Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Интервью: Николай Редькин

Rauf & Faik — вы точно слышали их песни. А теперь почитайте большое интервью

Как приходят к успеху, пишут хиты и выживают в турах молодые музыканты.
Комментарии
0

Историю успеха братьев-двойняшек Рауфа и Фаика Мирзаевых, авторов хитов "Детство" и "Я люблю тебя", легко увязать с нашим временем, когда звездами становятся за считанные месяцы. С одним исключением: к этому они шли больше 10 лет. Оба занимались музыкой с раннего детства (вокал, фортепиано, эстрадные студии), поэтому сейчас звучат в лайвах профессиональнее многих коллег. В том числе и более именитых.

Дальше немного цифр: новый альбом дуэта "Pain & Memories", где братья берут слушателя все теми же кристальными мелодиями, разложенными на два голоса, вышел в середине марта. Сейчас у плейлиста Вк больше пяти миллионов прослушиваний. В конце месяца начинается тур на три десятка городов. Его хайлайтами станут концерты в самых крупных концертных клубах двух столиц: Stadium (Москва, 7 тысяч человек) и А2 (Петербург, 5 тысяч). Все это — меньше, чем за год. Впечатляет? Впечатляет.

Как живут в таком ритме молодые артисты, работающие без лейбла? Каково это — вывезти плацкартный тур на 20+ городов? Что делать, когда написал хитовую песню, а ее присвоил себе другой человек? Предлагают ли им бешеные миллионы за контракты? Ответы найдутся в нашем большом интервью.



— Вы очень рано начали заниматься музыкой, верно?

Фаик: С четырех лет, если быть точным. Наш сосед увидел, что мы музыкальные пацаны, попросил папу отвезти нас в колледж музыкальный, который у нас в Ижевске находится. Папа отвез — и мы стали играть на фортепиано. До восьми лет играли, потом начали заниматься вокалом.



— Ваш дедушка — оперный певец. Правда?

Фаик: Был. Но он уже умер. Представляешь, мы его даже ни разу в жизни не видели. Он был по маминой линии — и я думаю, что какой-то музыкальный талант в нашей семье передался.



— На какой музыке росли?

Рауф: R&B и поп. Прямо с самого детства.

Фаик: Соул и R&B, да. Именно из 90-х — Брайан МакНайт, Майкл Джексон, конечно.



— Свои песни писали сначала на английском?

Фаик: Ну цель-то у нас, так или иначе — писать на английском. На русском мы случайно написали песню “Я люблю тебя”. Сидели, у меня как раз произошла ситуация с девушкой — ну такая, как в песне поется. Я пришел на студию, говорю Рауфу: “Братан, мне хреново, давай что-нибудь напишем”. Мы очень быстро написали эту песню и выпустили. Дальше пошло-поехало. А до этого у нас был глобальный план — снять клип на английскую песню.



— “Я люблю тебя” сразу выстрелила?

Рауф: Нет, она постепенно набирала обороты. Мы даже не думали, что так произойдет.

Фаик: Она стала популярной, но на нее не было лицензии. И как только появилась лицензия — ну грубо говоря, когда обложка появилась у нее — она попала в топ.



— В какой момент у артиста щелкает: “Ого, моя песня — хит”?

Фаик: Мне кажется, когда он в инстаграме видит ее. Когда скроллишь — и в ленте свою песню находишь. Или когда по радио слышишь.





"Я люблю тебя" — первая выстрелившая песня дуэта. Так же называется дебютный альбом группы, вышедший в 2018 году. Послушать в Apple Music.




— Я узнал о вашей музыке таким образом: год назад ее у себя Вконтакте запостила Сюзанна. Как вы с ней познакомились?

Фаик: У нас была такая ситуация, что песню, грубо говоря, украли. Мы не знали, что делать. Чувак сделал на нее ремикс, провел ее через свой лейбл — и они вроде как стали правообладателями песни. Нашей. Мы это поняли, когда на YouTube увидели: “Правообладатель — Местами Экспонат”. Мы писали ему, но лейбл не удалял. Потом мы написали Сюзанне, она скинула нам контакт Димы Серегина — настоящего героя, который смог сделать так, что правообладателями стали мы (речь о бывшем дистрибьюторе песен группы — прим. The Flow). Вернул нам права.



— А вы до этого с ней не были знакомы?

Рауф: Нет. Мы знали, что она запостила наш трек — и просто попросили помочь.



