Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Интервью: Николай Редькин

GONE.Fludd: "Стало бесить, что я ассоциируюсь со словами "яркий" и "красочный"

Большое интервью — о новом альбоме, "темной" стороне славы и пути к гармонии.
Комментарии
0

У GONE.Fludd был стремительный взлет.

В 2018 после альбома “Boys Don’t Cry”, клипов “Мамбл” и “Кубик льда” популярность Александра Смирнова начала резко расти. Осенью 2018 он поехал в большой тур, весной 2019 собрал в Москве площадку на семь тысяч человек, а потом взял перерыв. Чтобы в конце года выпустить альбом “Одиночная Психическая Атака” — где не было мультяшности, за которую многие поклонники полюбили артиста, а были песни усталого и загнанного в тупик человека.

В конце мая у него выходит новый альбом “Voodoo Child”. Он называется как песня Джими Хендрикса и, по словам автора, сильно вдохновлен персоной этого музыканта.

Но не только им. В этом интервью мы обсуждаем много других персон и явлений. Вот некоторые из них.

— DJ Rashad — электронный музыкант из Чикаго, популяризатор локальных жанров “джук” и “футворк”, создатель лейбла Teklife. Умер в 2014 году от передозировки наркотиков. Рекомендуем послушать его альбом “Double Cup”.

— Def Jux — американский лейбл, в конце 90-х и 2000-е издававший инди-хип-хоп. Его создателем был EL-P, сейчас известный как половина дуэта Run The Jewels. На лейбле также издавались Cannibal Ox, Murs и Aesop Rock.

— Сиксто Родригес — американский музыкант 70-х, слава к которому пришла сильно позже. Его история рассказывается в фильме “В поисках Сахарного Человека”, песня GONE.Fludd “Сахарный Человек” тоже отсылает к нему. Интересно, что про Родригеса он узнал от Анара, участника группы Каспийский Груз.

— Космонавты — рэп-группа из Владивостока, ее участники — Барбитурный и Охотник Том (Хантер Том). Выпустила несколько EP в начале 2010-х.

— Таня Текис — девушка Саши и бывшая участница группы Serebro. На альбоме "Voodoo Child" будет их совместный трек.



ХЕНДРИКС, ДЖУК, ДЖИ-ФАНК







— У тебя недавно вышла песня “3:55”. Про что она?

Мы с Кейком (Cakeboy, рэпер и битмейкер, участник Glam Go Gang! — прим. The Flow) решили записать фристайл. Просто порифмовать, потренироваться. Как этюд сыграть на фортепиано. Читали мы его минут 40, и у нас закончились слова. Если ты его слушал, там непонятный текст под конец сессии, потому что мы включили картинки рандомные и стали описывать в рифму, что на них происходит.

А потом я посмотрел на часы — там было 3:55, так и появились эти строчки. Потом решили сделать из этого большого фристайла один небольшой трек. Про время на часах и про то, что мы сидим дома и занимаемся вот такой хуйней.



— Что происходит, когда читаешь фристайл в течение 40 минут?

Да я только разгоняюсь! Под конец рифмы очень быстро подбираются, когда ты заставляешь мозг работать на определенной частоте. Чтобы отключить его рациональную часть и сконцентрироваться на потоке. Я люблю еще, чтобы рифмы были немного абстрактные и провокационные.



— Вы сейчас живете вместе с Кейком, верно?

Да, живем вчетвером: с Кейком, с нашими девчонками. С нами еще два кота. Один лежит здесь, его зовут Спиди. Записываем разный рэп, к нам иногда приходит соседка поорать на нас, пригрозить полицией, и мы стараемся ее сильно не злить. Потому что комната, где у нас микрофон стоит, смежная с ее спальней.



— Помню, как концерт на Live Systema закончился тем, что к вам пришла полиция.

Мне кажется, это она и вызвала. Но мы шумели реально, было громковато. Сначала они докапывались, есть ли у нас разрешение на проведение концерта. Потому увидели, что у нас куча аппаратуры, поняли, наверное, что мы реально музыканты, что это не “синяя” вписка, и такие: “Ну ладно, ребята, раз вы расходитесь, то и мы пошли”.



— Год назад ты жил один. Почему сейчас живете компанией?

