Новый Флоу
Интервью: Кирилл Бусаренко

Toxi$: "Рэп-игра — это Игра Престолов"

Громкий новичок этого года несет позитив, пока вокруг кипят бифы

Уже восьмой год на The Flow действует проект "Новый флоу". Он рассказывает о новичках, в которых мы верим, которых слушаем и любим сами, в которых видим самобытность и искренность.

В разные годы героями "Нового Флоу" становились Feduk и Obladaet, Недры и Sqwoz Bab, Ic3Peak и Лауд, Алена Швец и Loqiemean, GSPD и SP4K. Надеемся, что и этот сезон откроет для вас любимых артистов.



Toxi$ — большое открытие этого года. В этом ему помог телеграм-канал, где он записывает кружочки с танцами и забавными скетчами (на ютубе такие подборки тоже собирают просмотры), но интересен он далеко не только этим. Toxi$ перенял фишки свежего зарубежного рэпа (и далеко не мейнстримового) и сделал это талантливо, без открытой копипасты. Послушайте его свежий альбом "Hotshot", где он то тембр меняет, начиная басить и пищать, то несколько раз за минуту переключает флоу, то сэмплов нарубит из собственного вокала. Верится, что такая адаптивность поможет ему еще долго оставаться актуальным.


*Интервью бралось до выхода альбома "Hotshot"







— У тебя на альбоме есть строчка, которую я не могу расслышать. Там что-то про пельмени.

— (смеется) “Раньше мой rack был дрыщ, теперь — пельмени”. То есть раньше мои деньги были худыми, их не было, а теперь они жирные, как пельмень.


— Твоя жизнь год назад и сейчас. Насколько это разные вещи?

— Абсолютно разные. И другое вообще настроение, и другой вайб абсолютно в жизни. Сейчас более busy life. У меня же сейчас зимние зачеты, сессии начинаются. А сейчас еще выступления, концерты, крупные проекты, подготовка к альбому, плотно все идет. Ответственно это очень все. Все-таки крупный проект, который выходит после моего взлета.


— Насколько тяжело совмещать учебу и музыку?

— Очень сложно. Это выглядит так — два раза в неделю выступление, едешь в Питер или в Москву, потом на пары с утра и до шести вечера. Я недавно 9 часов летел до Владивостока, на следующий день еще час летел до Хабаровска, а потом из Хабаровска 9 часов до Москвы и 4 часа на “сапсане” до Питера. И на пары пришел.

В колледже, к сожалению, не понимают твоей специальности. Больше это воспринимается как хобби. Не все учителя идут на уступки. А если больше 40% пропусков, идет отчисление. Или комиссия.


— А почему тебе важно закончить учебу?

— Потому что я себе это пообещал. Четвертый курс, последний. Прикинь, дипломный. До апреля доучиться и все. Сколько тут осталось? Пару месяцев. Это как идти три года в гонке и почти на финишной прямой просто взять и свернуть.


— Какие у тебя ощущения перед дропом альбома?

— Отличные вообще. Дописал, блин, альбом. Я считаю, что это достаточно сильная пластинка и разноплановая, как я люблю. Вообще, когда писал этот альбом, не думал, что там будет так много агрессивных треков. Они все мелодичные, естественно, но больше такие активные, агрессивные, концертные. Бэнгеры.


— Тебя посещают мысли, что по этому альбому будут судить, насколько ты оправдал хайп?

— Да, конечно.


— Тебя это пугает?

— Нет, нет, нет. Я просто делаю музыку. Делаю музыку, которая в первую очередь нравится мне, которую я бы сам слушал.






— Я говорю: “Классика русского рэпа”. Какой альбом первым приходит на ум?

— (думает) Ну, “Dragonborn”.


— Big Baby Tape был первым русским рэпером, который тебя зацепил?

— Да. Я о нем еще с “Hoodrich Tales” знал.


— А почему тебя до этого не интересовал русский рэп?

— Наверное, потому что у меня какой-то другой спектр интересов. Знаешь, я настолько увлечен американизированной культурой, что мне не интересно было. Чем меня Тейп зацепил — это тем, что он был одним из первых, кто американизировал русский рэп.


— Тебе никогда не было интересно, какой был рэп за 5-10 лет до “Dragonborn”?