— В двух словах — что за город Ижевск?

Фаик: Город-завод. Вот и все, наверное.

Рауф: Хорошо ты охарактеризовал город!

Фаик: На самом деле, у нас есть красивые улицы. наш альбом пропитан именно ижевской атмосферой, я считаю. В нем чувствуется депрессивность наших треков, которая передается от серости города. У нас есть такое место — Радиозавод. Я когда туда прихожу, всегда Припять вспоминаю. Настолько все серое.



— Кто последний из Ижевска стрельнул?

Вместе: Burito, наверное.

Фаик: По факту в Ижевске сейчас много копий. Копий рэперов, которые сейчас популярны. Появляется рэпер, который матерится и так далее — все ижевские малолетки начинают его копировать.



— На сайте МУЗ-ТВ прочитал вот что: чтобы снять первый клип, вы пели в кафе. Правда?

Рауф: Мы пели в кафешке года два или три, да. Но не было такого, чтобы мы этим деньги на клип зарабатывали.

Фаик: Не знаю, зачем они это написали.



— Что сложного в такой работе?

Рауф: Неприятно, когда люди это не ценят. Проявляют неуважение, кричат, орут. Говорят: “Спой что-то нормальное”. Хотя у тебя работа — петь джаз.

Фаик: Можно сказать, что когда мы туда приходили, мы много занимались вокалом. Упражнялись. По три часа два раза в неделю.



— Это было достаточно давно, как я понимаю?

Фаик: С 2014 года по 2018.



— Вы же еще в школе учились?

Фаик: Да.



— Там знали, что вы музыканты? Вас поддерживали?

Рауф: Знали, но не поддерживали. Наоборот все были уверены, что мы фигней занимаемся. И у учителей даже были стереотипы, что мы ничего не добьемся.

Фаик: Мы плохо учились в школе, у меня в пятом классе чуть ли не девять двоек было. Я школу не любил. Там люди не думают о том, что человеку не нужна геометрия, что он может музыкой заниматься. А мы всю жизнь участвовали в конкурсах музыкальных, ездили на концерты. На самом деле, множество концертов отыграли. Короче, тратили всю жизнь на это.





А вот простой клип "Солнце" — с танцами на улицах Ижевска. Там показан тот самый Радиозавод, который "как Припять".




— Когда песни начали стрелять, учителя не писали? Не говорили: “Вы классные”?

Рауф: Их сыновья писали: “Молодцы, парни”.

Фаик: Завуч в школе нас ненавидела. А у ее сына была к нам ненависть. У нас знаешь, что было? С нашей школы писали, хотели петь какую-то песню на “Битве хоров”. А учитель сказал: “Не бывать здесь этой музыке никогда”.

Нас не любили. Была девушка в гимназии, которая постоянно говорила: “Вы думаете, вы чего-то добьетесь? Вы верите в это вообще?”. А мы всегда верили в то, что мечты сбываются. Хотя я бы не сказал, что то, где мы сейчас — это конечный итог нашей мечты. Интересно посмотреть на эту девочку сейчас и спросить у нее, что она может сказать.



— А какой конечный итог вашей мечты?

Фаик: Вообще, мы заметили, что современные музыканты не заморачиваются по поводу концертов вообще. Оделись в красивую одежду — и прыгают.



— Под плюс.

Фаик: Да. А мы весь прошлый тур под минус отыграли. 21 город! У нас даже не было запасного плюса с собой на флэшке. Сейчас хотим сделать еще качественнее. Я не знаю, будут ли это люди ценить сейчас, но когда-то ценили. То, что ставят шоу, танцы, историю целую на сцене рассказывают.

Рауф: А не просто прыгают и обливают водой.

Фаик: Хотим выстроить целую логику концерта, чтобы человек еще раз захотел прийти. Сейчас много артистов, которые не работают над собой — время, наверное, такое. Но я не понимаю, как можно прийти на концерт послушать человека, если у него просто нет вокальных данных. Когда ты приходил к Джексону на концерт, ты видел шоу. А сейчас всем пофиг, никто даже к такому не стремится.



— Вам вообще никто из нового поколения артистов не нравится?

Фаик: Почему, нравятся. Тот же самый Face. Мы не вдохновляемся им, не говорим, что его музыка эталонная. Просто прикольная.

Рауф: The Limba классный — это казахский артист. Скриптонит как музыкант крутой, у него текста нецензурные, но музыка отличная. Дорн, Корж.