Как только я переехал в Москву из Тучково, мы жили впятером, с чуваками. Была клевая атмосфера творчества. А когда ты один, чувствуешь себя немного отчужденным. Музыку прикольно делать, если вас много. Поэтому я предложил Димону снова собраться (Cakeboy — прим. The Flow), он согласился, и с тех пор так живем. Просыпаешься утром, говоришь: “Ну че, пойдем рэпа навалим?” — “Погнали”.



— Альбом “Voodoo Child” вы так и написали?

Да, прямо в этой квартире.



— Почему его название отсылает к Джими Хендриксу?

Я о Хендриксе узнал еще от Future, он называл себя Future Hendrixx. А когда начал узнавать больше, понял, что он величайший гитарист всех времен и стоит на первом месте в списке великих гитаристов вот уже тридцать лет, и за это время никто не смог потеснить его. Как-то я послушал джем-трек 15-минутный, он назывался “Voodoo Chile” (есть просто “Voodoo Child”, но там другая версия, ужатая). Когда я слушал, мы были с IROH. Приняли немножечко кислоты. Я услышал что-то мистическое в этой музыке — как он извлекал звуки из гитары, как развивал структуру трека. На момент, когда я был в трипе, я даже загнался, пытался развить мысль “Существовала ли музыка до человека?”, “А что если теория музыки — это своего рода костыли, которые помогают обуздать эту стихию?“

Меня тогда очень заинтересовала мистическая сторона музыки, как она влияет на человека, как моментально меняет настроение, в этом есть что-то сакральное для меня. Я подумал написать альбом, где присутствовала бы мистика и магия. Я стал смотреть все документальные фильмы про Джими Хендрикса, прочел книгу биографическую. Был интересен его подход к музыке — желание записать звук дождя, реверсировать его, наложит реверб, экспериментировать со всевозможными эффектами. Нужно понимать, что тогда все примочки были аналоговыми, не цифровыми, как сейчас. В итоге получилось немного по своему — получился не “альбом, как у Хендрикса”, а музыка, вдохновленная его посылом.



— Это будет доступный альбом?

Я думаю, да. Но не все треки. Там много разноплановой музыки, я экспериментировал с джи-фанком. Когда посмотрел фильм “Hustle & Flow”, там герой записывал трек со своей женой. И так пиздато звучало с женским вокалом на припеве! Я захотел сделать нечто подобное. Моя девчонка Таня Текис раньше состояла в группе Serebro, у нее крутой голос.

Она дописала туда припевчик, я сделал куплет в атмосфере джи, а-ля Снуп Догг времен "Doggystyle", но с небольшим радийным флёром.

Я давно фанатею от Teklife — люблю DJ Rashad, DJ Spinn, DJ Paypal. Несколько лет подряд хотел сделать трек в жанре чикагского джука, но Димон (Cakeboy — прим. The Flow) другую музыку пишет, ему было непривычно написать такую же ритмику. А я давно слушаю джуковый ремикс трека Антохи МС “О, музыка”. Пробил Вконтакте, кто его делал, там было написано “Aslamin remix“. Это белорусский чувак, я списался с ним в инстаграме, он мне выслал кучу битов — я выбрал один, и Кейк его изменил до неузнаваемости почти. Но джук там прослеживается. Снова получилось по-своему.

С Бендером из группы ЛСП хотели сделать акустический альбом. Но в итоге успели только записать “Как делишки?” — и он попал на альбом. Планирую воскресить эту идею и добить до конца.



— Расскажешь историю вашего знакомства с Таней?

Меня познакомил с ней чувак из моей команды. Сказал: “Прикольная девчонка. Не хочешь познакомиться?” Я захотел и мы позвали ее на GlamGo Fest. Она с нами потусовалась, послушала наше музло, потом мы поехали отметить это дело, пообщались. Я понял, что она очень интересный человек. В интернете есть образ, который не позволяет тебе узнать человека. А додумываешь ты уже сам. Но обычно додумываешь плохое, потому что так, наверное, устроен менталитет или просто мозг. А когда узнаешь человека, понимаешь, что он намного глубже, чем ты представлял, и он тоже может тебя чему-то научить.

Мне кажется, она очень мудрая, и объясняет мне порой вещи, которые меня грузят. А она мне их раскладывает двумя-тремя предложениями — и все мгновенно упрощается. Моя жизнь поменялась в лучшую сторону после знакомства с Таней, так могу тебе сказать








— Как вам вместе живется?

