Тексты
Интервью: Андрей Недашковский

"Наша индустрия построена на лицемерии": Soda Luv — про новый альбом, товар Кизару и цензуру

Большое интервью

Новый альбом Soda Luv "Ничего лишнего 2" вышел 25 ноября. Слушайте его эксклюзивно в VK Музыке



— Как сгонял на рэп-фестиваль Rolling Loud в Португалию?

— Охуенно! Адаптироваться к климату сложно, разве что: жара такая, что не рекомендуют на улицу выходить до шести вечера. Постоянно нужно мазаться кремом. Но у нас все равно постоянные активитиз были, мы жестко напаленные в пинг-понг играли, мячик пинали, в бассейне купались. Прикольная компания подобралась: OG Buda, Magnum Opus, Джарахов, Леха Рожков, Marcelo Miracles потом еще подтянулся, ну и девчонки.

Фестиваль в этом году неоднократно переносили. Из-за этого организация пострадала. У нас были випки, естественно, но при этом разницы между випкой и обычным тикетом никакой. Люди что так, что так проходили, все постоянно кучно в одном месте тусовались, жесткие давки. Я никогда не видел столько людей на одном мероприятии.

Если живешь в России и активно занимаешься спортом, выглядишь прилично и думаешь: “Вот я молодец”, то когда приезжаешь в Европу… Ты просто ничтожеством себя чувствуешь. Вокруг тебя ходят все поголовно ебалаи вкачанные. Я клянусь: за все время, что я был там, я не увидел жирных или слишком худых людей. Все гориллы здоровые! Это мощно побуждает тебя ебашить, когда возвращаешься на родину.



— Чьи выступления посмотрел?

— Не самых пока известных типов вроде Bktharula и Ken Carson, много кого еще, просто потому что мы не успевали доползти от виллы до пляжа, где проходил фест.

Потому что просыпаясь в этом климате, — еще и когда-то жестко хапаешь с утреца и выходишь на это ебнутое солнце… Я боялся, что у меня реально инфаркт случится. Но я уже четыре месяца на чистом, даже не курю.

Но обязательную программу я всю посетил. Из моих фаворитов выступали Lil Uzi Vert, Playboi Carti, J. Cole, Future. Но суть в том, что каждый из хедлайнеров выходил на сцену в 11 вечера. А если ты в 40-градусную жару хапаешь весь день, плюс весь день на ногах и передвигаешься по песку, ты умираешь уже к вечеру. Сил нет ни на что. Но я все равно пересиливал себя: ждал, глаза слипались, уже все начинало двоиться. В полной мере впитать экспириенс в таком состоянии, конечно, нельзя.

Еще немаловажная деталь: как только хедлайнер уходил со сцены, этот миллион людей сразу же вываливает в город. Партимао — маленький городок, в даты феста не было не одного свободного гостиничного номера.

В один из дней мы остались на улице всю ночь с Джараховым и девчонкой, потому что не успели заказать такси. Часа три просто ебланили, стопали каждую машину. Я готов был уже на траву лечь и уснуть. Из-за этого пропустил приличную часть сета Future, потому что понимал, что если сейчас не съебусь и не закажу тачку, то будут проблемы.



— Что самое странное произошло за всю поездку?

— Встреча с Trippie Redd в рестике. Он отметил нас в сторьке даже. Мы были счастливы как дети.

Это случайно произошло. Нас знакомые, которые там уже сидели, позвали. Они же сказали, что там Триппи с типами кушают. Мы сразу прилетели. Ну это другая лига: все сидят на жестком дрипе, есть отдельный стол для их девчонок. Смотришь и думаешь: вот это жизнь!





— Ты же там еще и с Kizaru пересекся, верно?

— Было дело. Мы с Олегом ни разу не виделись до этого. Я знал, что он прилетит, мы списывались.

Было смешно: он стоит, общается с девчонками нашими, я подхожу к нему и сзади такой похлопываю по плечу. Он поворачивается — и мы просто пару секунд друг на друга выжидающе смотрим, а потом уже обнимаемся. Максимально на дружеском. Общение в сети и в жизни — это очень разные вещи. Он хоть меня и не игнорит, мы общаемся в соцсетях, но в жизни как-то вообще по-другому все — гораздо теплее, гораздо приятнее. “Ого ты типок!” — “Ну ты так-то тоже нихуя себе тип!”.