— Кто из звезд вам уже респектанул?

Фаик: Мот написал. Баха нам респектовал. На самом деле, не знаю, как Рауф, но я чувствую, что многие артисты и издания к нам предвзято относятся. Я был удивлен, что вы нас позвали на интервью. Это приятно.



— Фаик, видел у тебя на стене несколько песен XXXTentacion. Расскажи, чем он тебя зацепил?

Фаик: Он — единственный за последнее время в западной музыке, который делал не херню. Мог сделать “Sad” или “Moonlight”, попсовые такие, чтобы аудитория какого-нибудь Lil Uzi Vert к нему пришла. А в дальнейшем двигать свои идеи. Он даже если и матерился в треках, херню говорил, но идеи же у него были хорошие — чтобы в мире победило добро и так далее. Он умел петь, офигенный флоу у него был. Я не знаю, кто еще так мог. Post Malone только, наверное, но тембр у него не такой приятный, как у XXXTentacion. Можно много об этом исполнителе говорить, он много для нас значит и очень нас вдохновляет.





Это 30-секундное видео — одновременно и очень трогательное посвящение Джасею Онфрою, и лучший отчет с концерта Рауфа и Фаика.




— Кто придумал заедающий хук в “Детстве” — который в начале на английском идет?

Фаик: А он не на английском! Это мы сами не знаем, какой язык.



— Птичий, называет такое Jah Khalib.

Фаик: Да, можно и так сказать. Я начал играть на фортепиано, сделал луп — и Рауфу сразу в голову пришла эта мелодия. Очень быстро написалась эта песня, минут 40.



— Смотрел видео, где вы говорите, что в продвижение альбома было вложено 1500 рублей. На что они были потрачены?

Рауф: В таргет.

Фаик: 900 рублей вложили в таргет, 600 рублей — в нативку. Есть паблики для девочек большие, вот на два поста в них раскинули. Через неделю видим: “Детство” в топе. Мы сразу понимали, что “Детство” будет самой хитовой песней.



— Песня стреляет, вы видите ее в топе — что дальше делаете?

Фаик: Радуемся! Мы смотрим: 62 место! Что? 50! Что? 40!

Рауф: “Они не обгонят Pharaoh”, — говорили нам.

Фаик: Но мы обогнали! Мы, если что, про топы Вк говорим сейчас. У нас основная аудитория слушателей — школьники от 11 до 18 лет, они все Вконтакте сидят.

Рауф: Я изначально не понимал, насколько мощный охват у того, что мы поднялись на первое место. Для меня это было “Ну топ и топ”. А то, что это охватывает всю Россию, я даже не представлял.

Фаик: У нас на YouTube все хорошо идет, а мы ведь даже ничего там не делаем! Год назад у нас было 300 подписчиков, а потом, за несколько месяцев дошло до 100 тысяч.





Чтобы оценить музыкальные скиллзы братьев, посмотрите live-версию "Детства". Это огромный хит 2018-го — у песни, залитой на YouTube, набралось под 100 миллионов прослушиваний.




— У вас есть СММ-щик?

Фаик: Нет. У нас промо было только Вконтакте, не было никаких договоренностей, что “Вот, двадцать такого-то числа мы везде альбом выкладываем”. Он сам разошелся и до сих пор расходится. Если смотреть, то у нас по 200 тысяч прослушиваний в день.

Дмитрий (издатель группы): Уже и Европа добирает. Они сейчас вышли в топы iTunes Болгарии и Германии.



— Делитесь опытом: тур на 21 город — как его пережить молодому артисту?

Рауф: Все зависит от комфорта. Если ты нормально спишь и ешь, то хоть 35 городов можно отъездить. У нас в начале тура все было некомфортно. Не выполнялись какие-то простые вещи. Каждый день были концерты — а тут очень важно, чтобы был перерыв.

Фаик: Было девять городов подряд. И нам покупали даже не купешку, чтобы сесть там и отключиться. Мы думали, ну, мы же простые, надо в плацкарте ехать. На боковом! У туалета! Ты понимаешь, что у тебя через 12 часов концерт, и не можешь уснуть. Мы ездили втроем: Айдар (наш менеджер), я и Рауф — и у всех троих разные боковушки, потому что организатор захотел 300 рублей сэкономить. Было очень много жесткого трэша.



— Вы терпели?

Фаик: Сначала да, потом поругались. Нас в Питере чуть не избили в клубе.