Отлично! Я ей помогаю с музыкой, она хочет выпустить альбом, но не умеет записываться. Так получилось, что у нее был слишком резкий старт. Она жила в Казахстане, была обычной девчонкой, а потом бах! — и попала в группу Serebro. На нее так много нахлынуло, но она не прошла этот путь с низов, поэтому не знает, например, как писать музыку дома. У нее талант к написанию текстов, намного круче многих артисток в игре. Поэтому я хочу раскрыть ее потенциал полностью, показать, что она способна на большее, чем думает, и помочь это все уложить в бит. Мне нравится работать вместе с ней.

Я вообще хочу годам к 30-40 уйти в продюсирование. Потому что накопил какие-то знания, знаю, как что работает. Было бы прикольно открыть парочку хороших артистов.




ДЕПРЕССИИ, СОСТРИГ ДРЕДЫ, “ДИРЕКТ ПОЧТИ НЕ ЧИТАЮ”



— Каким был твой прошлый год?

Довольно тяжелым. Я был в некоторой депрессии: расстался с девушкой, с которой встречался лет пять. Потерял свой вектор в музыке. Ко мне прилипло очень много ярлыков, я пытался их снять. Очень много грузился, очень много курил, гонял черные мысли. Не хотелось ничего делать. Так получился альбом “Одиночная Психическая Атака”, который мне помог вылезти из этой ямы. Теперь я чувствую себя свежим. Сбрил дреды, вроде бы перестали ассоциировать меня с чупа-чупсами. Все кайф.






— На каком моменте чупа-чупсы, цветные дреды и слова типа “чуитс” стали раздражать?

Я не думал, что это все так серьезно будет. Делал в прикол, потому что чувствовал себя так. Но в итоге когда все стали говорить только об этой моей стороне, мне хотелось сказать: “Я не только такой, у меня есть куча разной музыки“. Со временем меня жутко стало бесить, что я ассоциируюсь со словами “яркий” и “красочный”. Но как сказал Пьер Борн, “Blow up есть blow up”. Неважно, как именно ты это сделал. Сейчас я хочу ассоциироваться со словом “техничный”.


— Когда я слушал “Одиночную Психическую Атаку”, казалось, что ты намеренно сделал нехитовый альбом, чтобы отсечь часть аудитории.

Возможно. Мне просто не хотелось вообще больше делать веселых треков, которых от меня ждут. Хотелось навалить чего-то злого. Получился альбом на любителя. Неплохой, но не лучший в моей дискографии. Хотя рифмы там крутые.



— Тебя никогда не смущал культурный разрыв между тобой и твоими слушателями? Ты им читаешь манифесты Грюндига, они про тебя фанфики пишут.

Не вся такая аудитория. Мне кажется, они даже между собой враждуют внутри комьюнити. Остались фанаты со времен “Саббата”, которые любили песни за глубину текстов. А молодые чуваки… ну я тоже был таким в детстве и занимался всякой херней. Однажды к нам приехал барабанщик Noize MC — он в Тучково живет — и мне дал свою аську. И я его заебывал жестко. Слушал тогда Диззи Раскала, писал ему: “А ты знаешь, что такое грайм?”, пытался пообщаться по музлу, но видимо, сильно его заебал. Он начал меня игнорить.

Я сейчас просто к этому отношусь. Потому что чем масштабнее все становится, тем сложнее это контролировать. Я просто делаю музыку, не обращаю внимания на это, директ почти не читаю.


— Тебя задевало то, что люди тебя поверхностно воспринимали?

С другой стороны, от музыкантов я слышал, что им нравится моя музыка. То же самое было с альбомом “High Lust”: сначала аудитория его не восприняла, была куча комментов хейтерских, но люди из музыкальной сферы респектовали за него.

Оффтоп, Егор Крид, например, считает меня лучшим рэпером России (смеется).







— Веришь, что твоя аудитория будет расти вместе с тобой?

Так, наверное, и есть. Те, кто меня слушают давно, они же растут. Я раньше думал: “Они вырастут, все изменится”, но потом понял, что так будет всегда. Всегда есть те, кто слушает поверхностно. Те, кто слушает только хиты. Те, кто слушает только одну песню, которая зацепила. Сейчас я сконцентрирован только на своей музыке — думаю, вся суть в ней. А дальше уже она найдет своего слушателя.