У него там есть типочки, которые делают свой товар, скажем так. И мы потом с Олегом снова на пляже встретились, он мне подогнал зипку просто охуевшей хуйни. Я на следующий день был просто прибитым, глаза как у шарпея. Я ему снимаю видос: “Ну нихуя себе!” И Олег такой: “Ну вот, хотя бы нахапал”. От души, круто было. Надеюсь, в ближайшее время удастся в Европу полететь и снова пересечься.



— Что за факап у тебя был с обратным рейсом?

— Каждый второй самолет отменялся по каким-то причинам. Мы с Джараховым с раннего утра и до позднего вечера просидели в аэропорту. Повезло, на ночь свободный номер в отеле найти.

У меня с собой был мешок, я каждые 10 минут отходил роллиться у аэропорта, слюнявил на автобусной остановке. Так и прошел день. Следующий — в таком же режиме, но уже полегче. Я просто смирился с ситуацией и с самого утра пошел бухать джин. Весь день! И в самолете продолжил. А у Эльдара [Джарахова] в ночь, — как раз, когда мы летели, — была днюха. И мы с аэропорта как начали бухать — так до посадки и продолжали. Я не пьющий человек, но ситуация такая, что я себе позволил.



— Ты в этом году выпустил два удивительно разных альбома — "Native Strangers" и вот теперь "Ничего личного 2". В этом контексте я выписал твою старую цитату: "Стиль — это рамки, которые ты сам себе ставишь. Поэтому я просто пишу музыку со вкусом. Становлюсь безликим за счет бешеного разнообразия". Разве узнаваемый стиль — это не важно?

— Аутентизм, айдентика — это то, чем должен обладать признанный, заслуженный артист. Это придет со временем, думаю. А пока я просто кормлю свои амбиции. Я люблю музыку во всем ее разнообразии. Поэтому не ограничиваю себя: сегодня — рэп, завтра — шугейз, послезавтра — дэткор, на следующей неделе — R&B, через месяц — кантри. Я хочу попробовать себя в каждом амплуа, чтобы в конце прийти к чему-то своему, замиксовать и вывести что-то уникальное.

Мы сидели на днях с Navai. Он как раз говорил, что ошибка большинства исполнителей состоит в том, что они меняют стиль — и поэтому люди не воспринимают новых решений. Они хотят одного, а ты даешь им другое. Это люди — им всегда нужно говорить, что им нравится, и давать то, чего они хотят. Но я не из таких.

Я в первую очередь, пишу музыку для себя, потому что не могу без этого. Я каждый день благодарю за это судьбу. Каждую ночь перед сном я лежу и говорю: "Спасибо за то, что у меня есть". Осаживаю себя всякий раз, когда появляется какая-то микрозависть к другим.



— Кому ты завидовал?

— Ну в этом мире только Дрейку стоит завидовать (смеется). Да хуй знает. Зависть — это не всегда плохо. Ницше ведь говорил, что зависть — сила, дающая человеку возможность превзойти себя.

Я не завидую деньгам. Я завидую, когда вижу счастливых людей, у которых все хорошо в семье. У которых есть мама и папа. Вот тогда я думаю: "Это охуенно". Или когда я вижу, как кроха-дочка Лехи Seemee радуется, когда он приезжает.

Мы в Питере недавно были, гуляли с ней, я игрушки дарил. Действительно чувствовал белую зависть: "Как же им круто!" Вот таким вещам я могу завидовать — крепкой дружбе, завидую скорее social ties, чем материальной стороне.



— При этом на вопрос "Чего ты больше всего боишься?", ты отвечал: "Остаться собой".

— А что такое "ты"? Когда это "ты"?

Ты общаешься со мной, но при этом не видишь моих каждодневных изменений. Того, как я работаю над собой. Поэтому ты составляешь мнение о моем "я" в моменте. Не воспринимаешь человека как "процесс".

А теперь возьми условного Курта Кобейна, у которого вся жизнь задокументирована. Его будто повсюду сопровождал [оператор] Леха Новиков. Есть даже видосы, где он с Кортни Лав в ванне купается. Оператор уже, наверное, такой: "Ребят, может, я пойду?" Каждый момент жизни зафиксирован. Ты можешь реально видеть, как человек менялся и что с ним происходило. Я-то такую летопись дней не веду. Мои песни — вот основные отпечатки, по которым можно будет составить какой-то портрет меня.