— Я был маленький слишком для того, чтобы воспринимать это так, как люди это воспринимали тогда. Конечно, я знал про многие имена — я знал, кто такой Pharaoh и Boulevard Depo, Markul и Booking Machine там плюс-минус понимал, но именно отдельные релизы какие-то я не слушал и не увлекался от слова совсем. Знал и про ОУ74 и Черную Экономику, Триагрутрику. Все я знал, но не слушал. Вот в более осознанном возрасте я уже начал выкупать.


— А вот музыканты типа ЛСП, ATL, Хаски, Скриптонита. Они для тебя какой вес имеют?

— Серьезный имеют вес. Что для людей, которые их тогда слушали, что для людей, которые сейчас. Ко всем есть уважение, у каждой музыки есть свой слушатель. Но я мало этой музыки слушаю.


— У тебя на альбоме есть Yanix. А кто он для тебя в жанре?

— Yanix — это вообще батя. Для кого-то отцом трэпа может быть Yung Trappa, но для меня это Yanix. И он, наверное, как раз второй после Егора Тейпа рэпер, который мне нравится. И он еще столько в игре держится лет, это вообще мощно. Они с Егором похожи тем, что они оба уже давно в игре и все еще могут с легкостью запрыгнуть на новый стиль, что-то инновационное сделать. И каждый раз, когда они дропают, получается огонь. Я бы вот хотел такую же продуктивность, такое же видение иметь.


— Я оценил, как они подстроились под твое звучание на альбоме.

— Я сам никогда не пишу артистам, как бы мне хотелось, чтобы они звучали. Я просто обозначаю общий рисунок. Есть вайб — они залетают, нет вайба — мы что-то другое придумываем.







— Какое-то время назад Тейп задал вопрос, откуда в России мода оценивать смысл в текстах. И рассуждал так — важнее всего стиль, потом смысл, потом вайб. Что для тебя важнее?

— Все важно. Но если мы выбираем между мамбл-рэпом и лирикл-миракл, то я выберу мамбл-рэп. И не потому, что я ньюфаг какой-нибудь, который слушает зумерскую музыку. Вообще нет. Смысл текста по сути может быть одинаковым. Просто подача будет отличаться. И ты можешь сказать самую лютейшую дичь, которая есть на свете, но просто очень быстрым флоу, чтобы все думали, что ты очень крутой, очень начитанный и умный чувак. А можешь это спеть так, чтобы на выступлениях все девочки плакали и тринадцатилетние пацаны обнимались.


— У кого сейчас лучшие тексты из русского рэпа?

— Yanix, Friendly Thug 52 NGG, OG Buda, Big Baby Tape, Saluki и Платина. Лучшего выбирать не будем, это как пример.


— Когда-то русский рэп любили делить на андеграунд и мейнстрим. Как думаешь, сейчас это разграничение осталось? И если да, то где находишься ты?

— У многих людей понимание андера – это обязательно бумбэп, что-то идейное без мелодики. А если взять американскую культуру андера, то андер там — это тот же клауд-рэп и много других жанров. И, скорее всего, я отнесу себя к мейнстримовому андеграунду. Или даже попсовому андеграунду. Потому что я делаю тот же самый саундклауд-рэп, саундклауд-звучок. Просто доведенный до масс при помощи каких-то определенных моментов и строчек, которые форсятся в тиктоке.


— Есть какая-то неожиданная русскоязычная музыка, которая тебе нравится?

— Ну вот последние пару дней я слушаю Anna Asti “Царица”. Просто убийственный трек. Я подшарил поздно, но послушал и такой — daaaamn.








— На альбоме Aarne есть твой фит с Chief Keef. Какие это вызывает эмоции?

— Ну это жесть. Это не описать. Это легендарно. Это как оставить след.


— А как это выглядело?

— Aarne скинул мне трек, там уже был парт Чифа. Сказал, что нужен мой парт, что я максимально подойду.


— Не хочу отнимать у тебя радость, но в моменте я подумал, что Chief Keef может и не подозревать, что у него есть фит с вами.