— Было ли такое, что ты закрылся после хайпа и популярности?

Да, возникли проблемы с доверием. Как только я стал популярным, многие люди тут же начали со мной общаться. Но я уверен, что он не стали бы этого делать, не будь я популярным. И я не мог уже отличить, кто со мной честен, а кто нет. И перестал доверять вообще всем. Было сложновато с этим справиться, но до сих пор думаю, что можно все обойти и остаться собой.


Обложка “Одиночной Психической Атаки” — отсылка к обложке группы Hangar 18. Не самая известная группа, которая издавалась на лейбле Def Jux. Это не первый раз, когда ты ему респектуешь. Почему?

У них экспериментальное музло было, El-P круто рулил всей этой движухой. Мы называли это абстрактным рэпом, был даже такой жанр. Раньше рэп читали чуваки в очках нёрдовских. Сейчас его читают чуваки в ремнях Gucci. Меня прикалывало то время. Наверное, потому что я сам был таким нёрдом, и до сих пор им остаюсь.

Мне нравились, что они делали с музыкой, как использовали скретчи. Eyedea и Abilities просто рвали стилем. Все это тянуло необычностью, потому что было непохоже ни на что. На русский рэп того времени точно. Круто, что El-P все еще на плаву и делает то, что делал всегда, до сих пор.







— Что в тебе поменялось со времен альбома “Boys Don’t Cry”?

Я начал чуть-чуть по-другому мыслить. Хочу больше посыла и идей вложить в музыку. По сути ничего кардинально не поменялось — может, я заматерел просто. Не знаю, я теку как река в собственном русле, огибая камни, повалившиеся брёвна деревьев, препятствия. Плыву дальше.



— Ты правда хранишь дома свои состриженные дреды?

Сейчас они на студии лежат, но да, это так. Я не думаю, что это сакральное что-то, просто валяются и все. Лет через 10 достану и поугораю над этим. Говорят, волосы хранят в себе информацию. Подожду, пока изобретут вход, который можно будет подключить к кончикам волос и посмотреть, что у меня в голове творилось (смеется).


— Что почувствовал, когда их состриг?

Что очень круто проводить вот так руками по волосам. Ну и в принципе свободу. Раньше, когда они висели, иногда казалось, что кто-то за спиной стоит. Ты поворачиваешься — а это дреды мешают боковому зрению. Стало удобнее спать, удобнее ходить в душ. Очень стало все просто: я ничего не делаю с волосами, выглядит клево. Как куст.

Вместе с дредами, я думаю, отрезалась, часть образа. Ненужного.




GLAM GO GANG!, ПЕРЕЕЗД В ТУЧКОВО, КАК ЗАПИСЫВАЛ САМЫЙ УСПЕШНЫЙ АЛЬБОМ В ПОДВАЛЕ



— Что сейчас происходит с вашим объединением Glam Go Gang?

Я думаю, что развитие. Мы хотели заявить о себе альбомом, но мы сделали его очень быстро. Там было немного треков, он прошел как-то вскользь. Теперь хочется записать более масштабную работу, где каждый раскроет свои лучшие стороны. И показать, что у нас собственный звук, который отличается от другого звука.

IROH написал альбом, он скоро выйдет. Флиппер пока что занимается студией, разбирается с техническими штуками. Думаю, мы только раскачиваемся в этом плане, но в скором времени планируем дать много музыки. С переездом в Москву мы стали меньше общаться, больше посредством интернета. Потерялась какая-то тонкая связь между нами. Но как только мы совмещаемся — чуваки приезжают ко мне в гости — мы выпиваем, общаемся, и все проблемы решаются.

В итоге мы решили переехать в Тучково и делать там музло как раньше. Все вместе. В следующем месяце я уже буду жить там. Мы построим там студию, переедем и будем делать музыку часами, днями, ночами. Вокруг никого нет, только речка, трава, солнышко — думаю, это хорошо настроит на работу.



— Я могу вспомнить много примеров, когда объединения распадаются, потому что людей не устраивает, что один человек популярен, а остальные нет. Ты не боишься такого?

Мы с самого детства вместе и до объединения дружили. Больше 10 лет дружим. Между нами если и были разногласия, то теперь мы стали лучше понимать друг друга. Я думаю, парни не завидуют мне особо — они знают, что это сложно и не так прикольно и весело местами, как кажется со стороны, нужно много работать. Они работают и хотят обрести положенный им уровень слышимости.