— Как думаешь, какой портрет тебя можно составить по альбому "Ничего личного 2"? Хотя в названии альбома уже содержится ответ на этот вопрос.

— Вооот, хорош! Люди-то додумывают, что это в значении: "Не обессудь". Типа "Трахнул твою телку, сорри, ничего личного", — но это только один смысловой оттенок. Я буквально с порога подтверждаю, что на этом релизе ничего личного нет. Просто грязюка, которую любят люди.

Это максимально коммерческий релиз, я это прекрасно знаю. Мне такой был нужен, чтобы немножко свое эго подпитать. Потому что я слишком уж ушел в эксперименты. Слишком много времени посвящал себе. Есть ведь ответственность перед фанатами, которым такое нравится. Я им, конечно, могу сказать: "Ничего личного, мне похуй", но при этом я все равно не забываю, что фанбаза любого артиста — это основа всего.

Я за то, чтобы все кайфовали. Я покайфовал, выпустив сначала то, что мне было важно, [альбом "Native Strangers"]. А сейчас делаю релизик, чтобы ребят порадовать. Мне впадлу, что ли?



— А тебе самому приятно, что коммерческий рэп сегодня выглядит именно так?

— У нас просто индустрия на нулевом уровне. Ну, может, не совсем на нулевом, немножко поднялись. (пауза) После "Банданы", конечно же (смеется). Люди не умеют слушать. Есть и обратные случаи: у себя в телеге я всегда читаю комментарии, и если мне нравится чья-то мысль, я ему пишу типа: "Хорошо рассуждаешь, респект". Дело в том, что на Западе актуально и популярно со времен еще как Kid Cudi начал делать сенсуальный рэпчик, не стесняться говорить о своих чувствах и романтических эмоциях, потом Канье подхватил, Дрейк, ну и пошло-поехало — и у них никто не боится озвучивать свои мысли настоящие. То, что их действительно волнует.

Бро, без пизды, кроме моего релиза "Native Strangers", я считаю, что за последнее десятилетие в рэпе не было ничего искреннего вообще.

Да, я жестко округляю, может, но бля… Назови мне релиз, где действительно ты слышишь, что чел переживает, рассуждает на какую-то тему и делится нутром. Я в этом ключе даже Скриптонита не могу назвать.

Это как с живописью: есть художники, которые любят мазками хуярить, оставляя публику расшифровывать, что имелось в виду. А я вот из тех, кто любит выдрачивать штрихи, возиться с деталями.

Даже у Фараона прежнее творчество было куда более детальным. Можно было услышать какие-то мысли, понять, что у него в голове и из-за чего он переживает, что ему не нравится в людях. А сейчас все какое-то мыльное, размытые категории непонятные. Если пишут про любовь, то-то шаблонами.

Чел, если ты пишешь про любовь, то напиши действительно, что тебя ебет. Не нужно выдумывать какие-то пиздец метафоры. Простота — не значит плохо.

Есть британский исполнитель Dave, слушаю его уже пару лет. Он давно прописался в топ-чартах Англии, сильнейший тип. При этом он всегда говорит по существу. У него есть по-настоящему лютые строчки. "Ты бы обоссал весь туалет, зная, что твоя мать будет там убираться?", что-то такое. Если он читает про любовь, то ты слушаешь его и думаешь: "Бля, реально этот чел in love". Если слушаешь его социальные тречки, то у тебя мурашки по коже начинают бегать от того, что ты узнаешь, как там живут люди.

Музыка должна задевать, и меня пиздец как бесит цензура. Это одна из причин, по которым я бы хотел куда-то съебаться. Но я свою страну люблю. И, попутешествовав какое-то время, я понимаю, что так комфортно, как в России — и конкретно в Москве — хуй где так комфортно можно жить. Даже несмотря на какие-то ущемления.



— Я неоднократно слышал, как усложнилось цензурирование со стороны дистрибьюторов.

— О, это вообще пиздец. Мы выгрузили альбом. Там на обложке были иконки. И тут мне говорят, что нельзя слово "секс" показывать на обложке. Только если зацензурить звездочками. "В каждой строчке только точки после буквы "эс".

Еще приколи: нельзя использовать слово "секс", но можно "абьюз". Круто? Круто! Я же Soda Luv! Я же женщин принижаю, ты не знал? (смеется)

Мат нельзя использовать в названии треков. Ничего нельзя. Даже кровь в клипах показывать, потому что ютуб жестко сейчас выебывается. Используешь футаж крови? Площадка не пустит тебя в рекомендации.

