слова: "танцую джаз". Больше абстракции применяется. И вот летнее настроение такое передали, как смогли.




Альбом "Пластилин"


— Альбом "Звучание".

Unclx: Концепции там никакой нет. Просто пять принципиально разных треков. Мы приехали в Москву, были скитания по квартирам из-за проблем с жильем. И во время всех этих метаний мы иногда сидели и писали музыку. Самым первым мы написали "Strings".

Расул: Звучание — это атмосфера того, как мы жили тогда. Осень, холодно, меланхолия.

Unclx: У нас была цель сильно качество поднять.





Расул: Это Рамазана большая заслуга. Он скромничает, но он очень много работы провел именно в плане работы со звуком, саунд дизайном. Очень много времени на это было потрачено. Я такого звучания не слышал еще. Мы пытались сделать винтажный звук. Интересные эксперименты со звуком проводили: на тон, полтона снижали. Некоторые синты VST-шные через комбики перезаписывали.

Unclx: Звучание — это единственный релиз, который я не один сводил. Мы делали это вместе со звукорежиссером студии Powerhouse Александром Басианом. Саня очень помогал нам, сильно на нас повлиял. Ты говорил, что о нас знают все в тусовке — это почти все его заслуга. Его знают все, и он всем про нас рассказал.

В "Melanjazz" я вокал вообще лежа писал. Звукорежиссер мне сказал: "Ты не можешь расслабиться, давай ложись на подушку".




Альбом "Звучание"



— У вас прекрасные клипы и вы сказали, что снимали их за 30 тысяч рублей. Как это?

Расул: Все это — голова Тимура Абакарова (режиссер из Махачкалы, снимал все клипы группы — прим. The-Flow).

Unclx: Минус здоровье, нервы. Минус гордость (смеется). Постоянно приходится всех просить: "Пожалуйста, повези нас туда, это дай, то дай". Денег-то нет, мы не можем никому заплатить [гонорары]. Нужно по горам ездить, нас туда отвезти, время найти на это, бензин свой потратить и так далее. Как можем, мы помогаем, но фактически все делает сам Тимур. Придумывает клип, расписывает его, всем пишет, собирает команду, всех уговаривает, со всеми договаривается, находит деньги в долг…

Расул: Огромную работу просто проводит.

Unclx: Все это потом мы вместе тащим, загружаем, бегаем, делаем. Запыханные переоделись — и в клип.

Расул: Клянусь, я не представляю, если бы у Тимура были бы условия, чтобы он бы мог сделать. Это просто (говорит шепотом) из говна и палок сделано. А представь, ему бы сказали: "Тима, вот тебе бабки, пару лямов, сделай какой-нибудь клип". Я тебе говорю, он сделал бы шикарный. Он гениальный пацан.

Unclx: Тимур суперначитанный, всезнающий. С этих ютюбов и подкастов не выходит. Интеллектуальный человек.



— Сейчас вы работаете независимо, без лейблов и менеджеров. А предложения есть?

Unclx: После февраля меньше предложений стало. Когда мы были в Москве, варианты все время появлялись. А сейчас люди и какие-то лейблы иногда пишут на почту, в основном дистрибуцию и маркетинг предлагают, это нас не очень цепляет. А взяться за артиста, аванс выдать — сейчас этим никто практически не занимается, потому что ни у кого финансов нет. Мы не особо любим что-то с кем-то подписывать, для этого нужен уникальный случай.

Расул: Все, что предлагают эти люди, в принципе, мы можем сами делать.

Unclx: Они много нам рассказывают про питчинг, про связи с музыкальными площадками. Но начиная с "Пластилина" нас приметили в редакциях Яндекс Музыки, ВКонтакте, Apple Music. Они нас знают уже, им даже ничего писать не надо, они сразу нас добавляют в новинки. Так что не имеет смысла просто, да.

Расул: Имеет, наверное, какой-то смысл, потому что они все равно это профессионально сделают. Но как-то определить, кто из них реально может работать с умом, а кто из них просто по накатанной работает?


— А чего вам самим хочется?

Расул: Я хочу, чтобы просто были условия. Чтобы мы не думали ни о чем, чтобы у нас были условия делать музон. Создавать его, думать о нем, играть, делать выступления. Чтобы мы не думали о работе с девяти до семи. Чтобы мы профессионально этим занимались.

Unclx: Это обычно делают с помощью какого-то очень грамотного человека, продюсера. Я не знаю, почему так получилось, что в России менеджер просто подписывает бумажки. Он не ходит на радиостанции и лейблы, как раньше ходил. По сути его работа в том, что он 24 на 7 должен всех задалбывать: "Вот, вот, возьмите". У нас никто не хочет этим заниматься. Менеджер просто: "О, я ваш менеджер".

Расул: В основном просто какая-то болтовня. Работу никто не делает.

Unclx: Нужен человек, который готов что-то сделать, чтобы что-то получилось по итогу. Это и им же выгодно, чтобы мы популярными стали. Таких очень мало. Поэтому мы вот ждем грамотного человека, который умеет торговаться, выбивать нам условия хорошие. И сам он работать будет, и мы будем спокойно работать в нормальных условиях. Стандартный паттерн действий с нами не сработает.







