Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Интервью: Николай Редькин

"Lapti играл на вечеринке — мы были в шоке". Кто и зачем привозит Boiler Room в Москву

Boiler Room & Ballantine’s True Music возвращается в Россию. Что они тут делают и почему им это интересно?
Комментарии
0

Уже 15 февраля в Москве пройдет вечеринка, в которой примет участие классик американский электронной сцены — Derrick May, а вместе с ним британские электронщики Overmono и Or:la и ряд отечественных экспериментальных артистов. Проект проходит в четырех странах (кроме России охвачены Бразилия, Испания и Ливан) и ставит своей целью показать танцевальную культуру каждой из них.

The Flow встретился в Лондоне со Стивеном Эпплярдом, директором по развитию Boiler Room, и Томом Элтоном, главой музыкального подразделения Ballantine’s. Перед препати Boiler Room они ответили на несколько вопросов о том, как и зачем все это делается.


— Что такое проект True Music? Почему он проходит в четырех странах?

Потому что мы поддерживаем и даем платформу артистам по всему миру, где бы они не находились. Сейчас нам интересно показать локальные сцены в формате таких вот шоукейсов. Это отличный опыт и это то, ради чего, собственно, и создавалось True Music. Вы, конечно, спросите — а как мы выбрали эти четыре страны? Во-первых, это все страны, в которых мы были. В России, в Испании, в Бразилии — и теперь мы возвращаемся сюда. Нам запомнились здешние артисты, их поклонники, они были невероятны.

Что еще важно, каждый раз мы хотим пробовать что-то новое. Сейчас это будет Ливан, потому что ливанское музыкальное комьюнити — одно из самых процветающих и достойно того, чтобы о нем рассказать. Там происходит настоящий музыкальный бум, и это, конечно, предмет для отдельного большого разговора.



— Я верно понимаю, что идея этого года — большие музыканты, которые сотрудничают с локальными?

Да, партнерство. True Music — это история про постоянный поиск, про ту музыку, которая резонирует с той или другой страной. Мы это увидели в двух предыдущих странах, что именно такие коллаборации дают людям что-то новое. Сейчас мы хотим сделать так, чтобы глобальные, международно признанные артисты, у которых есть признание, помогли нам сфокусировать внимание зрителей на новых именах в лайнапе. На локальных артистах, которых, как нам кажется, может ждать и международный успех.



— Насколько хорошо вы знаете новую российскую сцену? Кто из российских молодых продюсеров, по вашему мнению, новые звезды?

О российской сцене мы кое-что знаем. Мы четыре раза устраивали Boiler Room в России, и это было невероятно. В России есть много талантов, достойных того, чтобы представлять страну за рубежом. Вот Никита Забелин — он уже долгое время на слуху.

Или вот ваш битмейкер с саундклауда, его зовут Lapti. Он играл на одной из наших вечеринок, и мы были в шоке. Как сейчас помню, это был апрель, очень холодно — и все играли на верхнем этаже огромного небоскреба. Выступал DJ Premier, был Anderson .Paak, который еще не стал огромной звездой. То шоу, наверное, запомнилось сильнее других.



— Прекрасно помню, как Paak записывался с одним русским битмейкером…

Да-да, BMB Spacekid, еще одна ваша звезда!



— Как вы убедили Андерсона приехать в Россию?

Он из Лос-Анджелеса, с лейбла Stones Throw. Мы были на хорошем коннекте с людьми оттуда и объяснили им, что это очень здорово — собрать вместе звезд типа DJ Premier и локальных артистов. Им понравилась идея, а сам Paak так ей загорелся, что приехал и, как вы помните, записал трек с вашим продюсером.

Теперь по результатам каждого Boiler Room выходит EP, где мировые звезды встречаются с rising-артистами. Участники проекта будут записываться с людьми, с которыми в иных обстоятельствах, скорее всего, никогда бы не пересеклись. Техно-продюсеры и бас-гитаристы, авторы синтезаторных треков и те, кто работает с модуляторами, и так далее.


— Что за документалку вы снимаете в этот раз?

Это будет фильм про шоу, где мы задокументируем весь творческий процесс. Будем снимать все, что происходит в России в течение двух недель. В реальном времени. Мы хотим, чтобы получились документальные фильмы о состоянии индустрии электронной музыки в той стране, где происходит съемка. Но что получится на выходе — пока никто не понимает.



— Как вы вообще узнаете об этих новых артистов из разных концов мира?

У нас где-то 120 людей, которые работают для Boiler Room. И больше половины работают на музыкальную команду. Им где-то от 18 до 22 лет, они ходят на вечеринки, они постоянно сидят на саундклауде. Когда мы только начинали Boiler Room, то большая часть команды была ответственна именно за букинг артистов. Теперь это разделено примерно в пропорции 50/50, многие артисты уже сами приходят к нам и предлагают выступить. А музыкальная команда — это те, кто занимаются поиском новых артистов.



— Классная работа!

Это правда! В большинстве компаний начальник говорит тебе: “Хватит сидеть на саундклауде! Когда ты начнешь работать?”. Мы говорим наоборот: “Почему ты так мало времени проводишь на саундклауде?”.



Вечеринка Boiler Room & Ballantine’s True Music пройдет на секретной площадке в Москве 15 февраля.

Розыгрыш билетов идет на сайте truemusic.mixmag.io

Сохраните ссылку на прямую трансляцию — truemusic.boilerroom.tv

Наш краткий гид по электронной музыке — "Азбука рейва"


comments powered by Disqus
Олег ЛСП и Денис Грязь рассказывают историю создания "альбома-обманки".
20-летний музыкант прошел путь от ютубера с 41 подписчиком до продюсера, создавшего фирменный звук Моргенштерна.
Скандалы, анонсы новых альбомов, стендап и двуличность коллег — в новом выпуске вашей любимой рубрики артисты обсуждают все это и не только.
Есть традиции, которые даже 2020-й год не способен нарушить. Одной из таких для нашего сайта является “Новый Флоу” — ежегодный проект, посвященный новичкам, в которых мы верим.