У нас в стране запрещают говорить про наркотики? Чуваки, но это жизнь! И в ней присутствуют наркотики. И что теперь? Даже в негативной коннотации, получается, невозможно о них говорить, просто все делаем вид, что проблемы не существует.







— Меня насмешил момент на альбоме, где девчонка просит, чтобы ты ее сфоткал во время секса, а ты ей отвечаешь: "Прости, малая, не могу, это аморально и вообще хуево по отношению к женскому сообществу".

— Меня же начали жестко отменять за то, что я снимал девушек во время секса. Но я ведь делал это — и до сих пор это делаю — только по обоюдному согласию. И что теперь? Вас как это ебать должно?

Все рекламодатели, которые читают это интервью, идите нахуй. Я знаю, что когда у меня будут цифры, вы придете ко мне сами. Это работает только так. Это лицемерная хуйня. Я буду Канье Уэстом в России в этом плане.

Наша индустрия построена на лицемерии. Это всегда так работает: кому-то что-то выгодно, у кого-то больше влияния, и работать это будет так, как выгодно этой компании. Заебало меня это.



— Ты хочешь сказать, что то, что происходит сейчас с Канье, — это последствия лицемерия индустрии?

— В случае с Канье там не так все однозначно (смеется). Я, например, очень сдержанный человек. И живу в том социуме, где сначала лучше подумать, а потом уже сказать. Хотя и у меня не всегда получается.

А Канье, что бы он ни говорил, меня вдохновляет тем, что он не приемлет дизреспекта. Он знает, кто он такой, и не боится сказать то, что идет вразрез с мнением большинства. Это круто. Как у Басты в треке было: "Чтобы говорить правду, нужна смелость, а не талант".



— То есть Канье говорит правду?

— Хуй знает, что он там говорит по поводу евреев и прочего. Не лезу я в эту антисемитскую херню. У меня есть кореша евреи, у меня есть девочки еврейки, я их очень люблю и уважаю. Кто мы такие в плане понимания того, как и что устроено? Канье Уэст за свои годы, работая со всеми топами и суетясь во всех этих кругах, всяко получше нас знает, что и как. Может, все так и есть, как он говорит. Это как масонов обсуждать.



— Потому ведь и запускается механизм отмены в его отношении. Его взгляды несут вред, потому что публика, воспринимая его как влиятельного человека, который "больше нашего знает", хотя несет он дремучую антисемитскую чушь, может в это поверить и распространять эти взгляды дальше.

— Я не согласен с некоторыми его словами. Например, с тем, что он говорил про смерть Джорджа Флойда. Тут он уже борщанул. Скорее на эмоциях биполярных говорил.

Мне просто кажется, что люди по-тупому отреагировали, когда он надел кофту с лозунгом "White Lives Matter". Это же не значит, что черные жизни обесцениваются при этом. Это очевидный посыл, что любая жизнь ценна. Это не расистская хуйня, а антирасисткая. Легче самому себе в рот дать, чем это все мусолить и осмыслять.



— Важно проговорить, что Канье называл движение Black Lives Matter — скамом. Писал в соцсетях, что это афера. Не надо додумывать про его широту взглядов и человеколюбие.

— Базара нет, согласен. Его право так рассуждать. Но что об этом могу сказать я, белый тип из России?



— Канье в 2022 году — псих или нет?

— А кого в 2022 году можно назвать нормальным человеком?



— Ты сказал, что артисты не могут красивую песню о любви написать. А назови топ песен о любви в русском рэпе.

— Lissen2 "Два билета", Гуф "Ice Baby", Krec "Нежность" и Рем Дигга "Шмарина". Еще мне нравится, как Майотик про любовь делает, трек "Снег" у него крутой.



— Твоя цитата: "В России слово "фрешмен" — лицемерие, потому что в РФ отсталые слушатели".

— Слушатели — эгоцентристы ебаные, да. Они не признают права артиста на рост. Люди, которые думают, что им кто-то что-то должен.



— Но ты ведь говоришь, что альбом "Ничего личного 2" как раз для них записан.

— Ну так блин, их деньги я люблю (смеюсь). И деньги любят меня. Все взаимно.







— Ты замечаешь свое влияние на начинающих артистов, которые шлют тебе демки в личку?