— Да нет, конечно же он все знает. Мы с Glo Gang через одно рукопожатие знакомы Много связей. Что у Тейпа, что у Aarne. У меня в каком-то смысле тоже есть. Это все делается на уважухе жесточайшей. Люди, которые просто не могут принять факт существования трека, они будут разную информацию пытаться донести до людей, искать какие-то пруфы, хотя зачем вообще? Это же не впервой, когда в России кто-то с Западом что-то делает. Хотя, с другой стороны, я понимаю уровень артиста, с которым у нас совместный трек. Это, считай, top tier. Он же входит в элиту американских рэперов.


— Chief Keef безусловно легенда. Но, думаешь, он сейчас на том же уровне?

— Конечно. У него недавно выходил клип, DotComNirvan снимал. Крутой 3D-шный клип. И я слушаю, такой: “Йоу, Чиф never misses”. Он все тот же. И то, что он залетел вообще на такой Yeat type beat, я вообще охерел.


— А ты сильно закапываешься в поиск новой музыки?

— Я гик. Все новинки, сниппеты, я все знаю почти у всех в андерграунде. У меня есть забавная история — я ходил на шоу Toaster и говорил там: “Ребята, подшарьте за Goontex, за Flansie, за голландский рэп-андеграунд”. И никто меня не послушал. Многие говорили: “Андрюх, вот если бы кто-то сделал в России так, но со своим соусом, было бы очень круто”. Прошло 4 месяца, никто не сделал, а я был в ожидании, И я такой: “Ладно, хочешь сделать лучше, сделай сам”. И сделал тречок “Hurts”. Егор Тейп мне там добавил своего бэнгерного мейнстримового соуса, и получился вот такой лиричный, грустный, но одновременно прям бэнгерный трек.







— Gensyxa легко согласилась сняться в клипе “Hurts”?

— (смеется) Я не знаю даже, как ответить на этот вопрос… Ну да. Потому что понравился трек, задумка. Это же все обсуждалось, конечно.


— Тяжело держать в секрете отношения с известным человеком?

— А кто сказал, что были отношения с известным человеком? (смеется)


— Ты об этом говорил со сцены.

— Ну, говорил. Это же со сцены.


— Неужели это все было ради пиара?

— (смеется) Конечно же не ради пиара. Я все искренне всегда говорю.


— Ты известный, она известная, у вас общая компания. Расставание не осложняется этим?

— Мне кажется, драма имеет место быть даже в дружеских и в любых вообще отношениях. Просто, когда ты медийный человек, у тебя встает выбор, хочешь ли ты вылить свои эмоции на публику или сохранить их в себе. Кто-то выливает прямо с неймдропингом, ни с кем не советуясь. А кто-то решает это между собой и все.


— Что почувствовал, когда Soda Luv поддел тебя?

— Проорал с этого. Я так себе отношусь ко всем бифам в интернете, базару, вытягиванию хайпа и так далее.


— Расскажи мне историю совместной фотки.

— Я выступал в двадцатом году на шоу-кейсе Studio 21 в Санкт-Петербурге. И там тогда были Markul, Semon Pavlov, Угадайкто, Boulevard Depo вроде был, Кис-Кис. И вот Влад тоже там был. А мы знали друг друга косвенно. Я ему кидал респект за музло еще во времена “Блэсс Гад”, когда мы все выступали в “Грибоедове”, был модный клуб такой в Санкт-Петербурге. До хайпа в общем. Ну и просто пересеклись, поугарали, сфоткались. И я на иронии сейчас выложил.


— Тебя задело, когда он выложил трек с тобой, который не попал на “Vida la vida”?

— Конечно не задело. Потому что, во-первых, это старый трек. И это даже не трек, это демо-версия, и причем самая первая, понял? То есть это прям самая ранняя запись с минимальными эффектами. Я же три раза перезаписывал. И это был самый первый тейк такой. Меня это рассмешило, что взрослый мужик попытался выехать на хайпе и показать: “Смотрите, у меня есть трек 2020 года с типом, который сейчас какой-то вес имеет в индустрии”. Я был маленький, и не считаю, что выдал хороший парт У Соды этот трек в одного и правда намного лучше звучит. Просто, как все было преподнесено на публику, это смешно. Неправда и смешно.

Я вообще не конфликтный человек, мне кажется, это многие знают. И в сетях очень редко комментирую что-то. Потому что я считаю, если у тебя реально есть какие-то вопросы к человеку, ты должен встретиться с ним и лично их обсудить. Или на крайняк написать в личку.







