Новости

"Кирилла канонизировали. Думаю, даже к Цою не было такого отношения" — отец Децла дал интервью Esquire

Первое интервью Александра Толмацкого после смерти сына.

Александр Толмацкий дал интервью Сергею Минаеву для журнала Esquire. Он рассказал о причине смерти сына, обстоятельствах, при которых узнал о его смерти, отношениях с внуком Тони и женой Децла и разговоре с Бастой.



О том, как узнал о смерти сына:

Ира звонит ночью, говорит: "Кирилла больше нет". Я спрашиваю: "Где менеджер его, кто с ним?" Она отвечает: "С ним никого нет". Я говорю: "Как так нет?" А она: "У него есть какой-то директор". Я спрашиваю: "Где директор?" Она говорит: "На Дальнем Востоке". — "Как на Дальнем Востоке? Почему он с ним не поехал?" Скидывает мне телефон этого парня, по‑моему, его зовут Павел. Говорит: "И вот еще один телефон. Мне позвонил следователь и сказал, что этот человек позвал их на день рождения в клуб. Его зовут Никита.

Я звоню этому Никите, спрашиваю, что случилось. Он мне рассказывает: Кирилл выпил кофе, ему стало плохо, дали обезболивающее, потом приехала скорая, но спасти не удалось. Ира дала мне телефон следователя. Я ему звоню: "Расскажите, что случилось". Он отвечает: "Вроде бы сердце". Я говорю: "Как быть, где его вещи?" — "Вещи у меня". — "Как его привезти?" Он говорит: "Давайте утром созвонимся, будем думать, как это сделать". Я думаю: "Надо мне у кого-то узнать, как его везти оттуда, как быть". Мне становится плохо, вызывают неотложку.



О причине смерти Децла:

Ирина ассказала, что у Кирилла было уже что-то похожее, он приехал из Питера с гастролей, сказал, что ему там стало плохо, была испарина, чуть не потерял сознание. Наверное, у него был микроинсульт. Он жаловался все время на левую половину — на ногу, на руку, на плечо. Я говорю: "Почему в больницу-то не отправили?" А сам понимаю: ну какие больницы, мне бы в 35 лет в больницу сказали пойти, я таблетку бы выпил и забыл. Спустя 30 дней поставили диагноз. Он умер от сердца. Наркотиков не было, он был абсолютно чист. Это официальная версия. Я отправил приятелю, тот переслал профессору, который расшифровал. Начиная отсюда, почитай — это на русский переведено.



Об отношениях Децла с женой:

У него была депрессия. Новый год он встречал у Иры, потому что в очередной раз поссорился с Юлей. Как я узнал из разговоров с Ирой, это бывало регулярно. Она измотала ему всю нервную систему, шантажировала его ребенком. Юля писала Ире гадости неоднократно. У Иры мягкий характер, она все время прощала ей это, а Кирилл любил мать, был ее на стороне. Последний Новый год он встретил у мамы. С сыном. Юля их выгнала из дома с сыном.

Как я понял, он пытался от нее уйти, но боялся почему-то. Видимо, в последнее время он пытался со мной найти какой-то контакт, искал посредников. Я думаю, он не мог от нее уйти, потому что, если бы он это сделал, он должен был бы признать, что все, что он говорил в мой адрес, было ошибкой, а он ошибки признать не мог. Вот такой. Мне тоже сложно признавать свои ошибки.

Кирилл не записан как отец своего сына. Я спросил у Юли, почему так получилось, она ответила, что они рожали в Питере, в ванне у каких-то друзей, и, когда пошли в загс, его записали как свидетеля рождения". Я сказал Юле, что надо вписать Кирилла в свидетельство о рождении сразу после похорон. И после этого много раз ей звонил, просил открыть счет ей и Тони, уговаривал поехать со мной к адвокату, чтобы она могла записать Кирилла как отца Тони. Кирилл не хотел на ней жениться. Я теперь понимаю почему. Но родился ребенок. Кирилл его воспитывал, Тони был все время с ним. Кирилл готовил, убирал, отвозил его в школу. И при этом не был записан отцом.



Об отношениях с внуком:

Начал ли общаться с внуком? Да, если можно так сказать. Каким-то образом мне дали его на два дня. Я поехал к Ире, забрал его. Ему тут понравилось, он не хотел уезжать. Нашел общий язык с моими детьми, им классно вместе было. Играли в компьютер, куда-то мы ездили на батут. И к концу второго дня я отвез его обратно, к бабушке.

Тони оказался хорошим парнем, коммуникабельным. Я его отвожу обратно к Ире. Потом звоню и спрашиваю: "Что он сказал-то? Понравилось ему?" Она отвечает: "Он сказал: "Почему мне не давали с дедом общаться столько лет? И дети хорошие, и Аня неплохая". И, наверное, то же самое сказал матери, вернувшись домой. Он еще раз хотел сюда приехать на 23 Февраля. Я позвонил ему накануне, и он говорит: "Я не приеду. Ты маме больше не звони и мне не звони, я сам, когда надо будет, позвоню". Я говорю: "Хорошо, ты знаешь мой телефон, адрес, приезжай в любое время". Он не приехал, а потом мне Ира присылает ссылку из интернета, что Рома Супер собирает деньги на съемку фильма о Кирилле. Я посмотрел эту ссылку, изучил Ромины интервью.