— Конечно, бро. Хах! Просто сотни людей, которые с копирки с копирки с копирки, кидают что-то. Они даже не понимают, о чем они читают. Я ничего плохого в этом не вижу. Если у человека эмпатия присутствует, он может, не замечая, перенимать твои жесты, слова, поведенческие моменты. С музыкой — так же.

Я просто понимаю, что сколько бы ты моих треков не спиздил — 10, 20, 30, — ты никогда не сделаешь так же круто, как я. Если я тебе буду гострайтить, ты не станешь таким же крутым, как я. Чел, я дам тебе свои биты и текста, но ты не станешь таким крутым, как я.



— Тогда мне интересно спросить у тебя про трек "Я люблю разных сучек". В сети сразу после появления сниппета тебя обвинили в плагиате.

— Ты про трек Shoreline Mafia? Ну смотри: Drake читает про то, что ебет телок, Future читает про то, что ебет телок, Shoreline Mafia читает, — ну то есть читала, — про то, что ебет телок. А мне что мешает? Я что, не ебу телок или что?



— Но есть схожесть на уровне ритмики, мелодии.

— Если сравнить два трека — "Bitches" и мой — у них нет ничего общего. Это абсолютно разные треки.

Вы думаете, Soda Luv — долбоеб какой-то? Вот я люблю творчество 42 Dugg. И у него есть трек "Habit". И "Сучки" изначально — референс к треку "Habit". Это не Shoreline Mafia. Если я сейчас открою проект, то увидишь, что бит даже называется "Habit".

Бро, Big Baby Tape делает точно так же — ну и круто, мне нравится, как у него это получается. Он просто берет какие-то прикольные моменты, миксит их — и получается прикольный трек. И так делают все. Все! Из тех, у кого мозги на месте и присутствует наслушанность.

Это про вдохновение, а не про байт. Я в треке рассказал о том, что люблю разных девушек. То есть только хук по задумке похож на "Bitches" — ритмический рисунок другой, флоу другой, BPM другой.

Я знаю, что когда этот трек выйдет, люди буду кайфовать от него. А я буду зарабатывать деньги — и тоже кайфовать.



— Ты читаешь на альбоме о том, что подтягиваешь в индустрию новых ребят. И что половина индустрии уже копирует артиста Friendly Thug 52 NGG.

— Я не жадный на клаут, хотя не могу назвать себя каким-то "старшим". Просто Саню [Friendly Thug] знаю уже очень много лет. Мы записывались на одной студии в Питере. Ему тогда, кажется, было 15 лет. Никнейм был другой. Я был, наверное, первым человеком, который начал его активно репостить. Потом у меня пацаны послушали, особенно его творчество заценил Yungway.

Мне пиздец нравится музло Тага, мне безумно приятно, что он сейчас получает то, что я когда-то получал. Проходит через эти этапы. Ведь наблюдая за тем, как его все зовут куда-то выступать, я вспоминаю, как у меня происходил рост популярности. У меня все будто стерлось: помню только самое начало — и текущий момент. Это дает мне сейчас возможность пережить свой путь снова, просто наблюдая за Friendly Thug. Я им горжусь. Рад, что человек, с которым я до сих пор поддерживаю отношения, в отличие от многих, с кем я общался в Питере, не пошел на поводу у других и не стал заниматься хуйней.



— Почему он крутой?

— Саня? Потому что не выдумывает лишнего и простыми словами все доносит. Мне нравится рэп — Vince Staples, Isaiah Rashad, вот такие чуваки. И вот у Санька слышно их влияние. Как, скажем, и у другого молодого чела Hugo Loud.

Кто-то сейчас, наверное, подумает, что Friendly Thug чисто в рамках весткост-рэпа двигаться будет, но нет. Он максимально разносторонний. Я-то знаю, чем он раньше вдохновлялся и какую музыку может писать. Я знаю, что у него огромный потенциал и что он не завянет в течение года.

В свой адрес еще года с 2019-го я слышу фразы типа: "Еще полгода-год — и чел стухнет". Челы, сейчас 2022-й, и мой релиз, который сейчас выходит, выебет всех. Реально. В плане музла. В плане того, как я подаю. Как читаю. Хуй знает, кто так делает и кто может сделать пизже.

Санек, кстати, должен залететь на один из треков делюкс-версии "Ничего личного 2".







— На альбоме очень яркий выход у Hood Rich Luka.