— Они понимают, что скорее всего не станут такими же звездами, как ты?

Может быть. Так, как я стрельнул, точно никто не будет, потому что каждый blow up разный. Два раза схема одна и та же не прокатит. Я верю, что у чуваков все получится. Думаю, что лучшие песни IROH еще впереди. И у остальных пацанов тоже.


— Как ты сам себе объяснял свой успех?

Однажды мы взялись за голову и составили медиаплан. И начали работать более серьезно. Делать все в срок, придумывать, что мы хотим. Я писал: “Попасть на шоу “Вписка”, это казалось мне чем-то нереальным тогда, но таков был план — надо было попробовать. В итоге это получилось.

Еще я думаю, доля удачи какой-то. Случая. Я не могу описать по пунктам, как стрельнуть, для меня это все еще загадка. Вообще, я думал, что стрельну, еще когда писал альбом “Прилунение”. Думал: “Ща как дропну его — и заживем!”. В итоге ничего не получилось. Немного грузануло это, но я понял, что не надо сдаваться. Надо всего лишь написать еще музыки. В итоге, чтобы стрельнуть, мне потребовалось написать пять альбомов, на шестой —получилось.






— Ты переживал, что тот альбом не выстрелил?

Поначалу да, но теперь я понимаю, что это музыка не для массового слушателя. Скорее, индивидуальный аттракцион для каждого. Я раньше не понимал, что есть различия между массовой музыкой и другой. Для меня была “просто музыка”, и я ее делал. А сейчас я понимаю, как работает индустрия, и делаю разное музло.



— Ты писал “Boys Don’t Cry” с расчетом на то, что он станет массовым?

Нет. Мы так же закрылись с Кейком на студии — тогда она еще в подвале была. Мы сняли офис за 12 тысяч в месяц, там же находился цветочный магазин, сэконд-хэнд, магазин строительных инструментов. Нас запирали на ночь, так как все закрывалось и ставилось на сигнализацию, и можно было выйти только в 9 утра оттуда. Ничего не оставалось кроме как делать музло.

Курили в туалете без палева, стоя у каких-то писсуаров заброшенных, обсуждали, как сделать нашу музыку ещё круче. По фану мерили всякие шмотки из сэконда, когда уже мозги текли ближе к утру, чтобы развеяться. Заранее брали с собой бургеры из ближайшего “Бургер Кинга” и энергетики. Тогда мне показалось, что я начал понимать, как писать текста. Почувствовал себя рассказчиком.




КЛИП ЗА МНОГО МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ, ФИТ С ГРУППОЙ KUNTEYNIR







— Год назад у тебя вышел клип “Сахарный человек”. Я знаю, что он стоил много миллионов рублей. Не жалеешь, что потратил такие деньги?


Да нет. Жалею, что выпустили клип через полгода после того, как песня вышла. А вообще круто, что есть такой крутой клип, я бы еще хотел таких снять. Но теперь знаю, что это можно сделать гораздо дешевле. Важна идея, а деньги — второстепенная штука.

Если идея крутая, можно снять и без денег. Кейк купил камеру, разные объективы. Мы сняли клип “3:55”, потому что он ее купил и захотел опробовать. Мы устраивали мозговые штурмы, лепили стикеры с идеями по всей хате, купили световую лампу. Работа кипела.



— Можешь озвучить стоимость “Сахарного человека”?

Не знаю (смеется).


— Спрошу так: какую-то часть этих денег ты заплатил из своего кармана?

Конечно! Мы все вложились. Это и было на наши деньги снято: у нас есть деньги, которые мы получаем, и скидываем в специальный общак. На них мы двигаемся в музыке. Нам не хватило денег из этого общака, и мы еще вкинули прилично из своих.


— Не было разочарования, что снятый на коленке “Мамбл” набрал много просмотров, а “Сахарный человек”, в который вложены миллионы — раз в пять поменьше?

Это странно, да. Я до сих пор не могу понять, что будет хитом, а что нет. Это спонтанно, случайно, и зависит от множества факторов.

Плюс в клипе “Сахарный Человек“ очень много сюжетных вставок, его не поставишь на фон, чтоб покачать головой. Но это неважно. Когда мне будет лет 50, я буду пересматривать свои клипы, и буду рад тому, что у меня такой есть.