Я слышал имя Рома Супер, видел какие-то его работы, я знал, что он хороший журналист. И после того как я изучил, чем он занимается, я сделал у себя на страничке перепост и написал: "Надеюсь, Рома снимет хороший фильм". Это было утром. Вечером мне звонит Тони и кричит: "У нас нет денег, а какой-то негодяй собирает деньги нашей семьи, почему ты ему разрешил это?". Я сказал Тони, что посмотрел интервью, которое Супер брал у папы, это хорошее интервью. Тони говорит: "Не было никакого интервью, Супер не знал папу!" И бросает трубку. После этого у Тони на страничке в инстаграме появляется отвратительный пост, позорящий меня и семью. Пост, где он пишет, что Кирилл был недоволен Ромой Супером, что Рома негодяй и я тоже негодяй, потому что дал ему разрешение. И вообще мы мошенники.

В тот момент я ему сказал: "Тони, пойми: чем больше будет интервью, информации о твоем отце, моем сыне, тем лучше. Чем больше людей будут петь его песни, приходить на концерты, с ним связанные, тем лучше для нас всех". Он бросает трубку. После этого появляется еще один пост, еще гаже. Я пытаюсь дозвониться Юле, но Юля и Тони уехали в Крым. Я нашел ее брата, сказал: "Очень прошу, пусть Юля уберет эту гадость из инстаграма ребенка, ни к чему хорошему это не приведет". После этого она написала следующий пост: "Отец Кирилла объявил мне войну". Еще написала, что ей не дали доверенность, чтобы она поехала в Ижевск за телом Кирилла, что ее не пустили в морг, когда Кирилла привезли в Москву. Но она ни разу не подошла ни к кому, ничего не просила и ни в чем не участвовала, хотя жена должна была хоть как-то участвовать в похоронах. Следующий пост был, что мы хотим отобрать у нее сына.



О том, почему сорвался концерт в память о Децле:

Я хотел сделать концерт в память о Кирилле. У него есть трек "1033″, который он делал с группой Animal ДжаZ. Прекрасная группа, он с ними работал все время. Он общался с гитаристом Женей. Случайно в интернете под каким-то постом я увидел то ли комментарий, то ли лайк Андрея Клюкина. Клюкин — это "Дикая мята", самый главный человек на этом фестивале. Я позвонил ему: "Тебе интересно сделать такой концерт на "Дикой мяте"? Он отвечает: "Да, безусловно". Мы думали, кто может участвовать. Я говорю: "У Кирилла были хорошие треки с Грин Греем, прекрасный концерт с Animal ДжаZ. Клюкин говорит: "Я хорошо знаю Animal ДжаZ, у них отработанная программа, давай ее возьмем и подвяжем туда всех друзей Кирилла, которые исполняли его песни". "Мои слезы, моя печаль" они делали с группой "Мэd Doг". Позвонил мэддоговцам — они тоже согласились. Грин Грей был готов прилететь с Украины. Я всем позвонил, не услышал ни одного отказа. Более того, Яценко (Андрей Яценко — участник группы Green Grey. — Esquire) мне прислал неизданные треки, которые я не слышал никогда. И вот Клюкин поговорил с группой.

Он позвонил этому Жене, Женя сказал, что на 40 дней поехал к Юле и после разговора с ней, видимо, слился и принял решение не участвовать. И так рассыпается вся история с концертом в память о Кирилле. Я нахожу Женин телефон. Звоню, трубку не поднимают. Он мне пишет: "Здравствуйте, пишите смс". Я пишу: "Евгений, это отец Кирилла, я хочу с вами поговорить, перезвоните мне". Женя на связь не выходит. Я нахожу директора группы. Его зовут Александр Заранкин. Он поднимает трубку: "Только что приземлились в Иркутске". Я спрашиваю: "Жени с вами нет?" Он отвечает: "Нет, они другим составом". Я прошу: "Это отец Кирилла, передайте Жене, что мне необходимо с ним побеседовать". Он отвечает: "Женя вам перезвонит". И тишина. Евгений Ряховский — человек, который не может поговорить с отцом своего покойного друга. Просто игнорирует. Я думаю, что он поступил как подлец и не должен быть рукопожатным после таких действий.



О похоронах и соболезнованиях:

Вообще, на похоронах было очень много народа. Знаешь, толпы идут на могилу до сих пор. Фанаты. Кирилла канонизировали. Думаю, даже к Цою не было такого отношения, как к Кириллу после смерти. Что самое удивительное, одним из первых мне написал Баста. Выразил соболезнования. Я был удивлен. Для меня это поступок. Мог и не писать. Ты же помнишь, что они поссорились с Кириллом публично. Тимати мне ничего не написал.

Тимати? Говорят, он где-то что-то написал, но на похоронах не был.



О последнем разговоре с сыном:

Года три назад он очень плохо со мной поговорил в последний раз. Я решил, что, наверное, надо дождаться, когда он сам захочет разговаривать, когда все-таки повзрослеет. До этого я постоянно пытался найти с ним общий язык. Обижался, не звонил, потом опять звонил. Знаешь, больше всего меня теперь угнетают две вещи. То, что с Тони происходит то же самое, что происходило с Кириллом. Юля его зомбирует. Она заблокировала меня во всех соцсетях, принадлежащих моему сыну. А теперь не дает мне общаться с внуком. И меня мучает то, что действительно надо умереть, чтобы на тебя обратили внимание. Чтобы заметили, какой ты был гениальный. Как, собственно говоря, сейчас происходит вокруг имени моего сына.




Все из-за того, что он не вернул Некоглаю долг в 5,5 миллионов рублей.
Forbes выяснил, как изменилась аудитория популярных российских комиков после 24 февраля.
Артисты прощаются с Сашей Скулом и обсуждают новый альбом Дрейка — и секс втроем.