— Очень угарный чел. Вот есть типы, которые ходят такие: "Да я вообще всех ебу, я лучший, я — то, я — это", а Лука понимает, что ему нужно и где взять клаут. Он не скрывает никаких намерений. Мне нравится его энергетика в треках, когда он жестко что-то там накидывает. Он делает стильно, как мало кто может. Особенно сейчас, когда популярным стал glo. Ничего личного, но я кринжую жестко с типов, которые делают мелодичный glo.



— Это же стайл, который популяризовал Chief Keef и чикагская волна, так?

— Fredo Santana — это же дрилл? Но при этом и glo, по сути. Сантана — это агрессивный жесткий дрилл, неотесанный. А у Чиф Кифра многие тречки — с тюнчиком, мелодичные. Именно это сейчас называют glo. У него это очень круто звучит. Но когда в России просто берут трек Chief Keef и под чистую слизывают… That’s the shit I don’t like. Это уже не Soda Luv, который взял трек "Bitches", скрестил его с треком "Habit" — и получился разъеб. Это уже какая-то вторичная фигня.



— Ты кринжанул с альбома Lovv66?

— Да. Жестко. Не буду скрывать. И ему об этом говорил. Но все равно поддержал, потому что это мой тип.



— Как получился ваш коннект с V9?

— Он первый мне написал, респектнул — причем за трек "23" с альбома "Native Strangers". Я вообще охуел.

Мне нравится с ним общаться. Он такой, европейский негр, не американский, не ленивый. Вот с YN Jay мы добивали наш трек где-то полгода. Я уже сам ему маякнул: "Бро, я альбом уже дропаю. Если хочешь залетать — закидывай. Не хочешь — похуй". Он мне через два часа все скинул. Но мы с ним не особенно общались за какие-то культурные особенности его местности. А у V9 я про всякое спрашивал. Говорю: "Бро, а белые типы в Лондоне могут говорить n-word, если они кореша с черным?" Он говорит: "Нет, чувак, белым так делать нельзя. Но ты со стариной нигга-найном на фите, поэтому можешь в треке — и при мне, и при моих типах — говорить это слово". Йеее!

Он мне должен был прислать свой куплет в условленный день, но проебался. Я ему пишу, спрашиваю, готово ли у него что-то, и он мне отвечает: "Брат, сорян, вчера умер опп и мы праздновали его смерть. Не смог из-за этого записаться". Угарнул жестко. Нравятся мне такие приколы.



— Альбом "Native Strangers", как по мне, один из лучших релизов рурэпа-2022. Альбом, записанный будто бы для себя, без коммерческих ожиданий. Когда ты его задумал?

— Я написал и записал его за один месяц. Большую часть работы мы провели со Степаном Osa, когда писали продакшн. Для некоторых треков мы переписывали по 10 вариантов битов — и под каждый трек я потом перезаписывал свою партию.

У меня изначально все треки были записаны на бесплатные биты с ютуба. Думал, быстренько их переписать и дропнуть такой максимально сырой альбом демок.

Вот все говорят: "В русской музыке нет преемственности поколений". Так вы, долбоебы старые, сами же и виноваты.

Трек "23" изначально был записан под сэмпл "Я теряю корни". Я респектую Паше Артемьеву, я респектую Корням, почти всей эстраде нулевых. И там в первой версии не было автотюна — ударка Канье Уэста и сэмпл с Корней, — но я не смог это выпустить. Потому что правообладатели спят и видят, как бы поиметь бабок. С ними невозможно договориться. Я не считаю, что "23" — какой-то пошлый трек или трек, дискредитирующий авторов оригинала. "Что там, маты? Нет, значит, нельзя использовать нашу музыку". Ну и идите нахуй! В телеграм-канале запощу, может, — и хуй вы мне что скажете.







— Все ждали, что после 24 февраля возникнет запрос на серьезный рэп. Что людей будет волновать другое. Ты тоже это прочувствовал, когда делал "Native Strangers"?

— Бро, еще в прошлом году у Басты на шоу "MC Taxi" я говорил, что меня заебало говорить не по существу. Мне просто захотелось взять осязаемое — и дать его в аудиоформате людям. Заебала эта вода в треках, никакой фантазии у людей. Никакой правды. Захотелось хотя бы своей поделиться. Абсолютно не ожидая, что кто-то это со мной разделит.

Но в итоге мне никогда столько не писали и не благодарили, как за этот альбом. Девочка приехала ко мне из другого города, чтобы сказать спасибо за то, что "Native Strangers" спас ее от суицида. Сотни людей пишут, что я спас их от суицида. Сотни пишут, что эта музыка помогла им в трудные моменты, связанные с семьей, либо отношениями. Это и есть та ценность, которую для меня представляет данный релиз.