Айдар (тур-менеджер артистов): Произошел конфликт с организатором, у ребят накопились, они высказали претензии. Раз, другой, третий. В Питере это перешло все грани, люди на сцену лезли с ними фоткаться. А охраны не было, стоял один 16-летний пацан на тысячу человек. Парни начали ругаться с организатором, и здесь же оказался владелец заведения. Он начал лезть в разговор. Мы спрашиваем: “Ты кто?”. “Я владелец”. Начал на Рауфа повышать голос, Рауф в ответ повысил голос. Он обиделся, ушел, а потом мы случайно разбили микрофон, пришел охранник такой, по понятиям, в кожанке. В итоге мы утром узнали, что наш организатор заплатил сумму денег, чтобы ребят не трогали.



— Что вам надо сделать в 2019, чтобы переплюнуть достижения 2018-го?

Фаик: Будет тур второй и второй альбом. Мы прокачались за 2018 год, много шишек набили. Второй тур будет лучше, на концертах будет делать шоу. Прокачались по саунду, по аранжировкам.






"Вечера" — еще одна хитовая песня с прошлогоднего альбома.




— Пока мы разговариваем, вы несколько раз давали понять, что когда артист в песне матерится, это некруто. Вы против?

Фаик: Не сказать, что против. Я тоже матерюсь, не спорю. Но когда 12-13 летние школьники поют песню Face, тебе так стремно.



— Будете еще петь на английском?

Фаик: Да. Просто того, как мы выпустили альбом, у нас пошел конвейер. Рабочий, в смысле: мы сняли клип “Я люблю тебя”, поехали в Ижевск, готовились к туру, потом три недели в Москве, когда мы каждый день что-то делали. Потом тур. Мы приехали в начале января, стали заниматься другими делами. Мы же не хотим идти ни под какой менеджмент, куда нас зовут. Хотим достигнуть всего своей командой.

Но из-за этого нам приходится решать много вопросов, не связанных с творчеством. Сейчас вот сделали наконец второй альбом.



— Долго его писали?

Фаик: Очень быстро — всего три недели. Каждый день делали по песне, без перерыва этим занимались. Даже впадали в некоторую депрессию, потому что было очень мало времени, а хотелось сделать хорошо. Сейчас отправляемся в тур, а 28 еще Stadium в Москве, потом в Питере А2.




Новый альбом забирайте здесь. Или просто включите песню "Из-за тебя" — она кажется на нем главным хитом.




— Тяжело в таком ритме находиться?

Фаик: Злят тупые люди. А если нормальный организатор, если все выполняют свои задачи — даже когда на концерте стойку приносят — если все эти мелочи нормально выполняются, тогда хорошо. А я очень эмоциональный человек, у меня от такого падает настроение сразу. Наверное, надо проще к этому относиться.



— Я подозреваю, что предложений взять вас на менеджмент было очень-очень много. Какие суммы фигурировали?

Фаик: До 20 миллионов. Но не в этом же дело. Они убьют наше творчество. Зачем идти туда, где нам будут говорить: “Надо делать песни”. Ну не идет сегодня у меня — не буду писать!

Рауф: Это не значит, что ты должен большую часть времени сидеть и ныть: “У меня нет вдохновения”. Так ты альбом не напишешь.

Фаик: Но когда ты понимаешь, что сегодня не идет, лучше пойти чем-то другим заняться.



— Сейчас у вас большая команда?

Фаик: Человек 10, включая, например, дизайнера, который нам фоточки делает. На самом деле, сейчас прибавляется обязанностей, надо их как-то по-другому распределять.



— Тяжело, когда все сам?

Фаик: Очень! Это тоже убивает творчество. Мы обосновались в нашей студии, пишем музыку. А когда там много людей, некоторые из них приходят и просто тусуются. Это не дает ни музыку писать, ни работой заниматься.



— Как это исправить?

Рауф: Терпение и оптимизм!

Фаик: Рауф умеет сказать все, что нужно, в три слова!



comments powered by Disqus
20-летний музыкант прошел путь от ютубера с 41 подписчиком до продюсера, создавшего фирменный звук Моргенштерна.
Скандалы, анонсы новых альбомов, стендап и двуличность коллег — в новом выпуске вашей любимой рубрики артисты обсуждают все это и не только.
Она объясняет, что сделала это по ошибке. Пользовательницы твиттера поддержали ее, запустив хештег #BoobsOutForCardi, под которым выкладывают свои фото.