— У вас есть строчки "Если бы вы знали, как хорошо мы зависаем — вы бы сами стали жить в Дагестане". В чем кайф Дагестана?

Unclx: В Дагестане лето, море, горы, люди, веселье. Кайф в людях. Когда мы приезжаем в мегаполис, мы замечаем сильную разницу в открытости людей, возможности с ними по душам поговорить. Все строится на помощи людей, на какой-то братской взаимосвязи.

Почему люди сейчас начали очень много в Дагестан ездить? Не только из-за природы. Им просто нравится атмосфера. Люди им интересны своей неиспорченностью. Мы очень долго были закрыты от всей страны, никто к нам особо и не ездил. У людей какая-то деревенская простота осталась в душе. Хоть может, они и все и умные, и успешные, и бизнесмены, и богатые, но в мелочах… У дагестанцев, как правило, все намного проще, все намного менее корыстно. Поэтому там весело.

Даже мыслительный процесс у дагестанцев по-другому устроен… Если москвич мыслит слева направо, то дагестанец — справа вверх, слева вниз и вверх. Никогда не знаешь, чего от него ожидать. Вообще другой менталитет. Мне лично сложно контактировать с людьми: я что-то говорю и вижу, что он меня не понимает. Он мне что-то говорит, а я его не понимаю. Чего мы друг от друга хотим вообще? Разница существует.

Расул: Просто там более южные люди, согретые солнцем. Более размеренная жизнь. Есть время остановиться и просто подумать о себе и о жизни. Здесь у людей ритм просто бешеннейший, и вот эта замороченность же отсюда идет. Эта постоянная суета: заработать деньги, заработать деньги. Ни на что просто не остается времени.

Unclx: Так не только про Дагестан можно сказать. В Самаре тоже очень хорошо, очень гостеприимно.

Для нас как дагестанцев, впервые приехавших в Москву, было шоком, что два друга и даже парень с девушкой могут сидеть в одном заведении, и каждый платит за себя. Потом месяца три-четыре ты здесь живешь и понимаешь, почему они так делают — потому что тут нет возможности разбрасываться деньгами. От каждого рубля у тебя все зависимо. Деньги огромную роль играют. В Дагестане с этим попроще. Денег мало у людей, но за кого-то можно отдать последнее. Человек знает, что он голый никогда не останется, потому что у него есть родственники, друзья, они всегда его поддержат. Это какой-то круг.

Расул: Это есть. Общинность какая-то.

Unclx: Сегодня ты все отдал, завтра тебе все это вернули. Там это повсеместно: в маршрутку ты попадешь со знакомыми и все будут драться, чтобы друг за друга заплатить.



— Откуда вообще взялась поговорка "Где даги, там напряги"?

Расул: Я даже не знаю, откуда это взялось. У нас народ самоироничный, они сами над собой тоже могут хохотать. Мы сами ха-ха ловим с этого.

Unclx: В Дагестане издавна процветает абсурдный юмор. Ты в принципе его не можешь объяснить. Почему смешно? Это настолько тупо, что смешно. "Где даги, там напряги", хасбики какие-то, "клубника-бомба". Все же оттуда выходят.

Расул: У нас добрый народ.





Расул: Жалко людей здесь, которые просто верят в эти стереотипы. Говорят, четыре миллиона человек приехали этим летом в Дагестан по неофициальным данным. Все же стало понятно. Это все навязанный стереотип о том, что дагестанцы — убийцы, что там людей убивают. Мы кого-то бьем, уничтожаем? Не знаю, это глупо. У нас достаточно придурков, но так они везде есть, не только у нас. Я жил в Питере [и видел, как] пацан мог набухаться, бабушку толкнуть, послать, ударить — это же вообще! Надеюсь, мы сможем как-то развенчать [эти стереотипы].

Unclx: Люди удивляются — как из Дагестана [берется] такая музыка? Это удивление тоже о многом говорит. Время должно пройти, чтобы люди перестали этому удивляться. С другой стороны, может быть, нам на руку, что мы именно из Дагестана. Если бы мы были из Екатеринбурга, может на нас бы меньше внимания обращали. А так у людей какой-то диссонанс в голове и это уже привлекает. Нравится, не нравится, но эмоцию какую-то вызывает.



— Что хотите сказать своим слушателям?

Unclx: Как говорит как раз наш Дмитрий Валерьевич Скоробогатов — себе не врать… Cебе не врите (смеется). Навязывать какие-то наши идеи не хочется. У каждого свой способ, свое видение.

Расул: Просто расширяйте свои горизонты.

Unclx: Людям еще хочется сказать… Если человек нас слушает, наверное, его мозг больше открыт для нестандартных аккордов, гармоний, звуков — это радует. Хочется пожелать, чтобы не останавливался. Хочется, чтобы мы были музыкальным трамплином для людей. Дальше послушал что-то, наш плейлист послушал, от этого дальше пошел.

В итоге сидит человек дома голый, весь в дерьме, Колтрейна слушает. (смеемся втроем)



Плейлист с любимой музыкой «нееет, ты что» можно послушать тут

Мотивация от Friendly Thug 52 Ngg и мудрость от Хасбика.
Тиктокер месяц как уехал в США, так что судьба Некоглая его ждет вряд ли.