— Тебе потом наверняка писали молодые люди, что ты открыл для них Сиксто Родригеса?

Ни одного такого сообщения не видел. Некоторые люди, мне кажется, до сих пор думают, что трек — про сахар и чупики. Если человек заинтересуется, то узнает. У нас было видео про съемки клипа, там многое объясняется.

Мне о Родригесе рассказал Антон, звукорежиссер со студии Каспийского Груза. Меня туда позвал Анар (ВесЪ — прим. The Flow) познакомиться. Я приехал, мы разговаривали обо всем, они мне рассказали историю этого музыканта. Я был очень удивлен. Пришел домой, посмотрел фильм и сразу написал песню. Круто, что так получилось: незнакомый человек из мира рэпа, но другого течения, рассказал про это — и это вылилось в трек.







— Я знаю, что ты долго работал над этой песней: долго ее переписывал, что-то менял.

У меня был готов первый куплет, и я думал, что эта песня законченная. Показал ЛСП, хотел позвать на фит, он сказал, что не понимает, о чем она. Я понял, что песня незаконченная, и начал думать над тем, как сделать ее целостнее и понятнее. Чтоб была история. Не хватало драматичности и целостности, и я все это добавил. Вроде получилось.



— Часто показываешь свои песни кому-то из коллег?

Своим пацанам только. Или тем, с кем хочу фит. На “Dripset” я предлагал Pharaoh залететь, говорю: “У меня есть демка, давай закину, послушаешь”. Он говорит: “Да, давай закидывай”. Я скинул. Он послушал. И перестал отвечать на сообщения. После этого я редко кому показываю свою музыку, потому что когда я слушаю демку, я представляю, как она будет звучать в финальной версии, а другие люди, как я понял, не домысливают его так, как я. Теперь показываю готовые, прям на дропах.



— Альбом “Boys Don’t Cry”, если не ошибаюсь, вообще же без фитов был.

Да. Был только один фит с андеграундным чуваком из Штатов, Trap Sensei. В то время было ощущение, что со мной и не хотят фитовать. Я фитовал часто с Tveth, со своими парнями, ну и все. Сейчас что-то изменилось, некоторые рэперы зовут меня на свои альбомы. Это приятно. Я сделал фит с группой Kunteynir, надеюсь, скоро выйдет.

Я восхищаюсь Пашиными рифмами. Они неожиданные и провокационные, это прикольно. Ты слушаешь, пытаясь предугадать, что он скажет дальше, и он всегда удивляет. Захотелось стать частью этого поджанра рэпа и залететь так же. Я раньше много слушал группу Космонавты — Барбитурный, Охотник Томпсон. Такой абстрактный рэп. Душевный, но абстрактный — и это цепляет.

Еще на первом RhymeFest, когда были Obladaet, Alphavite, Kid Sole, и куча других артистов, у меня возникла идея, что было бы круто сделать совместный трек со всеми рэперами новой школы. Куплеты от всех разных рэперов, со своими стилями в одном треке. Я считаю, что люди должны больше объединяться, а не конкурировать. Хотя конкуренция здоровая тоже помогает развитию навыков. Коллаборировать классно, потому что получается нечто неожиданное. Можешь залететь к кому-то на трек — и зазвучать там так, как никогда не звучал прежде ни на одном из своих. Поэтому я выступаю за эксперименты в звуке, за развитие.



— Как тебе лонгмикс “Дарвин” на альбоме Лигалайза?

О, да! Это вот он сделал то, что хотел я. Только у него со своим поколением. Получилось клево. Очень неожиданно туда залетел Наум Блик со своим поэтическим флоу. У него есть альбом “Импульс”, где много поэзии. В некоторых треках он как будто просто читает стихотворения на биты — “Увидел”, “В октябре моем”, “Благословение”. Ещё у него есть трибьют-альбом, посвящённый поэтам, там есть Бродский, Маяковский, Чёрный, Пастернак. Он в этом развился, теперь просто пишет поэзию, выступает на поэтических вечерах, если я не ошибаюсь, видел несколько видео с его вступлений. А тут ворвался такой: “СЛО-ВА-СО-ЛЁ-НО-ГО-ТОН-КИЙ-РАС-ЧЁТ, КО-ЛО-КОЛ-О-ЛО-ВО-ПУ-ЛИ-ПО-ЛЁТ” Будто мантру читает. Похоже на гипноз. Это очень клево. Каста круто залетела, Noize MC.