Я сразу говорил, что не рассчитывал на коммерческий успех этого альбома, хотя в нем есть довольно-таки коммерческий трек "Да". Не знаю, почему он так и не завирусился. Думал, у него бешеный потенциал.

Я жду куплет от Василия Михайловича Вакуленко, куплет от Феди Федука — и выпускаю альбом на виниле. Не знаю пока, когда получится его выпустить, правда. Надо сначала отработать "Ничего личного 2", чтоб не наслаивались релизы друг на друга.

К этому релизу я выпустил лимитированный мерч, чтобы пожертвовать деньги в разные фонды. То есть этот релиз не закончился тем, что он появился на площадках. Я хочу сделать череду благотворительных ивентов, лайвы с живой аранжировкой. Просто надо найти для этого время. Тогда до тех, кто не выкупил этот альбом, наконец-то дойдет.



— Что тебе писали, когда он вышел?

— Многие сразу поняли, что это самый топовый релиз года. В плане искренности, сути, стихов, подачи. Кто бы что ни говорил про шестиэтажные рифмы, только у Soda Luv такие есть. Ни у кого из современных актуальных исполнителей такого не слышал. У Майота, кстати, мне нравятся рифмоконструкции в певучих треках, они порой там очень сложные.



— Кто-то из старичков респектовал за него?

— Все, с кем я общаюсь: Крипл, Brick Bazuka, Казян, Pastor Napas, Брутто.

Брутто — это единственный фит на этом альбоме. В том, что касается панчей, он реально дает это людям. Помню, когда он послушал альбом, написал: "Мужик, ну это пиздец, очень сильный релиз". Его мнение для меня важнее мнения хейтеров.



— Ты сразу заценил эту литературность Каспийских или понадобилось время?

— Не буду пиздеть, не сразу. Я узнал про Каспийских с "Табора уходит в небо". Тогда я слушал рэп, но это было что-то более провокационное типа Rap Wojska, СД, Жека Кто Там, Тбили Теплый. Тогда я не видел прикола в рэпе, связанном с зоновскими штуками. Только со временем понял, что это лишь внешняя оболочка, а весь кайф там в деталях и в том, как они описаны.

Время от времени важно проводить для себя ликбез и ознакамливаться с дискографиями чуваков. У меня так еще было со Словетским. Я был о нем наслышан, знал трек "Москва", но особо не цепляло. А потом, став постарше, я переслушал и офигел, какой он псих, как по-отцовски разваливает.



— Ты выступал с песнями "Native Strangers"?

— Ни разу.



— На "Native Strangers" ты обращаешься к младшему брату. Как ему этот альбом?

— Он не слушает музыку вообще и не слышал этот релиз.

Несмотря на то, что я Soda Luv, который, может, казалось бы, сказать, что угодно и который ничего не боится, самые простые слова иногда произносить сложнее всего.

Мне вот очень неудобно перед младшим братом за то, что когда мы росли вместе, я относился к нему как к какому-то пиздюку. Как долбоеб себя вел. Мог бабки у него накопленные спиздить. По сути, с тех пор, как мне исполнилось 17 и я ушел из дома, брат в моем сознании законсервировался как вот тот младенец. Маленький мальчик, которому лет 8-10. Сейчас, когда мы общаемся, я понимаю, что это уже совсем другой человек. Он взрослеет. Он мой “родной незнакомец”. Несмотря на то, что он мой брат, я вообще не знаю, что это за человек. И мне обидно из-за этого.

Обидно, что я проебал много времени. Это было нужно для того, чтобы обеспечить семью. Чтобы тому же брату дать возможности. Я временами подогреваю его, новую технику какую-то покупаю. Это то минимальное, что я могу дать.

Мы общаемся только письменно. Он очень скрытный чел. Лютый программист. Я ему написал огромное письмо, в котором просил у него прощения, высказывал, что чувствую. Я прям жестко рыдал, когда его писал. И мне стало полегче.



— Что он ответил?

— Он написал, что охуел от такого. Сказал, что не винит меня ни в чем. Что мне не стоит переживать.



— Насчет того, что самые сложные вещи проговариваются просто. На "Native Strangers" есть строчка о том, ты попросил девушку сделать аборт. Почему ты захотел это сказать?