— Почему ты не стрельнул в 20-м году, когда тебя уже звали на шоукейсы, ты со многими был знаком и почти фитанул с Содой?

— Ну ты прикинь, я бы малой хайпанул. Три года мне понадобилось, чтобы наступить на разные грабли, чтобы потом в итоге почувствовать себя на нужной почве и вырастить дерево.Мне кажется, любой человек должен через это пройти. Поэтому я рад, что это именно сейчас случилось и что это вообще случилось. Я был маленький только-только заканчивал школу. И считаю, что тогда сделал правильный выбор, что, все-таки пошел дальше учиться. Я искал себя, свой стиль, свои фишки, чтобы чувствовать себя в максимальном комфорте, а не быть воспринятым как пухленький мальчик в очках, который высоким голосом читает рэп.

Я сам по своей натуре достаточно скромный человек. Вот, знаешь, как Gunna. Он же тусил с Young Thug, когда тот хайпанул. И Gunna очень долгое время даже не говорил Таггеру, что музыкой занимается. А я всегда был в центре событий, в крутой тусовке. Но никогда не было такого, чтобы я прям ходил, напрашивался на какие-то совместные работы, просил заценить демки и так далее. Я был тихим парнем, который просто в уголке сидел, анализировал, слушал, что другие говорят и... И все.


— Ты в 15-16 лет сильно переживал из-за нереализованности?

— Наверное да. Хотя вот из-за музыки никогда не переживал. Не получилось написать дрилл, написал попсу. Не было ни застоев, ни кризисов. Был просто поиск. И так вот всю жизнь будет, наверное. Ты же не можешь всю жизнь в одном направлении делать. И вот тогда я искал свое призвание.

Меня всегда считали и считают, знаешь, таким осознанным малым. Со мной хочется общаться на абсолютно отстраненные, темы. Ты смотришь, я одет в Balenciaga, первое время могу говорить о каком-нибудь Yeat, а через пять секунд уже рассказывать тебе про Раскольникова.

Или, знаешь, ребята говорят: “Вот, вышла вторая Counter-Strike. Чуваки, как вам вообще?” А я им отвечаю: “Вот вы играли в Bioshock 2007 года?” И все такие: “Ты чего, Андрей? Никто не играет в это синглплеерное дерьмо, чувак”. А это топ-1 для меня по всем параметрам. Я ее три раза, прикинь, проходил на всех сложностях. Подряд причем. Сначала на легком, потом взял перерыв несколько дней, изучил какие там еще пасхалки есть. И прошел на нормальном. И потом на харде.


— Ты больше сюжетные игры любишь?

— Да. Мне вайб, знаешь, атмосфера важна очень в игре. Я хочу играть в такие игры, в которые могу сесть спокойно дома. Если у меня есть настроение или время хотя бы часа на два засесть, просто музычку на заднем фоне включить, надеть наушники и просто проходить, вдаваться в лор, как-то попотеть. Не хочу играть в игру, в которой меня шмаляют каждые пять секунд на одинаковых локациях и приходится донатить. И пусть меня все будут считать нубом, лузером, еще как-то. Мне вообще похрен, я прохожу в кайф, когда мне в кайф. Пусть игра там даже 90-го года будет.


— Какие игры тебя цепанули?

— Alice: Madness Returns. Мне нравились, когда я помладше был, игры Telltale. Walking Dead, The Wolf Among Us — вот такое, с диалогами и интересным сюжетом. Outlast, Dead Space — это из хорроров.

Я люблю странные игры. Так же у меня с фильмами. Я смотрю нестандартное кино. Линч, Тим Бертон. Тарантино мне очень нравится. Мне говорят: “Oh my god, Андрюх, ты такой старый, просто ужасно”. А мне реально нравится. Фильмы Marvel смотрел, но никогда не угорал по ним жестко. На один раз.

Я какое-то время дип-вебом увлекался, аналоговыми хоррорами всякими, “айсбергами”, крипипастами. Это сейчас ребята догоняют за SCP, за вот эти все темы. И то, знаешь, Влад А4, например, снимет там про Сиреноголового — и все малые будут через неделю знать, кто это такой.







— Ты выступал на одной сцене с Kai Angel и 9Mice. А между вами до этого был небольшой биф. Разрешили конфликт?