Я считаю, таких треков должно быть больше. Люди должны знакомиться. Потому что не можешь полюбить то, чего не знаешь. Поэтому так много хейта есть между артистами. Если бы они были знакомы, посплоченнее, я думаю, было бы больше музыки и меньше злости, недопонимания.




ЛУЧШИЕ АЛЬБОМЫ РУССКОГО РЭПА, ДРИЛЛ, ТАРКОВСКИЙ



— Часто у тебя в твиттере я читаю про Нигатива, про Копов в огне, представителей предыдущего поколения. Давай свой топ-3 альбомов русского рэпа.

Нигатив “Точка росы”. Рем Дигга “Глубина”. Каста “Трехмерные рифмы”. Сложно выбрать три, их намного больше. Сейчас многих просто нет в Apple Music, а во ВКонтакте сложно искать. Все немного потерялось, но эти люди проложили дорогу нам, рэперам нового поколения. Я лично много слушал и учился на их скиллах, рифмах и посылах. На меня они очень повлияли. Поэтому я хочу, чтобы люди знали, что было очень много крутых рэперов и до того, как рэп стали называть “новой школой”.


— Тебе не кажется, что новая школа немного зашла в тупик? Что ей не о чем говорить?

Такое впечатление может возникнуть, если слушать только определенных артистов. Есть много и других прикольных челов. Например, МС Сенечка, Недры, он тоже делает круто и, уверен, слушал много русского рэпа. Та музыка, что на слуху, как правило, очень простая. То, что легко воспринять. И эти песни играют громче, как будто. А песни посложнее играют чуть тише, но это не значит, что их нет.


— У тебя был твит: “Вперед, отечественный дрилл”, в котором ты высмеиваешь гонку за трендами.

Открываю твиттер. Там написано: “У Элджея вышел альбом. Не обошлось и без обязательного дрилл-трека”. Я думаю: “Что за хуйня? Почему он обязательный?”. Это просто погоня за трендами. Чуваки, возможно, даже не понимают, что такое дрилл, а пытаются копировать голос Pop Smoke. Я подумал, что из этого может получиться прикольный твит. Но многие подумали, что я тоже готовлю дрилл. В интернете информацию все по-разному воспринимают. Хотя мне пофиг.






Я в твиттер обычно пишу, когда курю, когда мне весело или когда мне хочется сказать какую-то херню. Твиттер для таких странных и непонятных мыслей. Прошлый мой аккаунт угнали, там было больше 50 тысяч подписчиков. А сейчас у меня семь тысяч подписчиков. Никто этого даже не прочитает, думаю, вот и пишу всякую фигню по фану. Иногда закладываю туда тайные послания.



— Последний вопрос. Ты знал, что Тарковский снял фильм “Зеркало” в Тучково?

Да, видел. У нас даже стояли какие-то остатки их декораций, технические всякие штуки. Но фильм этот, если честно, не смотрел.

У меня на альбоме есть трек “Зеркала” — это тоже отсылка к Джими Хендриксу. Я просто положил его текст из книги, которую читал в тот момент, на рифму и бит, там были просто его мысли, которые мне были очень близки. Им заканчивается альбом “Одиночная психическая атака”, и этим же треком начинается альбом “Voodoo Child” — только полностью реворкнутым, с другим битом, другим подходом. Первая версия, думаю, была малопонятной. Это некое продолжение истории. Как бы, ты находишься в комнате, состоящей из одних только зеркал, видишь только себя и некуда деться. И в тебе нет сил выйти за пределы комнаты. В итоге ты ищешь в себе силы, разбиваешь их — и видишь целый мир. Примерно это со мной и произошло.







comments powered by Disqus
20-летний музыкант прошел путь от ютубера с 41 подписчиком до продюсера, создавшего фирменный звук Моргенштерна.
Скандалы, анонсы новых альбомов, стендап и двуличность коллег — в новом выпуске вашей любимой рубрики артисты обсуждают все это и не только.
Она объясняет, что сделала это по ошибке. Пользовательницы твиттера поддержали ее, запустив хештег #BoobsOutForCardi, под которым выкладывают свои фото.