— Потому что последние пару лет мне хочется завести ребенка. И когда писал этот трек, я представлял, что если бы я поступил иначе, рядом со мной был бы уже полноценный говорящий и мыслящий человек. Если бы в нужный момент у меня были необходимые возможности и люди рядом!

Но нельзя одновременно и рыбку съесть, и на хуй сесть. Мы должны чем-то жертвовать. Но всему свое время. Любые травмы, которые есть, нужно проработать, тогда они дадут тебе сил, чтобы пережить другие потрясения и сделать свою жизнь лучше.



— Ты же ходил в банк спермы.

— Да-да. Я же понимаю, что не молодею. И что не бессмертный. Вдруг я завтра умру? Эта репродуктивная хуйня сможет меня продолжить.



— Сорри за нелепый вопрос: как это происходит? Как в фильмах? Заводят в комнату, дают стаканчик — и все?

— Ох… Ты заходишь в комнатку, которая выглядит, как общественный туалет где-то в периферии. Коричневая плитка на стенах, телевизор старый висит, и не знаю, почему, но я еле смог найти там порнуху, где девочку пялят в вагину, а не в очко. Там только анал. Я вообще не выкупил этот прикол. Еще такой интерфейс, как на фоторамке с менюшкой: выбираешь видос, посидел, сдал.



— Тебе никто не говорил: "Влад, может, лучше рефрен со словами "Стрельба, убийства, стрельба, убийства" в 2022 году убрать?"

— Много кто так говорит. Кстати, этот трек — бит и хук — почти подчистую спизжен у исполнителя Zelly Ocho. Я считаю, что на русском это охуенно звучит. Там поется: "На пути за деньгами, на пути за деньгами / Стрельба, убийства. Стрельба, убийства". Я же говорю не про свой путь. Это то, как дела в мире обстояли всегда. Люди убивали, чтобы становиться богаче. Ты же не только при помощи пистолета можешь кого-нибудь убить. Можно загнобить и при помощи слова, обделить какие-то массы людей, тем самым их убив в далекой перспективе и получив выгоду. То есть это еще и социальный бэнгер. Не хочу говорить про политику и лезть в эту хуйню, но ты понимаешь, о чем я.


— Твое нежелание это делать порой приводит к странным моментам. Например, Ивлеева у тебя спрашивает: "Как тебе жить в новой реальности?", — а ты, очевидно избегая темы политики, отвечаешь ей: "Очень тоскую по тиктоку". Это выглядит и звучит дико.

— Я эмпатичный человек. Я очевидно не могу игнорировать такие вещи. Переживаю. Но при этом понимаю, что за моими телодвижениями и моей речью кто-то следит даже пристальнее, чем я сам. Поэтому я просто хочу… Даже не знаю, как сформулировать. Я просто хочу жить свою жизнь. Не думаю, что даже уехав жить в Америку, я бы кого-то начал жестко хуесосить, читать про политику, что-то такое. Это не мое. Я в этом мире появился с другой целью.



— А как же твои слова, что если чего-то боишься, то нужно идти этому навстречу?

— Так я и иду в каком-то плане навстречу. Я же написал трек "Стрельба, убийства". Бро, проснись!



— Давно хотел у тебя спросить, почему на обложке "Roomination" ты повторил работу Гойи "Сон разума рождает чудовищ"?

— Потому что это максимально отражало мое состояние в тот момент.

Такая обложка и отсылка — это мое решение, как и все, что касается творчества. Работа Гойи — это же про воображение и образы, которые приходят к нам во сне. Речь не об аффирмациях, но мы все же сами создаем свою реальность. И мы можем насоздавать себе чудовищ, и потом петь песни, как Рианна.

Это круто наслаивалось на второй референс, сериал "Эксперименты Лэйн". Для промовидоса, предварявшего альбома, я целиком скопировал комнату Лэйн.

А альбом ведь называется "Roomination" — это и о руминации, и о "room-in-nation", поколении людей, которые живут в комнатах, предпочитая интернет тому, что за окном.

Могу процитировать Гришину строчку: "Душа компании, но загоняюсь один в комнате".

Удивительная роль Ника Оффермана и самая обсуждаемая серия.
Поможет ли ему карате, реально ли научиться боксу за месяц и сколько концертов нужно дать, чтобы заработать, как в одном бою
Транспортные новости: Шаман едет в поезде, а Конора сбила машина.