— Конечно, это все обсуждалось, все решилось очень спокойно и достаточно быстро. Поэтому я говорю, что лучше лично обсуждать. Так и получилось.


— Ты понимаешь, почему в русском рэпе стало так много бифов?

— Потому что раньше все были дружнее, были другие компании, были другие времена. Очень по-бумерски прозвучало (смеется). А сейчас раскрываются какие-то секреты, какие-то недосказанности в объединениях, личностные конфликты. Вся рэп-игра это как “Игра престолов”. И не только рэп-игра, а вообще медиа. Понял? Там и предательство есть, и этот шкаф иногда раскрывается в самый неподходящий момент. И люди ссорятся именно личностно. Кто-то кого-то специально хочет задеть, тот отвечает. И война продолжается до момента, пока они оба перестанут быть актуальными.


— В индустрии много эго?

— Очень много.


— Я много раз наблюдал, как рэперы переживают о том, что они скажут о других рэперах и как те это воспримут. Почему так?

—Ну вот как раз личностные отношения. Знаешь, это странно, когда ты приходишь и говоришь: “Блин, переслушиваю твой альбом. Такое мясо, чувак. Ты вообще легенда. Спасибо за детство”. И потом на интервью, когда тебя спрашивают, ты этого человека не называешь. Странно получается. Но я вообще никого не боюсь обидеть. Потому что все ровные типы знают, что я ровный тип.


— В тебе много позитивного вайба. Ты видишь в этом свою миссию?

— Только недавно это осознал, когда мне своячки начали об этом говорить. Но это не намеренно. Это у меня человеческая исключительно натура такая. Оно само как-то получается. Если бы дружно все жили, было бы все у всех отлично.







— Когда Oxxxymiron записал кружок с пародией на тебя, что подумал?

— Это было забавно. Еще прорекламировал там свой тур. Угар.

Для меня Oxxxymiron — нейтрально. Какое-то время я слушал пару его треков, но никогда не был даже близко к фанату. Для меня это “Город под подошвой”, “Konstruct”, “Fata Morgana”. Малые его редко воспринимают. Для кого-то он вообще мем. Мало кто знает, какую значимость он имеет и какую внес в свое время.


— Как случилась фотка со Славой КПСС?

— Ой, это хорошая фотография. Это я выступал недавно на сольнике Slava Marlow. И там был Слава КПСС. И просто мы на таком угаре, на вайбе поболтали за жизнь. Я у него там поспрашивал про какие-то истории старые. Он меня поспрашивал. Мы хорошо поговорили.


— Меня удивило, что в твоем фейковом треклисте альбома появился Замай.

— Я давно знал о нем. Просто мне где-то в реках или в шортсах попалось его ревью на мою “Вписку”, где он четыре часа поливает меня беспощадно. Я просто решил вставить его по приколу.


— А Стероидная Газировка — это что?

— (смеется) Тут не надо много думать.


— Ты слушал новый альбом Славы, который пародирует современный рэп?

— Нет, не успел ещё послушать.


— Как считаешь рэп сейчас — насколько это погоня за трендами?

— Не знаю, как ответить. Как будто погони нет. Все делают, что в кайф. Погони нет.


— Тебя во “Вписке” спрашивали, боишься ли ты остаться игроком на один сезон. Ты ответил, что будешь думать наперед, находить новый жанр. Насколько это жизнеспособная стратегия?

— I guess we’ll never know, как говорил Kanye West. Надо прожить ещё время, знаешь, через пару лет взять вьюшку и тогда уже будет понятно.


— Рэперы, которые долго не теряют актуальность, обладают самобытностью. Она у тебя есть?

— Не мне судить.


— В финале твоего альбома звучит трек с припевом “Я делаю, что хочу, но я хз, что хочу”. А вот чего ты точно не хочешь от своей карьеры?

— Негатив нести людям. Не хочу, чтобы, если вдруг мне будет плохо, чтобы всем было плохо. Хочу, чтобы всем было хорошо.



Самое интересное из первого большого интервью рэпера — про отношения, цензуру и Big Baby Tape
Прошла неделя, а по ощущениям — месяц
"Дурное дело нехитрое, новых наснимаем", — пообещал он
Фотодокументалисту и волонтеру был 41 год